Actions

Work Header

Таинственный ларец с чудесами by epeeblade

Chapter Text

Соленый воздух Дженсен почувствовал, едва они с Джеффом сошли с шаттла. Мила прижалась к его боку, и он запустил пальцы в ее шерсть, чтоб успокоить. Возможно, она хотела защитить его от остальных пассажиров, поскольку генетическое усовершенствование сделало ее проницательнее обычной собаки.

Взяв Дженсена за руку, Джефф повел его через толпу. Весь день вокруг было шумно – разговоры, смех. На Атлантической базе и раньше кипела жизнь, но сейчас, когда волна галактической войны покатилась в обратном направлении, особенно.

Четырнадцать лет назад он ступил сюда зеленым новобранцем Секс-корпуса. Роковое последнее задание оставило его слепым калекой, едва сохранившим здравый рассудок. Джаред забрал его и вернул домой в Техас, чтобы вылечить, и именно там Джефф его, Дженсена, и нашел.

– Все нормально? – спросил Джефф, понизив голос. Он был так близко, что Дженсен уловил его собственный уникальный запах – что-то сильное и мощное, что просто кричало о Джеффе. Это его успокоило, уняло подступавшую панику.

Дженсен приспособился к своей слепоте – пришлось – но только пока находился в хорошо знакомом месте, таком как ранчо. Здесь же его окружало бесконечное пустое пространство, и он не мог представить свое месторасположение. Он прикоснулся к устройству за ухом. Если бы он действительно включил его, то получил бы словесное описание места, но эти описания чаще раздражали, чем приносили пользу.

– Да, – ответил Дженсен, хотя Джефф чертовски хорошо знал, когда он не совсем честен. – Прошло много времени.

Джефф вел его дальше, и Дженсен выключил устройство. Джеффу он доверял больше, чем технике.

– Для меня не так уж много. Феррис не обрадуется, увидев меня.

– Да она будет в восторге, узнав, что ты даешь ей именно то, что она хочет, – Дженсену по-прежнему не нравился план. Военные хотели, чтоб Джефф привез Дженсена, хотели заставить его вернуться в строй и отправиться в Гармонию.

Гармония. От одной только мысли о городе сердце начинало биться быстрее. На той планете они с Джеффом нашли друг друга, хотя все начиналось как очередное задание. Он был экспертом, направляющим Джеффа в обществе со строго определенными ролями доминанта и сабмиссива. Но к завершению операции игра стала реальностью.

– Дженсен, ты хотел вернуться.

Конечно, хотел. Его повреждения снова возвращались – спасибо генной инженерии пытавшего его ублюдка. Гармония – единственное место с достаточно развитыми технологиями, дававшими ему шанс на исцеление.

– Но это не значит, что я хочу сделать это на их условиях.

Джефф рассмеялся.

– Нет. Может, корабли и топливо будут их, но правила – наши.

Дженсен не сдержал улыбки. Джефф всегда точно знал, что сказать. Тем не менее потребовалось некоторое время, прежде чем Дженсен снова впустил его в свою жизнь. Так много времени было потеряно из-за последнего задания, после которого он остался покалеченным, а Джефф тогда подумал, что Дженсен убит. После того как Джефф приехал, Дженсен отталкивал его, стыдясь своего искалеченного тела. Тот отказался сдаваться, и вот теперь они здесь.

Готов ли он вернуться в Гармонию? После плена и пыток у конфедератов Дженсен избегал сексуальных контактов. Это внезапное отвращение застало его врасплох, ведь в течение всей своей службы по приказу Объединенных планет он позволял использовать свое тело всем, на кого указывали. Дженсен гордился своими навыками и способностью использовать свою чувственность против врагов. Джефф снова пробудил в нем желания, и Дженсен испытывал чувство облегчения: он не утратил своей сущности, своего стержня.

Но в Гармонии он снова станет сабом Джеффа. Они провели пару сессий в спальне, и Джефф втемяшил себе в голову, что быть домом Дженсена подразумевает ответственность за него и вне спальни. В Гармонии они так и будут жить, и Дженсен проведет больше времени на коленях, чем стоя. В свое время он там чувствовал себя как в святилище, в месте, где мог быть самим собой – прирожденным сабмиссивом, каковым являлся. Сейчас он боялся, что слишком сломлен, чтобы стать сабом снова.

