Actions

Work Header

Полубоги и простые смертные

Work Text:

 

«Бесславное поражение!»

Несколько долгих секунд Тополиный Берег (в миру известный как Ши Вейшенг) потрясенно таращился на экран, затем разлогинился и выдернул игровую карту из ридера.

Все было кончено.

Все было кончено: он больше не мог войти в «Славу» – ни как Тополиный берег, ни как Лезвие, слышащее Облако. За неполную минуту на Арене он лишился всего – хорошей прокачки, высоких уровней, сильного снаряжения, амбиций и даже, возможно, будущего в качестве гильдлидера.

И виноват в этом был… Ши Вейшенг обхватил голову руками. Вокруг царил обычный для интернет-кафе шум – кликанье мышей, стук клавиатуры, негромкое бормотание посетителей. Ши Вейшенг привычно пропускал их мимо ушей: честность в нем боролась с самолюбием.

Винить в своем поражении Мрачного лорда Ши Вейшенг не мог – это было все равно что винить за разрушение стихию. Винить себя он отказывался. Путем нехитрых размышлений выходило, что виноват кто-то еще, кто-то третий.

«Синий мост весеннего снега! – Ши Вейшенг гневно сжал кулаки. – Это все твоя вина!»

Определенная логика в этом и вправду была: если бы Синий мост весеннего снега не бегал от него и вышел на Арену, как мужик, Ши Вейшенгу не пришлось бы доказывать, что он может поставить Мрачного лорда на место, а потому куда лучше, чем Синий мост, который сделать этого не в состоянии – хотя имеет наглость называть себя гильдлидером.

Да, Ши Вейшенг кивнул, вот именно. Во всем виноват Синий мост.

Следующие несколько недель он провел, клокоча от бессильной ярости. Игровая карта Тополиного берега лежала у него в кармане, и он не расставался с ней ни на миг. По ночам Ши Вейшенгу снилось, что он снова играет в «Славу», играет – и побеждает.

К концу четвертой недели Ши Вейшенг с ужасом осознал, что больше так не может. Ему необходимо было стать Тополиным берегом еще хотя бы раз, необходимо было почувствовать всеобщие восторг и восхищение. Он жаждал услышать: «Тополиный берег, ты просто невероятный эксперт!»

Войти в «Славу» по-прежнему было немыслимо, но выход из ситуации все же нашелся.

– Называй меня Тополиный берег, – велел Ши Вейшенг Ду Дандан, легкомысленной красотке, которую он подцепил в университетской столовке.

Девушки у Ши Вейшенга уже были, обращаться со своим нефритовым стержнем он умел, а потому не без оснований ожидал в конце вечера услышать от своей партнерши заветное: «Тополиный берег, ты просто невероятный эксперт!»

Реальность… не вполне ответила его ожиданиям.

Когда все было кончено, и они с Ду Дандан, уставшие и потные, рухнули на кровать, Ши Вейшенга хватило лишь на то, чтобы бессильно выдохнуть:

– Ду Дандан, ты просто невероятный эксперт.

– Знаю, – та облизнулась, словно сытая кошка. – Называй меня Хуа Мулан.

– Ты играешь в «Славу»? – удивился Ши Вейшенг.

– Нет. Предпочитаю другие игры.

Познавая с Ду Дандан давно забытое искусство периода Северной Вэй, Ши Вейшенг на какое-то время совершенно позабыл о «Славе», но затем она бросила его ради студента-литератора, писавшего диплом по «Подстилке из плоти», и Ши Вейшенг опять начал думать о мести.

Так просто вернуться в «Славу» было нельзя: его разгромное поражение все еще обсуждали на форумах, и кто-нибудь обязательно узнал бы его даже с новым аккаунтом. Нет, Ши Вейшенг собирался поступить куда осмотрительней и тоньше: он хотел дождаться открытия нового сервера и тогда уже триумфально вернуться, прикинувшись новичком, который до этого ни разу не играл в «Славу».

План был хорош и требовал только времени и терпения. Первого у Ши Вейшенга было в избытке, второе он собирался тщательно в себе воспитывать.

Купив настенный календарь, он тщательно обвел в кружок дату запуска «Славы» и день за месяц до этого – когда планировал начать серьезную подготовку к своему победному возвращению. Ему казалось, что год – это много, и поначалу так оно и было. Дни тянулись медленно, словно жвачка, и Ши Вейшенг буквально силой заставлял себя заниматься учебой и не слишком обременительной подработкой в ресторанчике. Потом стало легче. Он понемногу притерпелся, привык, к тому же, реальная жизнь оказалась куда интереснее, чем ему помнилось. В ней были еда, прогулки, фильмы и девушки, хоть и не такие искушенные, как Ду Дандан.

Иногда, по ночам, он таращился в потолок и малодушно думал: а может, ну его? Однако затем ему вспоминался Синий мост весеннего снега, и Ши Вейшенг укреплялся сердцем и начинал снова торопить дни.

Ровно за месяц до открытия одиннадцатого сервера он перечеркнул кружок с первой датой, удалил из списка контактов номера всех знакомых девушек, уволился из ресторанчика и впервые за долгое время зашел на форум «Славы». С первых же страниц он окунулся в обсуждения рейдов, подборки самых зрелищных пк, рейтинг экспертов по классам, прогнозы на новый сервер и обсуждение ключевых событий на старых.

С форумов Ши Вейшенг ушел уже под утро. Когда он сворачивал окно браузера, руки у него тряслись счастливой мелкой дрожью.

«Как будто и не уходил», – подумал он пьяно.

