Actions

Work Header

Правильное решение

Work Text:

Ветер-вор, зашуршав ставнями, пробрался в дом. Рука дрогнула, и по письму поползла клякса. Лазурный Поток раздраженно вздохнул и отложил кисть. Он уже дважды начинал письмо, объясняя странное молчание врага. Войска Эры явно копили силы и ждали подкрепления. Их цели? Они мало кого могли удивить. Старая добрая тактика против княжества Дождя — собрать войско в тени гор на пустой земле и под покровом ночи пробраться к границе. Раньше это была территория мира — земля, куда мог прийти каждый и вызвать на разговор без мечей и колесниц. Любой, кто обнажал здесь оружие и проливал кровь, становился общим врагом. Кто теперь соблюдал эти условия? Разве что ради выгоды с оглядкой, оступится ли сосед. Но горы, горы по-прежнему были слабым местом Дождя.

Поток подпер подбородок. Его люди — пятеро воинов из патруля да несколько крестьян, которые не успели сбежать при виде сгущающейся тьмы на горизонте — были зажаты между неприятелем и горами. Одна надежда — отправить юного Ли с письмом. Тот достаточно юркий и бойкий, и врет хорошо. Поток верил: тот проскочит, проскользнет мимо гор и дойдет до границы княжества раньше войск Эры. А там уже не стоило и сомневаться — письмо бы моментально оказалось в руках князя Своксаара или его правой руки. Клякса тонким ручейком стекала по бумаге, сливаясь со словами, разветвляясь, превращаясь в черную паутину. Лишнее это, вздохнул Поток. Он вытащил собственные помятые заметки: примерные подсчеты, вооружение, имена тех командующих, чьи знамена удалось разглядеть. Этого будет достаточно. Нужно срочно отправить. Сейчас. Быть может, завтра уже не получится. Быть может, завтра ряды Эры дрогнут и ринутся через единственное препятствие — опустевшую деревню с домом старейшины на холме. У них ведь тоже не было иных вариантов. Поток взял кисть и поставил подпись, чувствуя, как в тишине вор-ветер гуляет по дому. Огонь в лампе на мгновение вспыхнул. Но, быть может, ему показалось. Долгий был день.

— Что на этот раз? — Поток не знал, говорил ли он с пустотой или, быть может, с надеждами. Он знал, что каждый из его людей мог верно шагнуть навстречу смерти. Ради Дождя. Но он знал и то, что каждый из них втайне кому-нибудь да молился с просьбой о жизни, о смерти или благополучии оставленной семьи. Была ли какая-то ирония в том, кто мог бы ответить на эти молитвы?

В комнату проник запах пороха, металла и земли.

— Как и всегда, — раздался насмешливый голос над ухом. Поток не слишком верил в легенды, духов и демонов. Но были те вещи, которые он не мог объяснить. Как, например, то, был ли Мрачный Лорд человеком, призраком или, что вероятно, демоном. И у него еще было время попытаться ответить на этот вопрос.

— Боюсь, в этот раз некому будет подтвердить договор, — Поток аккуратно свернул записку. Над его ухом хмыкнули. Щеку и шею обдало дыханием. Поток коротко улыбнулся, вспомнив их первую встречу. Мрачный Лорд появился в его жизни точно так же — ветром, пробравшимся за спину. И весь разговор оставался в тени, скрывая свое лицо, имя, причины. Во тьму — за поцелуем, — скрываясь от доводов разума, однажды сделал шаг и сам Поток. Он неслышно вздохнул. Он и не думал, что перед днем смерти станет настолько сентиментальным.

— Тогда тебе ничего не останется, кроме как выжить. Чтобы отдать мне долг. Ради Дождя.

Поток покачал головой. В горле пересохло. Привязанная Лодка обещал принести чай, но куда-то пропал.

— Ради Дождя, — эхом повторил он. Принять скорую смерть было не страшно. Он ждал ее с облегчением и чувством вины. — Так зачем ты здесь?

Поток почувствовал, как невесомо из его волос ускользает шнурок. Движение было мягким, почти ласкающим. И Поток прикрыл глаза, наслаждаясь осторожными поглаживаниями головы.

— Чтобы ты отступил.

Поток вздрогнул.

— Что?

— У меня совсем другие планы на это войско Эры. И ваша глупая смерть им только помешает. Не то чтобы очень сильно, но… Придется придумывать что-то новое, тратить время — выдохнул Лорд с усмешкой, зарываясь носом в его волосы. — А времени у меня совсем нет…

Возмущение первой волной затопило Потока и, готовое сорваться, повисло на кончике языка. Прикрыв глаза, Поток сделал глубокий вдох. Лорд молчал.

— Что ты имеешь в виду?

