Actions

Work Header

Охота на Моста

Work Text:

ето первого чемпионата мира по «Славе» запомнилось Боюаню не столько им самим, сколько тем, что произошло до и вскоре после него. А именно — ивентом, который в этот раз провели раньше, чем обычно, чтобы отвлечь и развлечь остальных игроков, пока сборные готовились к матчам.

Разработчики официально объявили, что этот ивент тесно связан с грядущим большим обновлением игры, и все не находили себе места от предвкушения. Скорее всего именно из-за этого игра и подверглась нашествию про-игроков под твинками, как перед девятым сезоном. А может, не попавшим в сборную про-игрокам просто некуда было девать энергию.

Сам ивент представлял собой три новые временные локации, по которым бродили дикие боссы, пять специальных данжей и несколько индивидуальных квестов. В течение трех суток можно было развлекаться и собирать ценный дроп: фиолетовое и оранжевое снаряжение, редкие материалы и ачивки, которые учитывались в лидербордах, личных и гильдейских. То есть, в целом все довольно типично для ивента и ничего особенного — на всех серверах, кроме Небесной сферы, где разработчики подготовили особый сюрприз. Наравне с обычными призами тут можно было получить особые «хрустальные яйца» — довольно симпатично нарисованные разноцветные овалы, которые падали в личный инвентарь и закреплялись там (системное сообщение предупреждало, что до конца первой части ивента яйцо нельзя ни дропнуть после смерти, ни передать другому игроку, ни оставить в хранилище гильдии). А после чемпионата мира эти пасхалки должны были вылупиться все одновременно, и разработчики обещали, что призы они туда заложат в зависимости от результатов финального матча. И если обновление успешно пройдет тестовый срок, его расширят на остальные серверы.

В статистике достижений игроков Небесной сферы учитывались только эти яйца.

Лично самому Боюаню весь ивент не везло, и это было ужасно обидно, потому что он возлагал на него большие надежды. К концу третьего дня в инвентаре одиноко поблескивали всего два яйца, голубое и зеленое, и ник «Синий мост весеннего снега» болтался где-то в самом конце списка.

Успокаивало только то, что Синий ручей в целом держался в турнирной таблице высоко, как и положено одной из сильнейших гильдий «Славы».

В индивидуальном лидерборде первое место прочно закрепил за собой Аризаема — похоже, Травяной сад пошел по данжам, и весь дроп автоматически падал в инвентарь лидеру пати. От одного вида этого ника зубы начинали ныть, так что Боюань старался в эту таблицу лишний раз не заглядывать. Тем более что в пятерке лидеров там были Смутная картина из гильдии Воющие высоты (наверняка про под твинком, даже несложно догадаться, кто именно), пара незнакомых ников из Цветущей долины и Амбиций тирана, а еще не менее незнакомый ник вообще без значка гильдии — очевидно, какой-то крайне удачливый рядовой игрок.

Зато гильдейский зачет радовал глаз: Синий ручей был на втором месте, всего на несколько яиц отставая от лидера — Амбиций тирана. А вот Травяной сад сумел вскарабкаться только на шестое, после Самсары, Воющих высот и Туманного замка, что чрезвычайно радовало и даже немного скрашивало досаду от индивидуального лидерборда.

При этом Боюань невольно обратил внимание, что Счастье застряло где-то во второй трети таблицы — видимо, сказывалось отсутствие основных игроков, а оставшимся было тяжело тягаться с сильнейшими гильдиями. Наблюдать это было неожиданно… печально.

Да, конечно, с одной стороны — именно «Счастье» во главе с Е Сю вышибли «Синий дождь» из плей-офф в десятом сезоне. Но с другой — сейчас с объединением в сборную все в мире «Славы» были на подъеме и ощущали причастность к единому общему делу. В конце концов, ничто не сближает так сильно, как общий противник — это можно было наглядно пронаблюдать да хоть на примере мировых войн и более рядовых стычек в игре.

Хотя, даже несмотря на это, особой любви к Травяному саду лично Боюань по-прежнему не испытывал и позволил себе позлорадствовать еще раз, краем глаза заметив, как гильдия заклятых недругов в таблице свалилась на седьмое место, потесненная Цветочной долиной. Кармическое воздаяние в миниатюре!

Он был достаточно взрослым и самодостаточным человеком, чтобы осознавать собственную предвзятость в этом вопросе — но все равно, с тем же Счастьем, несмотря на сильно потрепанные во времена десятого сервера нервы, его связывало гораздо больше позитивных эмоций.

Тем временем до полуночи третьего дня оставалось немногим больше часа, и ивент неумолимо близился к своему завершению. Зачистив вместе с остальными экспертами еще один данж (яйцо забрал Фонарь, разделив снаряжение и материалы с остальными), Боюань решил снова попытать удачи в индивидуальных квестах, которые в основном были завязаны на игровой механике и знании лора. Тем более что у него была одна идея, которую стоило проверить.

Иногда вместе с другим дропом падали отдельные стихотворные строки в свитках. Никакого видимого бонуса от них не было, баллов они не прибавляли, ману не повышали и в целом казались просто орнаментом-декорацией. Некоторые игроки кидали их в общий чат с вопросами, и один раз даже разгорелась жаркая филологическая дискуссия, участники которой ни к каким выводам не пришли, зато капитально рассорились.

Боюань ради интереса начал выписывать эти строки в блокнот, который всегда держал возле клавиатуры. Они повторялись, то есть, судя по всему, их было не так много, но все равно на то, чтобы собрать их все (или, вернее, он предполагал, что это были все), ушло два из трех дней, отведенных на ивент. Боюань, памятуя времена на первом курсе университета, когда еще подумывал стать журналистом, сразу заподозрил какую-то головоломку, особенно когда узнал пару стихов Ли Бо и Цюй Юаня. Некоторые другие он нашел потом через поисковик в антологиях, добавил в уравнение имена авторов. И перед сном, когда Весна выпихивал своих экспертов ненадолго отдохнуть и сменял их вместе с младшими членами гильдии, Боюань вертел иероглифы и так и этак, пытаясь найти скрытый смысл.

И, кажется, нашел. Поэтичное описание неких координат в одной из временных локаций, в которое сложились первые слова из стихотворных строк, расставленных в определенном порядке.

На самом деле, Боюань не особо надеялся на успех. Особенно сложно было поверить, что он единственный, кто так заморочился и догадался. Но, глядя на неумолимо ползущие и четверящиеся уже в глазах стрелки часов, решил все же попробовать.