Следующие три недели Ши Вейшенг читал гайды и смотрел запись последнего сезона Лиги. Когда до запуска одиннадцатого сервера оставались считанные дни, он приступил к самому главному – выбору будущего ника.

Изобретать велосипед Ши Вейшенг не стал, а потому поступил, как и большая часть игроков в «Славу» – прибегнул к помощи поэтических антологий. В прошлый раз он погнался за утонченностью и стал Тополиным берегом, однако на этот раз ему хотелось чего-то с подтекстом. Все все, конечно, поймут, но приличия будут соблюдены.

Первый десяток поэтических сборников Ши Вейшенга ничем не порадовал, но потом он случайно открыл томик Ли Бо, и это было именно то, что нужно.

Подымаю меч

И рублю поток,

Но течет он,

Быстр и глубок.

Подымаю кубок,

И пью до дна,

А тоска

Все так же сильна.

Первые две строчки звучали достаточно прозрачно для любого, кто знал о ссылке Синего моста весеннего снега на десятый сервер. Ши Вейшенг шептал их, словно мантру, до самого открытия одиннадцатого сервера.

Персонажа он создал за считанные секунды: ник был продуман заранее, внешность – один в один списана с Ху Гэ, не так давно признанного по версии «Соху» самым красивым мужчиной в мире. Ши Вейшенг чувствовал себя готовым погрузиться в игру.

Первые уровни – и первые квесты – живо напомнили ему, почему он так любил высокие уровни, на которых не было всей этой надоедливой херни. У нпс, выдающих игровые задания, было просто не протолкнуться.

– ПКПКПКПКПКПКПК! – не выдержал наконец Ши Вейшенг, когда какой-то лощеный красавец оттолкнул его и украл низкоуровневого монстра. Над головой у красавца плыл ник «Лазурный поток».

Ши Вейшенг тупо уставился на экран. Нет, подумал он, таких совпадений просто не бывает.

– Гляди-ка, гильдлидер, – умилился один из товарищей Лазурного потока, и Ши Вейшенг вдруг осознал, что никаким совпадением тут и не пахнет: товарища звали Привязанная лодка. Этим засранцам хватило наглости оставить ники с десятого сервера. Ники, под которыми они позорили их гильдию. – Прямо как Хуан Шао. Фанат, наверное. Ты за какой класс хочешь играть? – спросил он у Ши Вейшенга.

– Настоящие мужики играют только мастером меча, – презрительно сплюнул Ши Вейшенг. Выкуси! Привязанная лодка был клериком.

– И впрямь фанат, – добродушно продолжал Привязанная лодка, как будто не слыша оскорблений Ши Вейшенга. – Ты в «Славу»-то давно играешь?

Самое время было вспомнить про свой план триумфального возвращения.

– Восемь часов, – соврал Ши Вейшенг. – Легче легкого. Только народу много.

– Новичок, – сказал Лодка Потоку. Клокоча от злости, Ши Вейшенг отметил про себя, что пока они с Лодкой болтали, Поток прикончил украденного монстра и увел еще двоих. – Совсем зеленый и не очень умный.

– Рискнешь повторить свои слова на Арене?! – вскинулся Ши Вейшенг.

– Какая Арена? – в словах Привязанной лодки сквозила жалость. – Ты еще даже ни одного навыка не выучил.

По щекам Ши Вейшенга заструились слезы. Высокие уровни! Ему отчаянно не хватало родного, прокачанного до 70 уровня персонажа.

– Гильдлидер, а давай его оставим? – предложил Привязанная лодка.

– Можно, – сказал Лазурный поток, снова примеряясь к чужому монстру.

– Что, вот так просто?! – возмутился Ши Вейшенг. – А вдруг я шпион?!

– Чей? – спросил Поток, ткнув чужого монстра прямо в глаз. Для элементарного навыка, который нельзя было назвать даже низкоуровневым, его удар наносил необъяснимо много урона.

– «Травяного сада», например, – промямлил Ши Вейшенг. Только сейчас до него вдруг дошло, что если он и дальше хочет стать одним из Пяти великих экспертов «Синего ручья», для начала ему нужно вступить в гильдию – шанс, который он только что благополучно похерил.

– Ага, – сказал Лазурный поток. – Сейчас, погоди. Семя подорожника! – написал он в мировой чат. – Я только что раскрыл твоего шпиона.

Ши Вейшенг пролил кофе. Что?!

– Вот же ты засранец! – отозвался Семя подорожника. – Кого?

– Сам знаешь.

– Я не шпион, – Ши Вейшенг едва не начал кашлять кровью.

– Знаю, – сказал Лазурный поток. – Но получилось все равно хорошо.

– Мы тоже раскрыли вашего шпиона! – продолжал между тем в мировом чате Семя подорожника. – Что, съел?!

– Это не наш, – отозвался Поток. – Это Холодной ночи. Мы к вам своих еще не засылали.

– Лазурный поток! – тут же появился в мировом чате Холодная ночь. – Ты что, совсем берегов не видишь?!

Не обращая ни малейшего внимания на чат, Лазурный поток прикончил монстра – и получил новый уровень. Тополиный берег скрипнул зубами: сам он был на уровень ниже.

– Ладно, – сказал Лазурный поток, – бери этого, и айда в Зеленый лес.

– Пошли, мелкий. – Привязанная лодка повернулся к «Подымаю меч и рублю поток». – Ник у тебя не очень удачный, ну да ладно, освоишься с механикой – заведешь себе твинка. Твинк – это…

– Я знаю, что такое твинк! – огрызнулся Ши Вейшенг, но все-таки двинулся следом.