— Дитя Дождя, — тихо рассмеялся Лорд, — давай я расскажу тебе сказку о тех временах, когда Дождь был недосягаемым царством мечты, окруженным горами, достигающим небес. Однажды два брата, которым до смерти было любопытно взглянуть на эти загадочные земли, превратились в орлов…

— Я знаю историю о Чуньшен, о том, что, увидев ее, братья забыли обо всем остальном и влюбились. И если младший взял молот и пошел пробивать себе дорогу через горы, то старший на три года заперся у себя. А потом он взорвал горы, открыл княжество Дождя и женился на Чуньшен. Так был изобретен порох, — вмешался Поток. — И ты еще говоришь, что у тебя нет времени.

— А ты спешишь умереть? — Лорд провел пальцами по подбородку Потока и запрокинул его голову. Поток выдохнул. Лорд нависал над ним темной горой. Не рассмотреть ни выражение лица, ни знакомый хитрый огонь, притаившийся в глазах, ни улыбку. Поток поднял руку и прикоснулся к щеке, провел по губам и тут же был пойман. Лорд поцеловал его в ладонь. — В этих горах, — с редкой мягкостью продолжил он, — есть тропа. Местные о ней знают, но побаиваются. На ней, как считается, пропадают дети, странники, сходят камнепады, прячутся бандиты. Кто-то даже может рассказать, что тропа до сих пор не закончена, что по дороге можно упереться в тупик и встретить призрак младшего брата.

— Я никогда не слышал о ней в княжестве. — Шею неприятно заломило, и Поток неохотно выпрямился, моргая от ставшего невыносимым яркого огня. Перед глазами поплыли пятна. Прохладные руки Лорда тут же спустились на плечи, пробираясь под ворот халата, огладили. Правая ладонь замерла над ключицей, у свежего шрама. Глупая была история, внезапно вспомнил Поток — блокировал удар копья и попался под стрелу. Он поморщился, вновь ощущая досаду и злость. Лодка, напомнил себе Поток, Лодка должен был прийти, он обещал, он всегда сдерживал обещания. И нужно будет отправить записку для князя.

— Совершенная бессмыслица для вас. — Лорд провел пальцем по шраму. — Зачем это опасное путешествие, когда можно спокойно объехать горы? Но вот ваш князь — это другое дело. Упущение с его стороны, что он не устроил своим командирам маленький урок географии.

— Куда ведет эта тропа? — Поток зацепился за эту надежду. Было ли лучше смерти от рук Эры затеряться в горах?

— Выйдете прямиком в Долину Низких Ветров. А там уже наткнетесь на отряд Изменчивой Весны.

— И откуда ты это знаешь, спрашивать бесполезно, — покачал головой Поток. Он поддернул соскользнувший с плеча ворот халата. Рука Лорда мешала.

— Еще бы.

— У тебя шпионы в наших рядах.

— Ты мог бы шпионить в моих.

Поток фыркнул.

— Но сейчас даже лучше так. Ты мне полезней там, где находишься.

— Ты… — Поток обреченно покачал головой. — Ты так и не сказал. Зачем ты здесь?

— Я сказал. — Поток почувствовал, как Лорд вновь наклонился к самому уху, сжав плечо. — Я хочу, чтобы ты отступил, забрал своих людей, всю еду и ушел через эту тропу. Я покажу, где она начинается. Но дальше вам придется идти самим. Мне нужно будет остаться здесь.

— Еду? Отряду не нужно так…

— Тц. Можешь не забирать. Можешь спрятать, уничтожить. Главное, чтобы войска Эры ее не нашли.

— Небеса, — понял Поток, — ты нацелился на их обозы.

— Да. Это войско слишком большое. Обозы с провиантом не поспевают за ним. Они растянулись на многие ли. Сначала мои люди отсекут самые дальние. Затем, шаг за шагом подберутся к остальным. Поэтому мне и не нужна твоя глупая смерть. Мне нужно, чтобы ты встретился с Весной. Мне нужно, чтобы вы увели людей, скот, птицу из деревень по восточному пути. Мне нужно, чтобы вся еда исчезла по дороге к сердцу Дождя. Пусть войско Эры идет по пустым землям.

— Но так они зайдут слишком далеко…

— Сначала войска Эры не поддадутся панике из-за обозов. Те ведь и в самом деле отстали. Да и путь будет казаться легким. И это вскружит голову. Но затем… затем они окажутся там, где вы знаете каждую травинку, где каждый куст сможет стать оружием в ваших руках или укрытием. Они будут измотаны, злы. Своксаару не придется даже далеко отправлять свои войска, тратить деньги, снаряжать обозы с едой. Это будет быстрая победа.

— Ты уничтожишь своего врага с помощью Дождя.

— Его намерение. Но да. У вас же войско больше, — рассмеялся Лорд. — Но действовать надо быстро. Не так много времени, чтобы пройти через ущелье.

— Я… — Поток облизнул губы. — Это хороший план. Но даже если я уговорю Весну, даже если мы поднимем всех людей. Это будет… самоуправством, действиями без княжеского приказа.