Когда до конца ивента оставалось не более получаса, система сообщила, что не найденными остались всего три яйца. В отличие от остальных призов, они каждый день не обновлялись, и их на весь ивент было создано всего пятьсот штук — исчезающе мало, учитывая общее количество игроков в Небесной сфере. Гильдейская дружно оживилась, клавиши защелкали громче, гул голосов усилился. Боюань тоже встряхнулся, сверился еще раз со своими записями. С третьей попытки наконец одолел сложную водную локацию, на которой застрял минут на десять, чтобы перебраться на другой берег полного водоворотов озера. Вскарабкался на скалу — и весь монитор застлала бескрайняя фиолетовая пустошь, поросшая мелкими стелющимися цветами. Кроваво-алое солнце клонилось к закату и пырилось прямо на него, как воспаленный одинокий глаз.

Музыка, до того нейтральная, вдруг взвилась торжествующим крещендо.

Боюань не сразу заметил маленькую стрелку в углу экрана, указывавшую куда-то вниз. Опустил угол обзора персонажа — и чуть инстинктивно не отшатнулся, когда прямо под его ногами разверзся черный зев в скале.

А в следующую секунду экран замигал сияющей надписью: «Поздравляем! Вы нашли скрытого босса 80-ого левела. Желаете войти в пещеру и испытать свою удачу?»

Боюань медленно отпустил мышку и откинулся на спинку кресла, не в силах оторвать взгляда от этих иероглифов. Внутри мешались триумф и досада на невозможность пожать долгожданные плоды успеха.

80-ый левел. 80-ый! Сразу на целых пять левелов выше нормы! Пусть это и временный босс для особой ситуации, но все равно разработчики как-то перестарались.

Сидевший слева Цветочный фонарь заподозрил неладное и явно заинтересовался, наклонившись поближе.

— Ни фига же себе! — присвистнул он, бесцеремонно заглянув в чужой в монитор.

— Ого, — поддержал Привязанная лодка, чье место было справа. — Пойдешь?

Боюань медленно покачал головой, потом встряхнулся и резко выпрямился в кресле, возвращая руки на клавиатуру:

— Нет, в одиночку не потяну, здесь нужна пати. Вы далеко? Сейчас кину в гильдейский чат координаты, подтягивайтесь все, кто может, только быстро!

Досаду смело волной внезапного острого адреналина. Кроваво-красное солнце на мониторе прищурилось, словно в одобрении, цветы под внезапным порывом ветра заколыхались, как огромные фиолетовые волны. Правда, глаза уже давно пекло от такого долгого безвылазного сидения за компьютером, поэтому на то, чтобы оценить все красоты графики, Боюаня уже не хватало.

Лодка, словно почуяв это, постучал его пальцами по плечу, привлекая внимание, и кивнул на дверь:

— Сходи прогуляйся немного? Разомнись, воды выпей? Все равно нам до тебя добираться минимум минут пять, а то и дольше, если с кем столкнемся по дороге. Я присмотрю за твоим персонажем.

Боюань поморщился, взглянул на соседние мониторы и со вздохом признал чужую правоту. Да и в горле пересохло, так что он поднялся, снял наушники и направился к выходу, чуть не сбившись с шага, когда понял, какими ватными стали ноги от долгого сидения в одной позе.

— Давай-давай, если что, без тебя тоже справимся, ты не волнуйся! — подначил Мазок кисти, помахав ему вслед со своего места. — Чур в этот раз лидер пати я, у меня вообще всего одно яйцо!

— По тебе и видно, — заржал Фонарь, за что тут же получил засохшим недоеденным пирожком в затылок. — Эй, это покушение на жизнь, я требую сатисфакции!

Боюань выразительно закатил глаза — нервы у всех были на пределе, и напряжение требовало выхода, пусть и таким ребяческим образом, — но опускаться до их уровня не стал и молча прикрыл за собой дверь. И сразу прямиком рванул к кофейному автомату в другом конце коридора — в очередной раз мелькнула мысль, что гораздо проще было бы поставить его прямо в гильдейской, чтобы далеко не бегать. Но менеджер почему-то не соглашался, ссылаясь на запрет штатного врача.

Бодрящий горьковатый запах кофе ударил прямо в ноздри, и Боюань от облегчения чуть не выронил картонный стаканчик. Крепко обхватил пальцами, прикрыл глаза, медленно выдохнул и снова вдохнул, позволив себе несколько секунд провести в блаженной тишине и спокойствии. Шея сильно затекла, и левое запястье начало противно ныть. Как хорошо, что уже почти полночь… Впрочем, сразу после ивента отдохнуть все равно не удастся: нужно будет подвести итоги, закинуть в хранилище гильдии дроп, подсчитать все и сделать списки на распределение. А еще похвалить и успокоить младших гильдейских, особенно новичков, прежде всего тех, для кого этот ивент был первым.

Боюань очень любил свою работу — собственно, в этом и заключалась основная проблема, потому что он подходил ко всем вопросам слишком ответственно и вообще работой жил, забив на все прочее, особенно в последнее время.

Конечно, от десятого сервера он благополучно избавился, спихнув на Лодку (за что до сих пор было стыдно… а с другой стороны, десятый сервер без Мрачного лорда — это совсем не то же самое, что десятый сервер с Мрачным лордом), и вернулся к обычным обязанностям эксперта. Но Весна часто просил помочь с организационными моментами, а то и подменить его где-то, — гильдия все расширялась, весной они даже открыли несколько новых бранчей, и объем работы возрастал буквально с каждым днем, так что даже такая отлаженная система, как Синий ручей, требовала постоянного присмотра и корректировки.

Боюань заставил себя встряхнуться, расправил плечи и решительно развернулся обратно. Пора взяться за своего честно заслуженного скрытого босса 80 левела, независимо от того, каким будет результат. Нельзя сдаваться, даже не попытавшись!

Когда он распахнул дверь, гильдейская встретила его подозрительной тишиной, несмотря на то, что завершающие минуты любого ивента — самое горячее и нервное время. Обычно кто-то обязательно спонтанно взрывался проклятьями, со всех сторон слышались нелестные эпитета в адрес удачливых противников и ругань на невовремя заедающие кнопки.

Чуя неладное, Боюань замер на пороге и медленно огляделся. Вроде все как обычно, компьютеры включены, игроки в основном за работой… а хотя нет. Все почему-то смотрят не в свои мониторы, а в одну точку, дружно развернув головы.

Прежде, чем Боюань, иррационально боясь неизвестно чего, успел тоже повернуться в ту сторону, к нему подскочил Лодка, взволнованно заламывая руки.

— Прости, не доглядел, — пробормотал он, и лицо у него было ужасно виноватое. — Отошел всего на минутку одному из новичков в данже советом помочь, а когда вернулся — тут уже возник... этот.

— Это Фонарь не доследил! — тут же громким шепотом наябедничал со своего места Мазок кисти, очевидно, из чувства мести.

Фонарь, который почему-то не сидел за своим компьютером, а топтался за спиной у Лодки, скорчил возмущенную гримасу и ответил тоже шепотом, хоть и очень экспрессивно:

— Я что-то не видел, чтоб его ты пытался остановить! Или кто-либо еще!

Мазок кисти вскинул ладони, показывая, что он тут вообще ни при чем. Сидевший рядом с ним Лед рассвета поймал взгляд Боюаня и помотал головой.