– Меня будешь звать «старший». Гильдлидера – «гильдлидер» или «Большой Поток».

По щекам Ши Вейшенга снова заструились слезы.

– Как думаешь, пора? – спросил у Привязанной Лодки Поток, когда они были на полпути к Зеленому лесу.

– Да вроде бы, – отозвался Лодка.

– Ну ладно. Гайд! – всплыли в мировом чате слова Лазурного потока. – Кому нужен хороший гайд для прохождения Зеленого леса?

Ши Вейшенг выплюнул кофе. Что?!

Мировой чат тут же взорвался возбужденными криками и кучей восклицательных знаков.

– Опять эта херня?! – взвыл в чате Семя подорожника. – Опять?! Да ну нахрен!

– Нам не надо! – написал в чат Тысяча созданий, этот предатель, все еще прозябающий в «Счастье». – У нас есть гайд от бога Е Сю.

– У нас тоже, – написал в ответ Лазурный поток. В мировом чате последовал новый взрыв возбуждения. – Могу выслать гайд на почту. Гайд – и список редких материалов.

– ПВС! – тут же отозвался Семя подорожника.

– ПВС! – написал следом за ним Холодная ночь.

Ши Вейшенг едва не начал кашлять кровью: «ПВС» был символом их гильдии! Гильдии «Синего ручья»! Бессмертными словами гильдлидера Изменчивой весны. «Пойди и выеби себя». И вот теперь их так просто используют «Травяной сад» и «Амбиции тирана»?!

– Вы двое! – дрожащими от гнева руками написал Ши Вейшенг. – У вас хоть капля стыда осталась?!

– Это кто? – написал в ответ Холодная ночь.

– Не знаю его, – сказал Семя подорожника. – Пойди погуляй, мелкий.

Ши Вейшенг опять – опять! – стал кашлять кровью. Мелкий?! Пойди погуляй?! А ведь когда-то он был экспертом, чье имя звучало громко даже в Небесной сфере. Я еще вернусь, подумал он хмуро, непременно вернусь!

Теперь они были уже у самого входа в Зеленый лес. Привязанная лодка махнул Потоку и отошел к топтавшейся в стороне троице. Наверное, тоже из их «Синего ручья».

– Ну так что? – продолжал Поток в мировом чате. – Гайды?

– За сколько? – спросил Семя подорожника, и каждый его иероглиф сочился ненавистью.

– Десять волчьих шерстинок, двадцать мотков крепкого паучьего шелка, три когтя Полуночной призрачной кошки и… Тебе чего больше хочется, – спросил вдруг Поток у Ши Вейшенга, – саблю воина-скелета или мифриловый кулон?

– Саблю! – не задумываясь, ответил Ши Вейшенг.

– …и мифриловый кулон, – написал в мировой чат Лазурный поток, и Ши Вейшенг уже привычно закашлялся кровью.

– У тебя совесть есть?! – написал в ответ Семя подорожника.

– Ты игрок или барышник? – вторил Холодная ночь.

– Оплату можно позже и по частям.

– Черт с тобой. Шли свой гайд.

– Черт с тобой. И мне.

Привязанная лодка вернулся вместе с давешней троицей.

– Все? – спросил он у Лазурного потока.

– Ага. У нас есть минут… пять. Если не повезет, то три.

– Тогда погнали. – все впятером двинулись ко входу в данж.

– А я? – глупо спросил Ши Вейшенг.

– Жди нас здесь, – сказал Лодка, и они скрылись в данже.

Что происходит, недоумевал Ши Вейшенг. Что тут вообще творится?

Ответ он получил ровно через три минуты.

– ЛАЗУРНЫЙ ПОТОК! – заорал в мировом чате Семя подорожника, и почти одновременно с ним – Холодная ночь. – Сволочь! Это же гайд с форума! Из общего доступа!

– Никогда не утверждал, что он новый, – откликнулся Лазурный поток откуда-то из данжа. – Могу скостить цену… Процентов на десять.

– Да кто вообще собирается тебе платить?! – гневно написал Семя подорожника. Он наверняка добавил бы что-то еще, но тут система объявила: «Игроки Лазурный поток, Привязанная лодка, Цветочный фонарь, Грозовой отблеск, Снег на холме получают славу за первое убийство Полуночной призрачной кошки! Их имена навсегда останутся в веках».

– ЛАЗУРНЫЙ ПОТОК! – снова взорвался криками и руганью мировой чат. Крики стали только громче, когда пятнадцать минут спустя система объявила первое прохождение Зеленого леса, совершенное этими же игроками. Три-пять минут, которые «Травяной сад» и «Амбиции тирана» потратили на изучение гайда, оказались решающими.

– У тебя стыд есть? – в который уже раз написал в мировой чат Семя подорожника.

– Нет, – ответил вышедший наконец из данжа Лазурный поток. – Зато у меня есть гильдия, которой нужно управлять, и профессиональная команда, которая нуждается в новых игроках и ценных материалах.

– Сдохни! Просто сдохни! У кого их нет?! – тут же написал Холодная ночь.

– Ну что, мелкий, – сказал Привязанная лодка, когда крики в мировом чате немного утихли. – Пошли, покажем тебе данж.

– А то я его не видел, – буркнул Ши Вейшенг. – Тоже мне данж нашли, Зеленый лес… – он с вызовом посмотрел на Лазурного потока. Лазурный поток посмотрел сквозь него. А чтоб тебя, подумал Ши Вейшенг.

– То есть как это – ты его видел? – удивился Привязанная лодка. Ши Вейшенг запоздало вспомнил про свою легенду.