– Эклз и Морган к генералу Феррис, – представил их Джефф, как только они вошли в административное здание. У них назначена встреча. Дженсен был не настолько глуп, чтобы заявиться к Феррис без предупреждения.

– Конечно, сэр. Пожалуйста, проходите. Я сообщу ей, что вы здесь, – голос адъютанта звучал знакомо.

Дженсен не сразу его вспомнил, по правде говоря, тогда, одурманенный болеутоляющим,  он был не совсем в себе.

– Кадет Гилленхаал? Это вы? – он повозился с устройством за ухом, наконец, включив его.

– Теперь лейтенант Гилленхаал.

Дженсен никогда не видел брата сержанта Гилленхаал, так что представлял себе Джейка более мужественной версией сестры. Он велел устройству отметить имя и лицо на будущее и улыбнулся молодому человеку. – Чем занимаетесь?

Гилленхаала готовили для Секс-корпуса, но после захвата Дженсена и обнародования пыток, Объединенные планеты отозвали всех скобов – солдат Секс-корпуса – с заданий.

– Мы все на Земле. Некоторых перевели в другие подразделения, но я думаю, что на самом деле они не знают, что с нами делать, – Джейк говорил раздраженно. Дженсен не винил его – парня обучали не для работы в приемной.

– Вы всегда можете перевестись в космические войска, – сказал Джефф. – Нам в Проекте освоения нужны толковые новобранцы.

Дженсен слегка напрягся. Джефф сказал “нам” – называется, вышел в отставку!

– Возьму на заметку, сэр.

Они попрощались и направились на встречу с генералом. Не хотелось опоздать. Чем выше поднимался лифт, тем сильнее затылок стискивало напряжение. Во время обучения Феррис была наставницей Дженсена. Она много для него значила. До сих пор.

– Здравствуй, Дженсен. Приятно видеть тебя снова, – раздался  ее голос, и Дженсен испытал странное чувство возвращения домой. Она практически заменила ему родителей, которых он потерял. Пусть в Секс-корпусе были и другие люди, которых он воспринимал как семью, но именно Сэм Феррис играла роль матери и наставницы.

– Хотел бы я сказать то же самое, – он коснулся виска, чтобы она поняла шутку.

У нее перехватило дыхание, настолько громко, что Дженсен услышал. Он вовсе не хотел ее расстраивать. Почему все так сложно?

 

* * *

 

Казалось, генерал Феррис была искренне рада видеть Дженсена. Однако, когда ее взгляд упал на Джеффа, ее глаза сузились, и она едва взглянула на него. Джефф это проигнорировал. В последний его визит они расстались не лучшим образом. Черт, она, похоже, еще и расстроена тем, что он привез Дженсена.

Мила проводила Дженсена к свободному стулу рядом с Джеффом и села у ног, словно защищая. Да, покупка собаки оказалась чертовски хорошей идеей. Она успокаивала Дженсена, обеспечивала дополнительную поддержку во время приступов паники. Прямо сейчас Дженсен сидел прямо, но руки, лежавшие на коленях, были скрючены, словно болели. Когда все закончится, Джефф пообещал себе, что помассирует каждую ладонь, поцелует и прижмется к шрамам, оставшимся после того, как ладони Дженсена пронзали и пришпиливали к полу.

Внутри все еще бурлила ярость при мысли о том, что сотворили с Дженсеном. В Конфедерации любили пытки ради пыток, а Дженсен был политическим заключенным, и ублюдки наслаждались, пытаясь его сломать. Но несмотря ни на что, его Дженсена не сломили. Он сбежал, попутно убив императора Конфедерации, и спас Объединенные планеты – конфедераты теперь боролись друг с другом за трон.

Тем не менее Джефф не мог полностью избавиться от чувства вины, что подкрадывалось по ночам. Дженсен там был один, и Джефф не мог ничего поделать. Он был беспомощен, так же как и четыре года назад, когда потерял жену.