Сердце почему-то заколотилось в груди гулко и быстро, подскакивая почти до горла, хотя вроде никаких поводов для таких переживаний не было, несмотря на внезапную дикую догадку — даже не догадку, подсознательную уверенность, что именно Боюань увидит, повернув голову.

Но он расправил плечи, глубоко вдохнул и все-таки посмотрел на свой компьютер, единственный, со стороны которого доносилось клацанье клавиатуры и приглушенные звуки боя.

И первым делом залип на руках, которые стремительно порхали над клавишами — нет, даже не порхали, а пикировали, как две белые хищные птицы, четкими скупыми ударами каждый раз настигая добычу, без промаха и жалости. Это зрелище откровенно гипнотизировало, в горле пересохло еще сильнее, и Боюань далеко не сразу смог сглотнуть и поднять взгляд выше.

В реале Е Сю казался как-то… проще и одновременно — больше, весомей. Можно пройти на улице мимо и не заметить в толпе таких же темноволосых фигур и усталых лиц, но зато если все-таки вглядеться — уже не отвернешься, не забудешь эту абсолютность присутствия и непоколебимую уверенность в каждом едва различимом движении пальцев.

Хотя Боюань не исключал, что откровенно предвзят. Ну и что, не он один!

Но в любом случае, не узнать бывшего капитана «Великолепной эры» и «Счастья» и нынешнего лидера китайской сборной было невозможно — и не только потому, что последний год его фото все время мелькало в новостях.

Он понятия не имел, сколько длилось его молчаливое нерешительное созерцание, прежде чем Е Сю финальным аккордом нажал Enter, перекатил незажженную сигарету из одного уголка рта в другой и медленно откинулся на спинку кресла. Кресла Боюаня, в котором он сам откидывался точно так же совсем недавно.

А потом Е Сю повернул голову, встретился взглядом с Боюанем и приподнял брови, словно чему-то удивившись. Глаза у него оказались более светлые, чем на фотографиях, и лениво-цепкие.

— А, — произнес вдруг он, словно придя к какому-то выводу. — Ты из тех, кто закачивает свою фотку для аватара. Мне было интересно.

Боюань понятия не имел, как на это все реагировать, и только молча вцепился в картонный стаканчик кофе, ощущая себя каким-нибудь там кроликом или кем-то еще столь же мелким и беспомощным под прицелом удава.

А Е Сю поднялся, ссутулился и подошел к нему, игнорируя гильдейцев, которые дружно проводили его опасливыми взглядами, как по команде. Остановился в нескольких шагах и едва заметно улыбнулся:

— Так вот ты какой, малыш Поток.

И тут Боюань вдруг как включился от этих интонаций, слишком хорошо знакомых и не забытых за два прошедших года. Закатил глаза и фыркнул, не заботясь о том, что это не очень-то вежливо:

— Ты-то еще и не такой, бог Е.

— Понятия не имею, на что ты намекаешь, — тут же заявил Е Сю, ничуть не смутившись.

Все остальные отступили, предоставив сомнительную честь вести переговоры с четырежды легендарным чемпионом Альянса лично Боюаню.

Предатели.

— Что ты здесь делаешь? — плюнув на все, он решил идти напролом.

— Играю в «Славу». Захотелось потренироваться, а тут смотрю — знакомый персонаж, вот и не удержался, — имел наглость заявить незваный гость, но под пристальным взглядом Боюаня вздохнул и выдал более внятное пояснение: — Я приехал к Вэньчжоу. Только он занят, поэтому я решил немного прогуляться. Смотрю — а тут под дверью свет горит. Вот и заглянул проверить, сигаретку у кого-нибудь попросить.

Боюань смутно припомнил, что Весна говорил что-то об этом вчера, но из-за ивента новость совершенно вылетела из головы. Но наглость гостя все равно поражала — возможно, именно поэтому с языка само сорвалось:

— Может, ты просто хотел спрятаться от Хуана Шао?

Что о Боюане теперь подумают товарищи по гильдии. Тот же Фонарь точно ему это не забудет.

Е Сю в ответ хохотнул, коротко и удивленно, и нахально объявил:

— У меня всегда неплохо получалось решать несколько задач одновременно.

Впрочем, выглядел он и вправду как человек, который последнюю пару месяцев непрерывно делал несколько дел сразу, в каждом из них пытаясь достичь идеала. Иначе говоря — неважно он выглядел, что стало особенно заметно вблизи: кожа слишком бледная и сухая, как обветренная, а под глазами глубокие синеватые тени, явно такие давние, что их не возьмет даже крепкий двадцатичетырехчасовой сон.

Возможно, именно поэтому Боюань, всегда принимавший к сердцу чужие проблемы и готовый посочувствовать, инстинктивно пихнул ему под нос свой стаканчик с кофе, из которого еще не успел отпить. И только потом понял, что именно сделал.

«Как жертвоприношение в попытке задобрить внезапно почтившее своим вниманием божество», — мелькнула дурацкая мысль.

Е Сю опустил взгляд и удивленно моргнул. Несколько секунд тянулось молчание, и рука Боюаня уже начала подрагивать от напряжения и внезапно накативших на него сомнений в собственном порыве, но наконец Е Сю осторожно забрал стаканчик, задев запястье кончиками сухих теплых пальцев, поднес к губам, сделал медленный глоток и улыбнулся шире, чем в первый раз. Все его лицо как-то просветлело, и он обхватил стаканчик обеими ладонями, словно чтоб согреться, хотя в гильдейской было жарко, Боюань взмок в одной футболке.

А в следующее мгновение Е Сю снова все испортил, заявив:

— Приму это за первый взнос.

Боюань так офигел от неожиданности, что аж поперхнулся и не с первой попытки смог спросить:

— В смысле? За что?!

Он в панике пытался вспомнить, о чем и с кем в последнее время договаривался в игре и не было ли там подозрительных ников, которые могли бы оказаться кое-чьим твинком, но ни одной идеи в голову не приходило.

Е Сю улыбнулся шире и самодовольней (хотя куда уж больше), отсалютовал стаканчиком и медленно двинулся к выходу:

— Список редких материалов пришлю на почту, как обычно. Кстати, вкусовые пристрастия в кофе у нас совпадают.

Боюань ошеломленно посмотрел на Лодку, который выглядел так же растерянно, как Боюань себя чувствовал, и поспешно повернулся:

— Стой. Твоя помощь обычно слишком дорого обходится!

Е Сю даже не оглянулся:

— Поздно, малыш Поток. Я уже помог. Но как вариант — можешь потом просто передать выигрыш мне. Оставлю пока у тебя на сохранение, отдашь после Чемпионата, когда мы победим.

Отстраненно Боюань отметил, что в его словах не было никаких «если», только «когда».