– Ну, я гайды читал, – буркнул он. – Много.

– А, ну если гайды… – протянул Лодка с легким презрением, как будто в гайдах отродясь не водилось ничего хорошего. Ши Вейшенг кивнул: это было правильно. По крайней мере, патриотично. Большую часть гайдов по данжам в свое время написал Е Сю.

– Гайды гайдам рознь, – сказал Лазурный поток. Они с Привязанной лодкой переглянулись и тяжко вздохнули.

– Ладно, мелкий, – сказал Привязанная лодка, – слушай сюда. Есть три основных правила прохождения данжей: слушай лидера пати, не лезь под ноги остальным и не пори горячку. Все ясно?

– Ясно, – процедил сквозь зубы Ши Вейшенг. Ему, одному из Пяти великих экспертов «Синего ручья» (пусть и неофициальному), поясняли такие элементарные вещи.

– Ясно кто?

Ши Вейшенг в который уже раз за вечер закашлял кровью. Привязанная лодка выжидающе смотрел на него. Лазурный поток стоял рядом и как будто совсем никуда не спешил. Ненавижу, подумал Ши Вейшенг горячо.

– Ясно, старший, – выдавил он наконец.

– Умница, – сказал Лодка.

– Как будем делить дроп? – спросил Ши Вейшенг. – Голубое снаряжение мне и даром не нужно.

Привязанная лодка посмотрел на него с новым интересом:

– Какие-какие, говоришь, гайды ты читал?

Уровень у Ши Вейшенга был низковат, а еще он не успел распределить очки навыков, но он скорей бы откусил себе язык, чем отказался сейчас пойти в данж. Лидером пати наверняка будет Лазурный поток, и это была идеальная – идеальная! – возможность как следует ему насолить.

План у Ши Вейшенга был простой и стопроцентный, хотя кто-нибудь другой и счел бы его безрассудным. Главным танком в пати был Цветочный фонарь, но Лазурный поток считался основным дамаг-дилером, и Ши Вейшенг собирался вылезти из кожи вон, но таки устроить ОТ. Заготовленное им оправдание должно было разнести гордость Лазурного потока в пух и прах: «Да я ничего. Делаю то, что сказали. Просто у меня урон выше, чем у тебя. Вот так-то, братишка». Последствий ОТ Ши Вейшенг не боялся: остальные игроки были опытными экспертами плюс Лодка, как бы сильно он ни бесил, был действительно хорошим клериком.

Первые несколько минут все шло как задумано. Цветочный фонарь довольно сносно контролировал агро, Привязанная лодка лечил, все остальные наносили урон. Пора, подумал Ши Вейшенг. Укол, удар, удар, удар, удар!

– ОТ! – крикнул Цветочный фонарь.

– Просто я… – начал было Ши Вейшенг.

– Да причем тут ты! – рявкнул Цветочный фонарь. – ОТ на Лазурного потока!

– Просто у меня урон выше, чем у тебя, – уклоняясь от монстров и добивая самых агрессивных, сказал Поток Цветочному фонарю. – И у тебя, – он посмотрел на «Подымаю меч и рублю поток».

За всю свою игровую жизнь Ши Вейшенг никогда еще не кашлял кровью столько, сколько за один этот вечер.

– Ладно, двигаем дальше, – сказал Лазурный поток, когда с сорвавшимися монстрами было покончено.

– Ты, – Привязанная лодка посмотрел на «Поднимаю меч и рублю поток». – Я слежу за тобой. Ты еще даже на голубое снаряжение не наработал.

По щекам Ши Вейшенга заструились слезы.

Остаток Зеленого леса они прошли без приключений, и Ши Вейшенг думал, что они тут же войдут в него снова, но Привязанная лодка лишь упер свой бесполезный бронзовый меч в землю и сказал:

– Время урока.

Ши Вейшенг моргнул. Что?

– Сейчас, – продолжал Лодка, – я поясню тебе, почему ты был совершенно бесполезен.

Следующие пятнадцать минут Ши Вейшенг безостановочно кашлял кровью.

– Все ясно? – спросил Лодка наконец.

Ши Вейшенг попытался снова напомнить себе, что да, он и вправду хочет вступить в эту гильдию. Да ну нахрен, шепнуло ему оскорбленное самолюбие, гильдий в «Славе» как грязи. Ши Вейшенг кивнул. Гильдий – как и игроков – в «Славе» и впрямь хватало, но Лазурный поток был один – и он был в «Синем ручье».

– Ясно, старший, – сказал Ши Вейшенг. На второй раз это далось ему легче.

– Хорошо. Учись на своих ошибках, слушай старших – и, может, из тебя и выйдет что-то путное.

Заведу твинка, подумал Ши Вейшенг с ненавистью, и разделаю его под орех.

Они опять вошли в Зеленый лес, и на этот раз обошлось без ОТ. Опасаясь очередной нотации, Ши Вейшенг старался не нарываться, а Лазурный поток, очевидно, уже доказал, что хотел.

Когда они вошли в Зеленый лес в третий раз, в мировом чате снова закричали:

– Гайд! Гайд! Кому-нибудь нужен годный гайд?

На этот раз кричал Тысяча созданий.

– Сразу нахуй, – тут же откликнулся Холодная ночь.

– +1! – написал следом за ним Семя подорожника.

Лидеры гильдий помельче тут же выкатили череду сообщений с «+1!»: все слишком хорошо помнили недавние гайды от Лазурного потока.

Сам Лазурный потока, однако, спросил:

– Что за гайд?