– Джефф рассказал, что на планете 328 желают нашего возвращения, – подавшись вперед, заговорил Дженсен.

Феррис взяла стилус и рассеянно постучала им по безупречному столу.

– После отзыва всех скобов замена, произведенная космофлотом, не совсем отвечала требованиям, – она вздохнула. – Капитан Белл вернулась и попыталась сгладить углы, но даже это едва ли их обрадовало.

– Они придирчивы в этом отношении, – Джефф это очень хорошо помнил.

– Мы готовы вернуться на Триста двадцать восьмую, – очень серьезно сообщил Дженсен, – но на наших условиях.

Феррис посмотрела прямиком на Джеффа, словно во всем виноват был он.

– О? Какие условия?

– Ни он, ни я не поступим на сверхсрочную службу. Если мы нужны Объединенным планетам, мы отправимся вольнонаемными контрактниками. Прецеденты есть.

 Дженсен был прав: в команде Проекта освоения дальнего космоса работали гражданские. И они не были связаны неизбежными военными уставами.

– Думаю, нам это подойдет, – она скользнула пальцами по столешнице, подтягивая голо-экран. – Но я должна получить разрешение своего начальства.

Дженсен кивнул. Иного они и не ожидали. Джефф мог лишь предполагать, что взамен Объединенные планеты захотят некоторых уступок.

– Ходж сейчас на базе?

Феррис выглядела удивленной.

– Да.

– Я бы хотел с ним встретиться. Нужно узнать, в каком состоянии он оставил Гармонию.

– Я велю Гилленхаалу посмотреть, доступен ли он сейчас. Если вы летите, мы хотели бы отправить корабль как можно быстрее, – теперь Феррис выглядела такой же решительной, как Дженсен.

Джефф надеялся, что затея не ужасна. Не возвращение в Гармонию – он желал туда вернуться всеми фибрами души. Если была возможность исцелить Дженсена их продвинутыми технологиями, Джефф ухватится за нее. Чего он боялся, так это цены, которую затребуют Объединенные планеты, чтобы исцеление произошло.

 

* * *

 

Джефф не видел Ходжа почти два года, и все же он помнил, что бывший скоб не выглядел таким суровым и лощеным. Алдис Ходж был в цветах Космофлота: широкие плечи обтягивала форменная рубашка. Входя в конференц-зал, который им выделила Феррис, он выглядел напряженным.

– Командор, майор, – Ходж вытянулся во фрунт.

– Вольно, солдат, – улыбнулся Джефф, но Ходж не поменял позы. – Сядьте, наконец, Ходж. Разговор будет долгим.

Стоическое выражение на лице Ходжа дрогнуло. Он сел напротив Джеффа и Дженсена.

– Эклз, рад видеть тебя снова.

Дженсен улыбнулся.

– Мне все это говорят. Не привык быть знаменитостью.

Лицо Дженсена дважды мелькало в новостях. Первый раз, когда Кофедерация прислала видео с военнопленными, и второй, когда он вернулся героем. Но Джаред спрятал Дженсена от общественности, чтоб тот мог лечить свои ранения. Потому-то Джеффу и пришлось так долго искать его.

Ходж чуточку осел на стуле.

– Старик, мы все поддерживаем тебя. В Гармонии чуть бунт не устроили.

– Бунт? – переспросил Дженсен.

Джефф впился пальцами в жесткую древесину сидения. Он помнил все как сейчас: полные обвинения взгляды, требующие что-то предпринять.

– Когда мы впервые увидели кадры, где ты в плену, Хэнк и остальные попытались начать спасательную операцию.

Дженсен прикусил губу.

– Но к тому времени как запись дошла до вас, наверное, прошло уже несколько месяцев.

– И мы ни черта не могли сделать, – Ходж снова выпрямился, демонстрируя идеальную военную выправку, столь чуждую ему. – Каждый скоб думал: “На его месте мог быть я”.

Дженсен понурил голову. Джефф знал, что он вспоминает своего друга Майка, убитого во время записи, и двадцать семь остальных скобов, погибших от рук похитителей. Он ободряюще сжал бедро Дженсена.