А потом дверь внезапно распахнулась, едва не ударив Е Сю по лбу (о, какое это было бы зрелище!), и внутрь заглянул Весна. Окинул всех внимательным взглядом, дрогнул бровями, но комментировать ничего не стал, только почему-то еще раз более внимательно оглядел Боюаня и бесстрастно обратился к гостю:

— Капитан и босс освободились, можете пройти к ним.

Е Сю весело попрощался со всеми, как со старыми знакомыми, и отбыл.

Какое-то время в гильдейской продолжала царить дружная тишина. А потом Фонарь наконец взорвался давно ожидаемыми проклятьями и нелестными эпитетами, и в этот раз Мазок кисти его даже поддержал. Остальные тоже зашумели, загалдели, пытаясь перекричать друг друга, особенно когда часы вдруг пробили полночь, символизируя финал ивента.

Только после этого Боюань наконец отмер и медленно прошел к своему месту. Застыл, неверяще глядя в собственный монитор, потом осторожно опустился в кресло, обивка которого еще хранила призрачное ощущение чужого тепла.

А, так вот о чем Е Сю вел речь.

Даже под гениальными руками одного из главных богов «Славы» у персонажа пусть и прокаченного, но не идущего в сравнение с про с их серебряным оружием осталось немногим больше двадцати процентов здоровья. В инвентаре закончились все зелья, а кое-что из снаряжения — наплечник, нагрудник и один наручень, все оранжевые и сослужившие Боюаню верную службу не в одном данже — треснули и рассыпались от нагрузки.

Но все это перечеркивало системное сообщение, окруженное светящимися завитушками: «Поздравляем игрока Синий мост весеннего снега с первым убийством Золотого дракона Вересковых пустошей».

А яйцо оказалось золотым — голографическое изображение на мониторе было таким объемным, что его хотелось потрогать, и сияло, как маленькое концентрированное солнце. За весь ивент Боюань такого больше ни у кого в своей гильдии не видел, а информация о других игроках в системе была закрыта. Даже лидерборды не показывали классы яиц, только их количество. Но в уникальности и исключительной ценности этого конкретного сомневаться явно не приходилось.

Боюань стек в кресле пониже, спиной чувствуя изумленные и благоговейные взгляды подтянувшихся поближе товарищей, и протяжно устало вздохнул.

Кажется, рано или поздно ему все-таки придется продать почку.

А ведь он даже так и не увидел этого загадочного дракона 80-ого левела!

***

После ивента, как и во время него, выигранные яйца, в отличие от остальных призов, нельзя было ни дропнуть, ни передать. Они мертвым сияющим грузом повисли в инвентарях, напоминая о себе при каждом входе в игру. Разработчики заранее сообщили, что в августе будет назначен специальный день для финального испытания и подведения итогов, но лично Боюань об этом довольно быстро забыл. Да и не он один, если уж на то пошло.

Потому что китайская сборная выиграла первый чемпионат мира по «Славе».

Так что слова Е Сю оказались не просто самодовольно-хвастливыми, но еще и пророческими.

Разумеется, Боюань вместе со всеми экспертами и другими сотрудниками клуба поехал в аэропорт с транспарантами встречать победителей. При этом он не особо надеялся их увидеть, но внутри все так бурлило и пенилось невозможным счастьем, что остаться в стороне было совершенно невозможно! Обязательно поддержать и поблагодарить — хоть издали, ощутить себя частью чего-то грандиозного и общего.

В аэропорту и возле него толкалось множество знакомых лиц, и Боюань, к собственному удивлению, был рад видеть всех, даже давних конкурентов (даже гильдейцев Травяного сада). Совместное дело и правда окрыляло. А уж когда мимо них под вспышками репортеров пошли члены сборной — все вокруг Боюаня словно взорвалось, и он тоже с ликующими криками запрыгал на месте, улыбаясь так широко, что сводило скулы. И плевать, что в такой толкучке и тесноте ему уже дважды прилетело локтями Фонаря, главное — победа!

А потом он случайно встретился взглядом с Е Сю. Тот был по-прежнему сутулый и еще более изможденный, чем тем вечером в гильдейской, но при этом довольный собой и какой-то словно умиротворенный изнутри. Боюань смутился, сам не зная, почему, но превозмог себя и помахал рукой.

А Е Сю кивнул ему, как давнему хорошему знакомому, и прошел дальше.

Так что неудивительно, что на фоне всего этого о каком-то там ивенте Боюань не вспоминал, даже натыкаясь взглядом на золотой блеск в инвентаре, поэтому системное сообщение, что день икс назначен на ближайшую субботу, повергло его в некоторое смятение. Тем более, что Весна на прошлой неделе слег с сильной простудой, и основные обязанности гильдлида обрушились на плечи Боюаня. К счастью, остальные эксперты и верный Лодка его не оставили без помощи, к тому же, после чемпионата все ощущали такой духовный подъем, что работа спорилась и вообще была в радость.

Финал ивента нетипично начинался не в полночь, а в полдень, и выходной день явно выбрали для того, чтобы как можно больше игроков смогли принять участие. Заранее была объявлена официальная продолжительность — шесть часов, что для подобного игрового события совсем недолго.

Конечно, тогда Боюань еще не предполагал, что эти шесть часов станут едва ли не самыми долгими и напряженными в его игровой жизни.
Согласно условиям, все участники, получившие яйца, в полдень должны быть онлайн, иначе заветные трофеи сгорят — вернее, автоматически перенесутся к другому случайному игроку.

Боюань поудобнее устроился на своем рабочем месте заранее (а точнее — не вставал с него с раннего утра, решая разные текущие вопросы гильдейской жизни), размял пальцы и на всякий случай приготовился. На золотое яйцо в своем инвентаре он поглядывал одновременно с любопытством и подозрением. Обещанный список редких материалов на почту пока не пришел — но это совсем не значило, что Е Сю пошутил.

Наконец цифры на приборной панели сменились, час икс пробил — и в то же мгновение все лидерборды разом переменились, тасуясь в реальном времени, как колода карт в руках безумного фокусника.

Рядом с количеством яиц в списках появились их классы-цвета. Синий ручей прыгнул на первое место, Амбиции тирана сместились на второе, но все равно сохранили изрядный отрыв от всех остальных. Травяной сад и Цветочная долина одновременно рванули вверх, но в то же время в индивидуальном лидерборде Аризаема, несмотря на общее количество яиц, рухнул вниз, Смутная картина из гильдии Воющие высоты тоже. Из знакомых ников в первой десятке остался только Семя подорожника — почему-то именно аккаунт с десятого сервера, а не основной персонаж этого игрока. Похоже, не одного Боюаня порой настигала ностальгия.

Вот только сейчас эта мысль совсем не успокаивала.

Потому что на первое место индивидуального лидерборда стремительно взлетел и застыл там, сияя и переливаясь золотом, Синий мост весеннего снега.

В секунду списки преобразились до неузнаваемости.