– Паучьи пещеры.

– С новой стратегией?

– Само собой.

– От боженьки поди?

– Ясное дело.

– Новая стратегия для Паучьих пещер. Что, уже успел заскучать в отставке, раз такой херней страдает?

– Ну, ты же его знаешь.

Ши Вейшенг снова закашлялся кровью: Тысяча созданий был перебежчиком и врагом! «Счастье» тоже было вражеской гильдией! Что это за задушевные беседы?! И Лазурный поток еще смеет называть себя гильдлидером?! Ши Вейшенг был уверен, что где-то там в Циндао и Пекине Семя подорожника и Холодная ночь тоже кашляют кровью.

– И сколько же ты хочешь за этот гайд? – спросил Лазурный поток.

– Цена стандартная, – ответил Тысяча созданий бодро. – Десять волчьих шерстинок, двадцать мотков крепкого паучьего шелка… ну и далее по списку.

– У тебя теперь есть, кому подарить мифриловый кулон? – хмыкнул Лазурный поток.

Тысяча созданий послал в чат смайлик с сигаретой. «Счастье» давно уже считало их чем-то вроде «ПВС» «Синего ручья», олицетворением вечно курящего бога Е Сю.

– Я был твоим гильдлидером. Может, скинешь цену хоть немного?

– Нет. Но ты можешь стать единственным покупателем гайда.

– За ту же цену?

– За ту же плюс услуга.

– Личная?

– Договоримся.

– Идет. Оплата по частям?

– Само собой. Мы же не звери.

– Давай свой гайд.

Лазурный поток поднял меч, давая знак остальным членам пати остановиться. Несколько минут он неподвижно таращился перед собой, затем опять ожил и отрывисто бросил:

– Выходим.

– Выходим из данжа?! – для Ши Вейшенга это звучало как ересь. – Что, настолько хороший гайд?

– Я почти готов накинуть Тысяче созданий сверху еще один мифриловый кулон.

Они вышли из данжа и тут же зашагали к Паучьим пещерам. Ши Вейшенг двинулся было со всеми, но Привязанная лодка быстро отправил его обратно:

– Зеленый еще. Только под ногами будешь путаться.

Это я-то?! Слезы заструились по щекам Ши Вейшенга. Делать было нечего, он вернулся в Зеленый лес и вступил в случайную пати. Игроки в ней были так себе, и уже после третьего прохождение Ши Вейшенг взял управление на себя.

– Братец «Подымаю меч», ты просто невероятный эксперт! – благополучно расправившись с Полуночной призрачной кошкой, остальные игроки принялись осыпать Ши Вейшенга восторгами. Ши Вейшенг грустно уставился в экран. Раньше слова «Ты просто невероятный эксперт!» превратили бы его день в праздник, но сейчас, когда он наконец их услышал, они его совсем не порадовали.

Играть больше не хотелось, и очередное прохождение Зеленого леса Ши Вейшенг добил на чистой усидчивости. Последний раз и в офф, решил он, и почти сразу же услышал системное объявление: «Игроки Лазурный поток, Привязанная лодка, Цветочный фонарь, Грозовой отблеск, Снег на холме получают славу за первое убийство Императора пауков! Их имена навсегда останутся в веках».

Что?! Ши Вейшенг машинально выжал на клавиатуре несколько случайных клавиш, и его персонаж дернулся и едва не снес голову товарищу по пати.

– Лидер? – с тревогой окликнул тот Ши Вейшенга.

– Все в порядке, все в порядке, – сказал Ши Вейшенг торопливо. В офф ему больше не хотелось.

Они прошли Зеленый лес еще раз, и Ши Вейшенг наконец с ног до головы обрядил своего персонажа в новенькое голубое снаряжение. Облик его вернул часть былого фатовства, но это утешение было слабым. Пока я здесь меряю шляпы, думал он мрачно, Лазурный поток вписывает свое имя в историю сервера. Возвращение Ши Вейшенга в «Славу» происходило совсем не так триумфально, как он себе представлял.

– Давайте последний раз и махнем в Паучьи пещеры, – сказал он членам пати.

Практически тут же система разразилась очередным объявлением: «Игроки Лазурный поток, Привязанная лодка, Цветочный фонарь, Грозовой отблеск, Снег на холме получают славу за первое прохождение Паучьих пещер! Их имена навсегда останутся в веках».

Ши Вейшенг машинально проверил время прохождения, и его сердце екнуло. Даже с учетом времени на убийство скрытого босса время, ушедшее у пати Лазурного потока на прохождение Паучьих пещер, было самым низким среди всех одиннадцати серверов.

– Блядь! – тут же написал в мировой чат Семя подорожника. – Что, серьезно?!

Лазурный поток отправил в ответ курящий смайлик.

– Рабочий гайд?! – продолжал разоряться Семя подорожника. – Это был нормальный, рабочий гайд?!

С первой попытки, думал Ши Вейшенг тупо. У них такое время с первой же попытки. Я должен видеть этот гайд!

Мировой чат забурлил. Горестные стенания Семени подорожника и лаконичные «+1!» Холодной ночи перемежались восхищенным аханьем обычных игроков: в первый же день нового сервера гильдия «Синего ручья» заявила о себе двумя первыми убийствам скрытых боссов и двумя первыми прохождениями данжей, пускай и низкоуровневых, но все-таки. Ши Вейшенг никогда особо не интересовался политикой гильдии на новых серверах, но на его памяти «Синий ручей» никогда еще не показывал себя так хорошо.