— У тебя не было приказа и здесь умирать. Война — это путь обмана. Но единственный, кого ты обманываешь, это ты сам. Проиграй эту битву, будь честен.

— Война — путь обмана, — Поток вздернул бровь, вспоминая когда-то зачитанную до невозможности рукопись. — Цитируешь сам же себя?

Рукопись Мрачного Лорда… Но в те времена его звали иначе, поправил себя Поток. Он помнил свою оторопь, когда Лорд впервые как ни в чем не бывало показал свое лицо — назначил встречу в таверне для разговора. Поток даже не сразу поверил в то, кто перед ним. Он никогда в жизни — счастливчик по многим приметам — не встречал Бога Битв, рожденного землей Эры. Или, как говорили некоторые, Бога Битв, который и создал Эру. Поток видел его на портретах: строгий образ воина в черных доспехах. Он слышал о нем по рассказам: холоден и расчетлив, как сама смерть. Он читал его рукопись «Искусство войны» и восхищался каждым лаконичным и емким советом, наставлением, звучащим словно приказ на поле боя. И отчетливо помнил свой страх, и восторг и печаль, и как пропал аппетит. А Лорд — человек в потрепанной пыльной куртке — с удовольствием поглощал порцию риса, на палочках рассказывая о способах борьбы с объявившимися бандитами, и что он именно тот человек, который нужен им в охрану. Страх, восторг и печаль прошли в тот момент, когда Лорд назвал цену за услуги.

Поток улыбнулся.

— Кого же еще мне цитировать? — бесхитростно спросил Лорд.

— Я должен предупредить князя.

— Твой гонец не успеет, как бы ты ни надеялся. Он попадется в руки Эры и погибнет. Думаешь, они не отправили вперед своих разведчиков? Если Своксаар по-прежнему мудр, он сам выйдет тебе навстречу. К тому же у него все еще остались верные люди среди собственных шпионов в рядах Эры. Вашей пятерке великих командиров Дождя всего-то будет надо…

— … спасти крестьян на пути вражеской армии, — Поток шепотом закончил фразу Лорда.

— Наконец-то ты говоришь мудрые вещи, — в голосе Лорда сквозило удовольствие. — И все же я считаю…

— Пошел ты к черту, — прошипел Поток, резко вставая. Он развернулся, дернул на себя Лорда и поцеловал его, затыкая, закрывая глаза и стараясь не думать, что тот рассчитал и этот ход в партии. Губы у него были холодными. Он улыбался.

Раздался вежливый кашель. В дверях с подносом замер Лодка. Он все знал — Поток был в этом уверен. Они, они оба… Щеки горели, хотелось провалиться под землю. Поток осторожно выпустил из рук куртку Лорда и отступил назад. Он надеялся лишь на то, что в свете от лампы не сильно заметен румянец. «Мы не можем доверять ему. Он оставил свое имя, землю, солдат и короля. Но мы доверяем тебе и пойдем за тобой», — однажды в ответ на очередной дикий план Лорд сказал Лодка. Он не смотрел на свергнутого великого генерала. Он обращался к Потоку. Будет ли уничтожения врага… намерения, подумал Поток, конечной ценой спасения их жизни? О судьбе обозов и спрашивать не стоило — все уйдет тем бандитам, которых Лорд называл своими людьми. Выгодное дело для обеих сторон. Стоило ли искать подвох? Кому — Богу, призраку, демону или человеку — еще можно было довериться? Поток вздохнул. Выбора не было. А гонца, решил он, можно отправить и от Весны. Так безопасней.

— Чай — с привычной улыбкой просто сказал Лодка. Он осторожно отодвинул бумаги и поставил поднос на стол. Три чашки.

— Как трогательно с твоей стороны, — хмыкнул Лорд. — Спасибо.

Поток покачал головой. Однажды он проснулся с первыми солнечными лучами. Мрачный Лорд — сам Бог Битв — по-прежнему спал рядом. И солнце беззастенчиво скользило по его коже. Поток не мог бы сказать ни сейчас, ни тогда, что же его подтолкнуло последовать этому примеру. Он невесомо провел ладонью по плечу, огладил шрамы, поцеловал в подбородок. А когда увидел распахнувшийся и все еще сонный взгляд бывшего военного генерала Эры, ухмыльнулся и принялся его щекотать. Оказалось, Бог Битв, его демон, боится щекотки. В то утро он был человеком.

— Нам нужно собрать людей, — начал Поток. — Мы отступаем.

Лодка внимательно посмотрел на Потока.

— Как скажете, мой командир.

— Кстати, забыл сказать, — Лорд сделал глоток. — На тропе вам не понадобятся лошади. Так что вы можете оставить их мне. Пригодятся.

— Да ты совсем совесть потерял?! Еще и лошадей!