А в следующее мгновение до неузнаваемости изменился и мир «Славы» на экране — Боюань специально вывел своего персонажа в хорошо изученную тихую локацию подальше от городов, но все краски вдруг смазались и смешались, графика закрутилась воронкой — и вдруг распрямилась обратно, выплюнув Моста на совершенно незнакомое высокогорное плато рядом с костяным остовом гигантского кита.

Боюань на секунду отвлекся от игры и огляделся по сторонам. Справа снова сидел Лодка, слева — Фонарь, и у обоих на лицах было такое же недоумение, которое Боюань ощущал на своем собственным. На их мониторах тоже отображалось что-то чуждое и непривычное.

Но прежде, чем он успел испугаться, что игра рухнула и непоправимо сломалась по всему Китаю, во весь экран развернулся длиннющий список условий, требований и ограничений для всех игроков, желающих принять участие в финале ивента.

Все обладатели яиц автоматически переносятся в специально созданную под ивент временную локацию для королевской битвы, таким образом им дается немного времени оглядеться и подготовиться, при особой удаче — спрятаться. Все остальные игроки должны добраться до этой локации сами, через телепорты или пешком. При этом обладатели яиц тоже могут атаковать друг друга.

Цель ивента — сохранить или заполучить яйца, но в самом конце у одного персонажа не должно быть одновременно больше трех (очевидно, так разработчики надеялись хоть немного уравновесить шансы игроков и более равномерно распределить плоды своего загадочного обновления), излишки сгорят.

Вылогиниться нельзя, персонаж обязан оставаться в игре непрерывно все шесть часов, иначе яйца сгорят.

Игрок не имеет права держать яйца в инвентаре дольше определенного срока, нужно приносить их к специальным алтарям и подзаряжать маной, иначе из яиц никто не вылупится, и они сгорят.

Если персонаж погибает — он может возродиться и вернуться в ивент, но дроп яиц теперь стопроцентный, причем падать они будут в обратном порядке ценности (при этом градацию этой ценности так и не раскрыли, хотя можно было сделать примерные выводы на основании лидербордов), а также может дропаться снаряжение, как при обычной смерти.

Все обладатели яиц наделяются светящейся аурой, чем больше яиц (и чем они ценнее) — тем ярче сияние.

Уже на середине этого списка в мыслях Боюаня воцарилась метафоричная горелая яичница. Он наконец понял, в чем был заключен основной подвох первой части ивента, и медленно покрылся холодным потом.

Отыскать и добыть золотое яйцо оказалось подозрительно легко — в основном сработала удача (и талантливые руки одного бесстыжего бога).

Просто потому, что по условиям ивента для эффектного финала обязательно надо было, чтобы кому-то так повезло — и главный приз вошел в игру.

Но вот сохранить это яйцо до самого конца — уже непосильная для одного игрока задача.

Мост сиял таким ярким золотым светом, что под ним почти не было видно контуров лица и снаряжения. Такой факел захочешь — не пропустишь! Боюань стиснул зубы и усилием воли отвлекся от мрачного разглядывания своего персонажа.

— Вы где? — спросил он без особой надежды и облизнул пересохшие губы.

— Без понятия, локация ж незнакомая, — поморщился Фонарь. — Давайте ориентир общий выберем? Я вон руины какие-то вижу.

— У меня пустыня, — вздохнул Лодка.

Боюань повертел камеру, оглядываясь по сторонам, и обреченно вздохнул:

— Ничего похожего.

— Надо остальных наших поспрашивать! — Фонарь тут же развел бурную деятельность и начал опрашивать остальных гильдейских, но, судя по всему, поблизости от Боюаня никого не оказалось. Возможно, система специально разносила персонажей из одной гильдии по разным углам карты, чтобы усложнить задачу. Будто та и без того не была малоосуществимой!

Первый противник попался Боюаню уже через минуту — тоже сияющий, пусть и не так сильно, и без значка гильдии. Победить его, несмотря на неожиданность нападения, не составило особого труда. Боюань какое-то время созерцал лимонно-желтое яйцо, валявшееся на место трупа, потом вспомнил условие про не больше трех штук, решил, что проблем ему и так хватит, и не стал подбирать. Желающие явно еще найдутся.

Личные сообщения и гильдейские чаты на время проведения ивента оказались заблокированы. Сразу стало понятней объявление с призывом не пользоваться внеигровыми средствами связи. Активен был только мировой чат, в котором в основном мелькали системные сообщения и подначки «охотников». Правда, каждый удачливый охотник тут же переходил в статус жертвы, так что злорадствовали они недолго.

Разработчики очень сильно заморочились. Такую энергию бы — и на благое дело!

Поначалу Боюань подумывал спрятаться, найти какое-нибудь надежное укрытие и пересидеть там — по крайней мере, пока не подтянутся свои. Но локация была совершенно незнакомая и какая-то непривычная, в ней громоздились друг на друга разные несочетаемые элементы: плато обрывалось внезапным болотом, в котором Мост чуть не утонул, поэтому Боюань вернулся обратно к остову кита — и обнаружил под ним мини-портал в засохший хвойный лес, который заканчивался с одной стороны тем же самым болотом, а с другой — мраморными карьерами. Обычно география в «Славе» была более логичной и последовательной. А в этом безумии ориентироваться было очень сложно, тем более без карты, да еще и координаты не отображались нормально.

Успокаивало только то, что все игроки были в равно невыгодном положении.

Вторым на Моста наткнулся и напал игрок из Самсары с незнакомым ником — то ли твинк, то ли новичок. Они обменялись парой ударов, снеся друг другу по три процента здоровья, после чего незнакомец понял, что его скилл ниже, и поспешно ретировался. Бросаться за ним в погоню Боюань не стал, вместо этого продолжил поиски убежища.

На часы он старался не смотреть, чтоб не сглазить, сосредоточился на игре. И в общий чат тоже не вчитывался, даже когда выхватывал там краем глаза свой ник — понятное дело, что благодаря лидербордам все быстро сообразили, кто здесь самая желанная добыча.

К счастью, ему наконец повезло наткнуться на парочку своих, берсерка и чернокнижника. Но везение это оказалось недолгим: не успели они наметить общий маршрут и выйти из очередного леса, как прямо на них с лихим гиком и улюлюканьем в голосовой чат выскочила целая толпа персонажей из разных гильдий, очевидно, объединившихся во временный союз.

Чернокнижника просто смело, как волной, он едва ли успел применить больше пары скиллов. Берсерк продержался дольше, но ненамного. Боюань сначала хотел помочь им, потом попытался вырваться из окружения в надежде хоть спастись самому, но быстро понял, что это бесполезно.

Рубанул несколько раз по особо наглым и шумным противникам, потом эффектно взрезал толпу базовым, но надежным Падающим световым клинком — однако это было все равно, что барахтаться в смоле, как муха. Так же утомительно и в конечном итоге бесполезно.