Узнав об этом, Изменчивая весна наверняка уронит скупое слово похвалы и даже расщедрится на смайлик. Может статься, что это будет смайлик с сердечком.

Ши Вейшенг скрипнул зубами.

– Тысяча созданий! – продолжал в мировом чате Семя подорожника. – Как ты мог продать «Синему ручью» такой годный гайд?! – Семя подорожника не был слепым и тоже видел время прохождения.

– Десять волчьих шерстинок, – начал перечислять Тысяча созданий, – двадцать мотков крепкого паучьего шелка…

– Это было первое прохождение! – возмущенно написал Семя подорожника.

– И какое первое прохождение, – заметил Лазурный поток совершенно бесстыдно. – Лучшее время среди всех одиннадцати серверов. Кстати, гильдия «Синего ручья» как раз набирает новых членов.

– Гильдия «Счастья» тоже набирает! – тут же написал Тысяча созданий. – Приходите к нам, у нас есть гайды!

– Гильдия «Травяной сад» тоже набирает, – не отставал от них Семя подорожника. – У нашей профессиональной команды новый состав и отличные шансы в плей-оффе!

– У тебя стыд есть? – укорил его тут же Лазурный поток. – Прикрываешь несостоятельность своей гильдии успехами про-команды. Кстати, у «Синего дождя» шансы в плей-оффе лучше.

– «Счастье» в этом сезоне непременно возьмет кубок! – пообещал Тысяча созданий.

На месте Семени подорожника Ши Вейшенг давно бы уже кашлял бы кровью.

– На твоем месте, старина Семя подорожника, – написал молчавший до этого Холодная ночь, – я бы уже кашлял кровью.

– На своем кровью кашляй, – огрызнулся Семя подорожника. – Вас вообще сплошной упадок ждет.

Последовавшая за этим перепалка была вялой, без огонька: гильдлидеры явно пытались переварить новый статус-кво. Статус-кво, который их совершенно не устраивал. Меня бы он тоже не устроил, подумал Ши Вейшенг.

Привязанная лодка больше ему не писал, и Ши Вейшенг с компанией отправился в Паучьи пещеры. Время их прохождения было настолько больше времени прохождения Лазурного потока, что по щекам пати Ши Вейшенга безостановочно текли слезы. Они прошли Паучьи пещеры еще раз. Разрыв стал больше.

Да ну нахуй, подумал Ши Вейшенг и ушел в офф. Перед самым выходом Привязанная лодка прислал ему запрос на дружбу. Пришлось принять.

Немного подумав, Ши Вейшенг послал такой же запрос Лазурному потоку. Тот не ответил. Ненавижу, подумал Ши Вейшенг, как же я его ненавижу.

Спать он лег уже под утро, помятый и невыспавшийся отправился на занятия и там тоже спал. Вернувшись домой, Ши Вейченг сразу же вошел в «Славу». Первым, что бросилось ему в глаза, были слова Лазурного потока в мировом чате:

– Гайд! Гайд! Кому нужен годный гайд на Холодный лес? Цены договорные.

– Мне! Мне! – тут же написал Семя подорожника.

– Мне! – отправил сообщение одновременно с ним Холодная ночь.

– Вспомни о нашей давней дружбе, братец Поток! – принялся увещевать Семя подорожника. – Нет, старший Поток!

– Старший Поток?! – насмешливо переспросил Холодная ночь. – Что, Семя подорожника, совсем гордости не осталось?

– Семя подорожника, – степенно отвечал Лазурный поток, – знает, что такое уважение. И потому получает скидку.

– В одну шерстинку из десяти? – хмыкнул Холодная ночь.

– И посох ледяного хрусталя.

– Старший Поток! Старший Поток! Старший Поток! – торопливо написал Холодная ночь.

– И где же твоя гордость, Холодная ночь? – едко спросил Семя подорожника.

– Так я шлю гайд? – спросил Лазурный поток.

– Шли-шли, – написал Семя подорожника.

– Шли-шли, – написал Холодная ночь.

Мировой чат умолк: Лазурный поток слал обещанные гайды.

Крики возобновились несколько минут спустя:

– ДА БЛЯДЬ! – рявкнул Семя подорожника. – ОПЯТЬ?! Опять этот гребный гайд из гребаного общего доступа?!

– ПВС! ПВС! ПВС! ПВС! – принялся безостановочно слать в чат Холодная ночь.

– ПВС! – стал писать следом Семя подорожника.

Обычных игроков с одиннадцатого сервера их несчастье только обрадовало. Тут же нашелся какой-то рифмоплет, сходу сочинивший и написавший в мировой чат:

– «Травяной Сад» целовал «Ручью» зад! Холодная ночь ни с чем ушел прочь!

Остальным это показалось забавным: одна за другой строчки с копипастой и цифрами 2, 3, 4 – много – стали всплывать в мировом чате.

Боже мой, подумал Ши Вейшенг.

– АРЕНА!!!! – гневно написал Холодная ночь. – Ты, зубоскал! Айда на Арену, если кишка не тонка!

– Холодная ночь ни с чем ушел прочь, – написал вышеупомянутый зубоскал, когда кул-даун прошел, и он снова смог отправлять сообщения в мировой чат. – Сидит и не знает, как горю помочь.

– Братец Лазурный поток! – спросил кто-то. – Точнее, старший Лазурный поток! А твоя гильдия еще набирает новых членов?

– Всегда, – отозвался Лазурный поток.

– Гильдия «Счастья» тоже набирает новобранцев! – крикнул молчавший Тысяча созданий. – Кстати, у нас есть отличный гайд для Холодного леса. Кому-нибудь надо? Цены договорные.