– Ну, теперь это неважно, верно? Скобы больше не занимаются оперативной работой, – вздохнул Дженсен.

– Да, – согласился Ходж. Он потянул за воротник рубашки, словно тот мешал ему. – Я прошел переподготовку для космических войск.

Это объясняло его подчеркнутое внимание к осанке.

– Наверняка это нелегко.

Ходжу пришлось столкнуться с неприятием и дедовщиной. Джефф сам был из космофлота и знал, как глубоко укоренилось там предубеждение против скобов.

Ходж пожал плечами. Джефф понял, что у того был небольшой выбор. Даже если он и хотел что-то сказать или пожаловаться, то не мог. Не на базе, где все утыкано камерами слежения. Так что он оказался вынужден проглотить горькую пилюлю, как хороший солдат.

– Алдис, – Дженсен удивил их, впервые обратившись к тому по имени. – Что происходило на Гармонии, перед твоим отъездом? Почему королева хочет нашего с Джеффом возвращения?

– Помимо того, что вас там все любят? Черт, старик, да ты там звезда, – ухмыльнулся Алдис. – Вы серьезно собираетесь вернуться на Планету кинков?

Джефф закашлялся, чтобы скрыть рвущийся из груди смех. Очень точное описание планеты 328.

– Мы надеемся, их технологии помогут исцелить Дженсена.

Ходж стал очень серьезным.

– Если их технологии способны на такое – ну, это то, что очень, очень интересует Объединенные планеты. Очень интересует, – он пошевелил бровями, и Джефф понял неозвученное сообщение.

Интерес правительства к инопланетным технологиям, создавшим город Гармонию, не вызывал сомнений. Война с Конфедерацией затянулась до предела, и заполучить  какое-то продвинутое оружие – единственный способ переломить ее ход. Но сейчас Конфедерация вряд ли в состоянии дать отпор, пока четыре оставшихся наследника не прекратят воевать друг с другом и не объединят силы.

Новые военные технологии, столь желанные в данный момент, позволили бы Объединенным планетам истребить оставшиеся войска Конфедерации.

– Не сомневаюсь, – согласился Джефф, кивком показывая, что понял. Насколько требования командования повлияли на миссию Ходжа?

– Так что да, мы вернемся, – Дженсен, казалось, смотрел прямо на Ходжа. – Нам о чем-нибудь стоит знать? Как Кристен удалось остаться?

Кристен Белл была партнершей Ходжа – ее тоже должны были отозвать. Джефф пожалел, что не обратил на все это внимания еще тогда, когда был там, но он избегал Гармонии и, чтобы не думать о Дженсене и о том, что они обрели вместе, целиком погрузился в Проект освоения – поиск новых планет со старыми колониями.

 – Белл отозвали, как и меня. Мы не проделали еще и половины пути, когда база в панике вызвала корабль. Их люди не справились, – Ходж покачал головой. В космофлоте не было компетентных специалистов, способных разобраться в уникальных особенностях Гармонии. Если бы не Дженсен, Джефф до сих пор пребывал бы в неведении о том, как устроено сообщество доминантов-сабмиссивов. – Командование позволило вернуться только одному из нас. Я решил, что притворяться домом легче, чем сабом. Ей назначили в пару офицера космофлота по имени Хартли.

– Блядь, – выругался Дженсен себе под нос. У него и Джастина Хартли были трения во время учебы в Академии. Джеффу даже пришлось убрать Хартли от Дженсена, когда они столкнулись на “Меркурии”.

– Послушайте, – Ходж подался вперед, сцепив руки, – когда мы покидали Гармонию, там было много политического дерьма. Могу выслать свои отчеты на твой комм-код – как только получите допуск.

– Пожалуй, так будет лучше, – согласился Джефф. – Нам надо успеть на шаттл до Техаса.

Он беспокоился о Дженсене: день был долгим, а им еще предстояли поездки. После рецидива Джефф взял на себя обязанность следить, чтобы Дженсен заботился о себе – принимал лекарства и не переутомлялся. Время возвращаться домой.