Поэтому Боюань не стал тратить силы, которые ему явно еще пригодятся, принял стратегическое решение отступить с малыми потерями и скрестил руки на груди, мрачно наблюдая, как на экране его безответного персонажа полосуют и кромсают, будто тряпичную куклу. Молчаливое сочувствие от Лодки справа ощущалось буквально физически.

Точку воскрешения предлагалось выбрать из трех вариантов, расположенных в новой локации, и на это заботливо отводилось несколько минут. Видимо, чтобы игрок успел справиться с разочарованием от потери и мог продолжить с новыми силами.

Фонарь вдруг издал странный — даже для него — сдавленный звук, и Боюань невольно заинтересовался происходящим на чужом мониторе.

И моргнул, с трудом поборов инстинктивное желание протереть глаза.

Посреди руин какого-то огромного замка, в месте, которое наверняка в свои лучшие времена было бальной залой, кружили страйкер из Амбиций тирана и боевой маг из Великолепной династии. Они сражались друг с другом, одновременно безжалостно рубя остальных игроков, случайно попадавших в зону атаки. И слишком хорошо знакомая любому фанату «Славы» комбинация скиллов, причем от обоих, а еще апм и общая техника на несравнимо более высоком уровне, чем у обычных игроков, просто не могли не вызвать совершенно определенные ассоциации.

Фонарь, который молча наблюдал за этим действом почти минуту, спрятав своего персонажа за какой-то колонной, внезапно выдал:

— Что-то мне аж икается от ностальгии.

— Готов поспорить, что уже через полчаса видео появятся на форумах и породят ожесточенные дискуссии.

Спорить и биться об заклад Лодка обычно не любил, поэтому, если все же предлагал такой вариант — значит, был в нем стопроцентно уверен.

Боюань вздохнул, невольно позавидовав товарищам, которые могли позволить себе расслабиться и отвлечься, в то время как он вынужден был напряженно бегать от всех подряд.

Сигнал в наушниках напомнил, что его собственное время на передышку подошло к концу, и Боюань торопливо повернулся обратно к своему монитору. Скользнув взглядом по предложенным точкам воскрешения — Зонтичные грибы, Зловонная пещера и Озеро короля, — он щелкнул на первую, не успев толком осмыслить, почему именно она привлекла его внимание, и заставил себя снова сосредоточиться.

К счастью, никакая засада его не поджидала. Решение оторваться от толпы таким нестандартным способом было довольно дорогостоящим, но сработало. Боюань проверил инвентарь и вздохнул, убедившись, что потерял голубое яйцо и новый оранжевый наплечник.

— В какой ты точке респа? — окликнул из-за спины Мазок кисти — призыв не пользоваться внеигровыми способами связи они все негласно, но дружно проигнорировали. — Я тут вроде недалеко от одной из них…

Но Боюань покачал головой и, напомнив себе, что он за старшего и вообще должен прежде всего отвечать за других и заботиться о них, а не о самом себе, объявил:

— Я слишком завидная добыча. Лучше не буду подвергать вас опасности, побегаю один.

Фонарь резко повернулся к нему и аж сдвинул с головы наушники:

— Эй, это что за внезапная тяга к самопожертвованию?! Откуда это в тебе?

Боюань пихнул его кулаком в плечо и поспешно вернул руку обратно на клавиатуру. К счастью, больше спорить никто не стал — скорее всего, просто потому, что нормально пересечься в этой странной локации все равно не получилось бы, и все это понимали. И потом — для гильдии важнее не растерять основной улов, а не сохранить одно конкретное яйцо, пусть и особо ценное.

В правом нижнем углу замерцало напоминание о приближении срока подзарядки яиц. Боюань ругнулся себе под нос и заозирался по сторонам в робкой надежде, что какой-нибудь алтарь случайно окажется поблизости. Но вокруг были только гигантские мясистые грибы, похожие на нечто среднее между зонтиком и деревом, и синие гусеницы размером с питонов, а еще неподвижная фигура какого-то персонажа в тени одного такого гриба.

Фигура, которой еще мгновение назад на этом месте совершенно точно не было.

Боюань вздрогнул от неожиданности, чуть было не нажал комбинацию клавиш для Тройного разреза, но остановился, сам толком не зная, почему.

Словно какое-то предчувствие помешало.

Фигура поднялась на ноги и неторопливо направилась в его сторону, не делая никаких угрожающих движений.

Сначала стал виден значок гильдии — Амбиции тирана (четвертый бранч) — а потом ник.

Ник, от которого Боюань в буквальном смысле на мгновение утратил дар речи и все-таки не удержался от желания протереть глаза.

Потому что прямо перед ним стоял некий Непревзойденный суперкрасавчик, обряженный в какое-то синее барахло, зато с оранжевой секирой. Но, видимо, чтоб хоть как-то соответствовать претенциозному нику, для аватара было выбрано фото актера Ван Кая — младшая сестра любила старые исторические драмы, поэтому Боюань не мог не узнать примелькавшееся лицо. Хотя это только добавило происходящему сюрреалистичности.

Несмотря на заблокированные личные сообщения, система в самом начале предупредила, что персонажи, находящиеся в зоне взаимной видимости и слышимости, переписываться могут. Поэтому Боюань не удивился внезапно всплывшему окошку с иероглифами.

Вернее, не удивился бы — если б не их содержание.

«Как там моя гильдия?»

И фирменный курящий смайл в конце.

Слишком знакомый вопрос, которому в этой ситуации было совершенно не время и не место.

Боюань дернулся всем телом, поджал губы и со зверским остервенением напечатал, едва не промахиваясь мимо клавиш: «Да блядь, бог Е, это не десятый сервер! Понятия не имею, как там твое Счастье!»

Правда, на самом деле во время охоты на диких боссов Боюань иногда пересекался с Рассветным стрелком, который казался на удивление спокойным и адекватным для Счастья. А что гораздо важнее — не таким бесстыжим и вообще не любителем интриг, приятный контраст с давними знакомыми из Травяного сада, Амбиций тирана и других сильнейших гильдий. Так что пару раз Боюань даже помог по старой памяти знакомым с десятого сервера никам — постаравшись, чтоб они при этом его не заметили…

Но говорить об этом Е Сю совсем необязательно же!

Тем более что тот и так прислал несколько смеющихся смайлов и не менее провокационный вопрос: «Неужели тебя не мучает ностальгия, хоть иногда?»

Боюань вздохнул и уже спокойней напечатал в ответ: «Конкретно сейчас меня мучает слишком много всего другого…»

Полюбовавшись на ряд очередных совершенно лишенных сочувствия смайлов, он сам пошел в наступление: «Почему не на Мрачном Лорде?»

«Учитывая, сколько внимания привлекает этот аккаунт, я решил воздержаться».

Боюань представил — и содрогнулся. Редкое благоразумие и понимание простых смертных со стороны бога Е.

Но это не отменяло того факта, что выбрать для этой миссии можно было менее бросающийся в глаза твинк.