Ши Вейшенг неверяще смотрел в мировой чат. Господи, какой бардак, подумал он беспомощно. Ни один новый сервер, по его мнению, не должен был быть таким сложным и неуправляемым. С точки зрения стороннего наблюдателя все это очень походило на молчаливый сговор между «Счастьем» и «Синим ручьем», от которого выигрывали оба. Повторное фиаско с гайдами просто не позволит «Амбициям тирана» и «Травяному саду» вцепиться в новый гайд, как бы сильно они этого ни хотели. Стараниями Лазурного потока эти две гильдии только что превратились в посмешище.

По спине Ши Вейшенга пробежал озноб. Он и не думал, что Лазурный поток может быть таким коварным.

– Нам! Нам надо! – написал вдруг кто-то в мировом чате. «Взмах меча» – прочитал его ник Ши Вейшенг. А это что еще за хрен, подумалось ему. Ник ничего ему не говорил. – Только, – продолжал Взмах меча, – редких материалов у нас нет.

– А что есть? – спросил Тысяча созданий.

– Взамен можем пообещать всю мощь нашей гильдии и заверения в вечной дружбе.

Какой дурак, подумал ШИ Вейшенг, сменит первоклассный гайд на… Додумать он не успел.

– Идет! – написал Тысяча созданий. – Давай почту.

– Что? Что?! ЧТО?! – отказывался верить мировой чат.

– И не жалко тебе, братец Тысяча Созданий? – спросил кто-то.

– Что такое один гайд по сравнению с вечной дружбой! – ответил Тысяча созданий пафосно. – А гайдов нам боженька Е Сю еще напишет.

– Братец Тысяча созданий, как круто! – заахали наперебой игроки. – А твоя гильдия еще набирает новобранцев?

– Всегда! – ответил Тысяча создания, укрепляя Ши Вейшенга (и одиннадцатый сервер) в самых черных подозрениях.

Несколько дней спустя гильдия «Взмах небесного меча» установила рекорд прохождения Холодного леса. Время было весьма достойным, хотя и не дотягивало до абсолютного рекорда с десятого сервера. В гильдию «Взмах небесного меча» тут же ринулись новые члены и шпионы.

Сжав зубы, Ши Вейшенг прокачивался со своей пати, состав которой стал практически постоянным. Раз или два Привязанная лодка вытаскивал его на совместное прохождение данжей и иногда справлялся о прогрессе, но в целом отпустил в свободное плавание.

Ши Вейшенг понял, что что-то готовится.

Он со своей пати официально вступил в гильдию и принялся ждать.

Ждать пришлось недолго. Буквально на следующий день же Лазурный поток написал в гильдейском чате:

– Бросайте все и выдвигайтесь к Могильнику.

– Зачем? Зачем? Зачем? – тут же посыпались вопросы.

Ши Вейшенг тоже недоумевал. Первое прохождение по Могильнику взял «Травяной сад», чем немного себя обелил. Правда, был еще дикий босс, Кровавый стрелок Ягг, который должен был вот-вот возродиться и…

Ши Вейшенг хлопнул себя по лбу: и как раз, наверное, возродился. Кровавый стрелок Ягг был лакомым куском для любой гильдии, но тащить на него с собой всех членов?.. Ши Вейшенг терялся в догадках.

– Что происходит? – написал он в приват Привязанной лодке.

– Покайтесь, ибо грядет, – написал тот в ответ.

– Что?

– Скоро увидишь.

Когда гильдия «Синего ручья» прибыла к Могильнику, «Травяной сад» был уже там и наблюдал, как случайная пати сражается с Кровавым стрелком.

– Ностальгия, – вздохнул Привязанная лодка в гильдейском чате. Смайл в конце фразы пускал грустные слезы.

«Амбиции тирана» прибыли сразу же после «Синего ручья». Ши Вейшенг смотрел на чужих игроков. Чтобы справиться с Кровавым стрелком, хватило бы пати из десяти человек. У «Травяного сада», однако, было около тридцати. У «Амбиций тирана» – примерно столько же. Слишком много и, в то же время… Ши Вейшенг оглянулся: позади него, куда ни глянь, стояли игроки со словами «Синий ручей» возле ника. Навскидку их было около двух сотен.

В любое другое время гильдлидеры трех самых сильных гильдий уже давно бы начали обмен треш-болтовней, однако сейчас в Могильнике царила абсолютная тишина, которую нарушали только вой ветра и звуки ударов.

Ши Вейшенгу очень хотелось знать, о чем сейчас думает Лазурный поток.

– Глядите! Глядите! – зашептались игроки рядом с Ши Вейшенгом. Среди далеких крестов возникла двухсотенная толпа с пометками «Счастье». Из-за соседних надгробий выглянуло три десятка игроков из «Взмаха небесного меча».

– Тьфу! – презрительно сплюнул при виде них Холодная ночь, и Ши Вейшенг не мог не подумать о том, что статус-кво на одиннадцатом сервере и впрямь изменился. Раньше ни одна из новосозданных, маловажных гильдий ни за что не решилась бы посостязаться с тремя великими гильдиями за дикого босса. Не решилась бы состязаться вообще.

Ши Вейшенг смотрел на игроков из «Счастья», на игроков из «Взмаха небесного меча» и чувствовал смутную тревогу.

– Старина Поток, Старина Ночь, – написал в чат локации Семя подорожника, – ну что? Как будем делить босса?

Ши Вейшенг невольно отметил, как ловко тот исключил из участников переговоров две другие гильдии и как походя их унизил.