«Ник сам придумал?»

«Поверишь или нет, но этот идеально подходящий аккаунт достался мне сам уже полностью готовым. Не иначе как по велению судьбы».

«Конечно», — согласился Боюань и сам не понял, сделал это дипломатично или саркастично.

Предупреждение про заряд яиц требовательно прыгнуло в центр экрана, заставив вздрогнуть, но его перекрыло сообщение от Суперкрасавчика:

«Здесь алтарь неподалеку, справа за рощей. Я успел прогреть свои яйца, пока ждал тебя».

Боюань торопливо поблагодарил и ринулся туда. Алтарь оказался мраморной чашей прямо посреди опушки, размером с немаленькую ванну, и Мост закинул туда оба яйца буквально в последний момент. Их тут же окутало мягкое серебристое пламя, и всплывающее окно выдало необходимый лор — вчитываться внимательно не было ни времени, ни особого желания, но краем глаза Боюань выхватил легенду, что яйца требовали особого прогревания и напитывания божественной энергией перед вылуплением.

А потом до Боюаня запоздало дошло, что именно написал Е Сю.

«У тебя-то они откуда вообще? Ты же к чемпионату тогда должен был готовиться, сборную наставлять, а не по ивенту бегать!»

«Что же, я не человек уже? Не такой же игрок в «Славу», как все? Выдалась пара свободных часов, вот и заглянул немного развеяться».

Боюань невольно поежился, вспомнив любимый — и вполне разумный — аргумент Мрачного лорда с десятого сервера, и решил сменить тему:

«Как ты меня нашел?»

«Сначала собирался спросить у вашего гильдлида или использовать какой-нибудь из твинков старины Вэя, оставшихся в Ручье, но механика ивента смешала эти планы. Так что я просто следовал за сообщениями, где тебя видели в последний раз, но подоспел слишком поздно — тебя уже накрыло толпой. Поэтому я перенесся сюда, не дожидаясь финала побоища, и решил тебя подождать», — Суперкрасавчик показал оранжевый талисман «Глаз ночного змея», позволяющий телепортироваться на небольшие расстояния.

«С чего ты взял, что я выберу именно эту точку респа?»

«Интуиция!»

Боюань мрачно уставился на треклятый курящий смайл, который давно надо было запретить и вообще стереть из базы данных «Славы», забрал с алтаря обратно в инвентарь прогревшиеся яйца и прямолинейно ринулся в словесную атаку: «Пришел за данью?»

«Ну зачем же сразу так грубо. Я согласен всего на половину от выигрыша после финала ивента — если мы сумеем наш золотой трофей сохранить, разумеется. Так что я побуду твоим телохранителем».

«Почему вообще ты решил выбить его с моего аккаунта? Почему не использовал свой?»

Боюань нервно забарабанил пальцами по краю стола, ожидая ответа и только сейчас признавшись себе, что этот вопрос мучил его с той самой нежданной встречи в родной гильдейской.

«У меня не было с собой ни одной карточки :) Забыл все в гостинице вместе с курткой. И потом, мне бы просто не хватило времени до полуночи пригнать какого-нибудь своего персонажа в твои координаты. К тому же — ты эту награду честно заработал, не так ли?»

«?»

«Я обратил внимание на твой блокнот. У меня тоже мелькнула мысль, что в стихах скрыта тайная подсказка, но возиться с расшифровкой было некогда. А ты явно приложил немало усилий. К тому же, иногда просто везет. Слепая удача — так тоже бывает, даже в игре. Хотя особенно приятно, когда она заслуженная».

Боюань к собственному ужасу вдруг ощутил, что ушам стало жарко. Е Сю вел себя противоестественно вежливо, даже почти… мило. Что-то здесь было не так.

Правда, особо удачливым себя Боюань в данный момент не ощущал, несмотря на жизнерадостное сияние злосчастного трофея. Но, возможно, спустя пару недель воспоминания об этом дне уже не будут такими негативными…

«А еще мне удобнее и выгодней, если носить это яйцо будешь ты».

От такого резкого перехода Боюань едва со стула не рухнул и громко фыркнул от возмущения. Ну еще бы! Суперкрасавчик тоже светился бело-голубой аурой — но совсем не так ярко, как Мост. Понятно, кто привлечет больше внимания и кого будут атаковать первым!

Хорошо хоть, Е Сю не потребовал очередные редкие материалы за сопровождение и телохранительство. Во всяком случае, пока.

— Что ж, думаю, пора отправляться, — вдруг раздался в наушниках смутно знакомый голос, далекий и чуть хриплый, словно со сна.

— Кхм, да, — прочистил горло Боюань. — Есть идеи, куда?

Как правило, он чаще общался в чатах, а не голосом, чтоб никого не перекрикивать, но тут, в этом злосчастном ивенте, явно нужны были свободные от переписки руки, он не про, в конце концов, и спокойно это признает. Е Сю наверняка отметил, что, отвлекшись на яйца и алтарь, Боюань стал печатать медленней.

Но все равно, почему Е Сю пошел ему навстречу и тоже перешел на голосовое общение — вопрос.
Суперкрасавчик приблизился и обошел Моста кругом, словно изучая и прицениваясь.

— Прятаться с такой аурой сложно, ты как путеводный маяк в ночи. Так что предлагаю такую тактику: быстрые перебежки, недолгие укрытия и нападать первыми из засады, а потом скрываться. Я успел изучить локацию, тут не так много укрытий, но все же они есть, а еще можно
воспользоваться лабиринтом и озером.

«Тут еще и лабиринт?!» — едва не ляпнул Боюань, но вместо этого только сдержанно признал:

— Я не особо силен в водных локациях.

Стоит лишь вспомнить похожую на кошмарный сон бойню с десятого сервера… хотя нет, лучше не вспоминать.

— Сильнее большинства рядовых игроков, — щедро утешил его Е Сю и первым двинул своего персонажа прочь от алтаря.

Не оставалось ничего иного, кроме как поспешить следом.

— От тебя не ждут, что ты будешь атаковать сам, поэтому будут стараться загнать и окружить или найти и выкурить из убежища, — продолжил наставлять главный эксперт «Славы».

— Спасибо, я догадался, — поморщился Боюань, но спорить с очевидным не стал, хотя иррационально захотелось возразить.

— Поэтому я и предлагаю атаковать первыми! — довольно подытожил Е Сю и вдруг чем-то зашуршал. — Кстати. Думаю, так будет удобней.

Сбоку на экране развернулось окошко QQ, и одновременно мигнул забытый возле клавиатуры телефон. Входящий вызов от незнакомого контакта с аватаркой в виде коряво начертанных иероглифов «Мрачный лорд».

Боюань с опаской ткнул «принять» и сходу первым потребовал ответа:

— Откуда у тебя мой номер?!

— Я подготовился, — имел наглость заявить этот… бог. — Спросил у Вэньчжоу.