– Как всегда? – написал Холодная ночь. – Я посылаю десять человек, вы тоже посылаете по десять. Они сражаются, кто победит, того и босс.

– Звучит отлично, – ответил Семя подорожника. – Согласен, старина Поток?

– Гильдия «Синего ручья», – написал в чат локации Лазурный поток, – всем выполнять указания Несравненного суперкрасавчика. В чат локации ничего не писать.

– Что? Что? – посыпались вопросы Семени подорожника и Холодной ночи.

– Гильдия «Счастье», – тут же написал Тысяча созданий, – всем выполнять указания Несравненного суперкрасавчика. В чат локации ничего не писать.

– Гильдия «Взмах небесного меча». Всем выполнять указания…

Указания появились в ту же секунду.

– Всем гильдиям, – писал Несравненный суперкрасавчик (и Ши Вейшенг очень жалел, что в свое время не назвался так же), – атакуем «Травяной сад» и «Амбиции тирана». Рыцари, поднять щиты! Маги, метель! Клерики, приготовиться! Гранатометчики, пулемет! Боевые маги…

Ши Вейшенг играл в «Славу» не день, не два и даже не год. Он был экспертом, практически одним из Пяти великих экспертов сильной и могущественной гильдии. Он видел групповые стычки, участвовал в них сам и знал, чего ожидать в таких случаях.

Опыт его был богатым, понимание игры – глубоким, но они совершенно не подготовили его к бойне, которая мгновенно началась … и так же мгновенно закончилась.

Объединенные силы трех гильдий практически смели элитные отряды «Травяного сада» и «Амбиций тирана». Экран был сплошной вспышкой от анимации заклинаний и классовых навыков. Могильник погрузился в абсолютный хаос, и управлял этим хаосом один – казалось, вездесущий – человек.

Он помнил обо всех.

Он видел всех.

Он все учел.

Каждому было место в его планах.

До этой секунды Ши Вейшенг и не подозревал, как много в битве значит командующий.

– БЛЯДЬ! – Семя подорожника умер и больше не мог писать в чат локации. Поэтому он написал в мировой. – Это же новый сервер! Не десятый! Не гребаная Небесная сфера! Какого хрена?! Какого хрена?!

– Просто минутка выдалась, – ответил Несравненный суперкрасавчик. – Дай, думаю, загляну.

– Сдохни! Сдохните все! Особенно Лазурный поток! – Холодная ночь запостил цепочку пылающих от злости смайлов.

Ши Вейшенг машинально принялся искать в толпе персонажей Лазурного потока.

– Гильдия «Синего ручья», – написал тот в чат локации, – всем спасибо. Можете идти и дальше прокачивать персонажей.

– «Счастье», тоже отбой, – написал вслед за ним Тысяча созданий.

– Гильдия «Взмах небесного меча»…

Ши Вейшенг уже не слушал. Окружающие стали расходиться, кто-то поднимал выпавшее из убитых снаряжение, кто-то оживленно обсуждал с соседями локации для прокачки. Лазурный поток, Тысяча созданий и Взмах меча со своими пати собрались под прикрытием склепа и наблюдали, как Кровавый стрелок выкашивает остатки случайных игроков.

Ши Вейшенгу очень хотелось посмотреть, чем все это закончиться, но он заставил себя уйти. Это был чужой спектакль, и главную роль в нем играли другие люди, не он. Смотреть на чужие успехи Ши Вейшенг не любил – ему хотелось козырять своими.

Когда они дошли до Холодного леса, система сделала очередное объявление: «Игроки Тысяча созданий, Семь полей, Спящий месяц, Закатные облака, Текущая вода получают славу за первое убийство Кровавого стрелка Ягга! Их имена навсегда останутся в веках».

Но… но как?! Но почему?! Голова у Ши Вейшенга пошла кругом. Неужели только что они сражались зря?

– Что, Лазурный поток, получил?! – Семя подорожника послал в мировой чат несколько злорадно хохочущих смайлов.

– Так тебе и надо! – поддержал его Холодная ночь. – Просто сдохни, Лазурный поток! Сдохни!

– Это всего лишь дикий босс, – смайл в конце предложения Лазурного потока безмятежно улыбался, но эта улыбка была страшнее любого оскала. – Сколько раз он еще возродится.

– А если не этот, то другой, – тут же вклинился Тысяча созданий. – Диких боссов на сервере много. Главное – это дружба и…

– …взаимопонимание, – закончил он вместе с Лазурным потоком и Взмахом меча.

Мировой чат умолк. Молчал и Семя подорожника, и Холодная ночь, и даже обычные игроки.

Ши Вейшенг тоже молчал, молчал и думал.

Той ночью, проходя Холодный лес со своей пати, он постоянно допускал мелкие промахи и ошибки. Мысли Ши Вейшенга были далеко.

В каком-то смысле он сделал, чего хотел: пришел на новый сервер, вернулся в «Славу», начал копить силы, чтобы отомстить Лазурному потоку. Но и «Слава», и сервер, и даже сам Лазурный поток были совсем не такими, как ему помнилось.

Что-то происходило. Все менялось. Все уже изменилось.

Быть может, больше всех изменился он сам.

Впервые за свою игровую жизнь Ши Вейшенг в полной мере осознал смысл слов, сказанных когда-то богом Е Сю. «В «Славу» невозможно играть в одиночку».

Ши Вейшенг не был так уж уверен, что ему это нравится.

Но… «Слава» стала в разы сложнее – и в разы интереснее.

Ши Вейшенг не знал, победит он или проиграет.

Но он определенно собирался играть дальше.