Боюань только сейчас заметил непрочитанное сообщение от контакта «Капитан»: «Приношу извинения за позволенную себе вольность. Доводы показались убедительными».

Плотное общение с Е Сю во время чемпионата мира капитана «Синего дождя» явно испортило.

Или же он всегда был таким и просто хорошо скрывался, но эта мысль беспокоила еще больше.

Боюань обреченно вздохнул, смиряясь, только уточнил на всякий случай:

— А как же запрет на внеигровые средства связи?

— Но мы же не используем их, чтобы определить местоположение друг друга, а суть именно в этом.

Сразу поневоле стало стыдно за их недавние перекрикивания в гильдейской и попытки обменяться координатами. Хотя что это, все они правильно делали, будто остальные игроки трепетно блюдут все правила!

— Так не будут вмешиваться звуки из игры и не придется сильно напрягаться, чтобы услышать друг друга за гамом чужих голосов, — спокойно продолжил тем временем Е Сю, отправляя своего персонажа форсировать неглубокую, но быструю реку.

В наушниках гуляло своеобразное эхо — голос Е Сю словно двоился, доносясь и из QQ, и из игры, но, как ни странно, этот эффект не был неприятным. Просто как стерео-озвучка.

Боюань старательно кликал только по тем камням, на которые наступал Суперкрасавчик, и позволил себе облегченно выдохнуть лишь на другом берегу. Когда он в самом начале беготни попытался преодолеть подобную речку сам, его персонажа снесло в другой блок локации.

«Скорее, я видел носителя золотого яйца возле Одинокой башни!» — кинул вдруг Суперкрасавчик в общий чат.

Топоним Боюаню был незнаком, но никаких башен поблизости не наблюдалось — ни одиноких, ни в составе замков или руин.

— Никто пока не знает, что мы заодно. Хороший способ сбить погоню со следа, — пояснил Е Сю вслух, хотя Боюань уже и сам догадался и ни о чем не спрашивал.

«А почему ты пишешь здесь и зовешь конкурентов?» — подозрительно и одновременно разумно вопросил некто Чуткий нюх из гильдии Покорителей облаков.

«Очевидно же, что я зову не конкурентов, а свою гильдию. Думаю, найдется немного желающих с нами потягаться».

Значок Амбиций тирана, пусть и с пометкой «четвертый бранч», и правда смотрелся в чате непоколебимо и почти угрожающе. Боюань хотел было уточнить, зачем Е Сю вообще понадобилось соваться именно в эту гильдию (и знали ли об этом в «Тирании»), но благоразумно решил, что будет спокойней спать без этого знания.

Похоже, тактика с отвлечением внимания сработала — во всяком случае, их никто не беспокоил почти двадцать минут. В любой другой ситуации Боюань уже успел бы заскучать от простого бесцельного блуждания по локации… но не в такой компании.

Е Сю подробней объяснил выбранную тактику, разобрал ее на примере сразу нескольких ситуаций и предложил набор конкретных скиллов, которые лучше задействовать в каждом случае. А еще неожиданно поделился парой инсайдерских баек с чемпионата — как Чжан Цзялэ, не иначе как из-за своей кармы, снова занял второе место, когда Е Сю вздумалось устроить внутрикомандный турнир, и как в самом начале игроки-американцы предложили Су Мучэн и Чу Юньсю сходить с ними на свидание или на Арену — и больше потом никому подобных опрометчивых предложений не делали.

Общаться с таким Е Сю — не противником и не конкурентом, — не ожидая от него никакого внезапного подвоха (ну… почти), было очень здорово.

Поэтому, к тому моменту, когда они все же пересеклись с другими игроками, Боюань успел почти забыть о том, что вообще от кого-то прячется и чего-то должен опасаться. К счастью — и к стыду Боюаня, Е Сю умудрялся подмечать в игре все до мельчайшей детали, независимо от ситуации, и вовремя заметил подходящую для укрытия песчаную насыпь возле дороги.

Мост поспешно залег рядом с Суперкрасавчиком, Е Сю начал посылать в чат сообщения с обратным отчетом, и Боюань внимательно следил за цифрами, приготовившись и закусив губу от напряжения. Сначала стал слышен отдаленный топот, потом к нему добавился гул голосов — игроки что-то оживленно обсуждали.

Наконец первый персонаж прошел мимо насыпи, и стало видно символ гильдии Небесная справедливость рядом с его ником. Ни один из членов группы — всего их было семеро — не светился, а значит, никакой добычи у этих охотников не было, а если они что и добыли в первой части ивента, то уже успели потерять.

В чат вдруг упала короткая команда, и Боюань сам почувствовал себя, как резко распрямившаяся пружина, хотя в бой из засады выпрыгнул не он сам, а его персонаж. Поднимающийся дракон, Разрез падающего феникса, Пронзающая форма. Атаковать, атаковать, атаковать — ни секунды промедления и ни малейшего шанса врагу опомниться.

Слева в ряды противника врезался своей секирой Суперкрасавчик, закружился, выдавая какие-то немыслимые комбинации и повороты, из которых опознать можно было только самые базовые.

У Боюаня в глазах зарябило от стремительной смены скиллов в его исполнении, поэтому он отвернулся и сосредоточился на собственных противниках. Элементалист перед ним попытался что-то скастовать, но явно растерялся от неожиданности, поэтому Боюань потеснил его и добрался до клерика.

Вся схватка, шумная и кровавая, заняла не больше трех-четырех минут. Перепугавшись от такого напора и явно решив, что на них напала превосходящая числом команда противника, члены Небесной справедливости сопротивлялись недолго и довольно быстро ринулись врассыпную, оставив на память о себе перекати-поле и два трупа. С одного из них что-то дропнулось, Суперкрасавчик деловито подобрал — а потом вдруг протянул Мосту.

Боюань озадаченно хлопнул глазами, в непонимании уставившись на оранжевый наплечник.
— Держи, кажется, у тебя был похожий, — предложил Е Сю.

Это было настолько неожиданно и парадоксально заботливо (в голове далеким эхом прозвучало незабываемое и пробирающее до костей «Неспециализированному нужно все!»), что Боюань окончательно растерялся и едва не забыл поблагодарить, принимая внезапный подарок.

Он взглянул на оставшийся одинокий труп — очевидно, игрок все не мог выбрать точку воскрешения — и все-таки решился спросить:

— Вы же были союзниками? И при этом ты можешь спокойно напасть на них… так?

Боюань не обольщался — они победили с таким сокрушительным успехом только потому, что им противостояли обычные рядовые игроки, а не их товарищи более высокого класса, не говоря уж о про.

Е Сю хмыкнул и резонно подметил:

— Ну, во-первых, с этим твинком они не знают, что я — это я. А во-вторых — ивент это ивент.

Мысль, несмотря на свою правдивость особого оптимизма не внушала.

Оставив дорогу со следами стремительной схватки позади, они двинулись дальше. Е Сю предложил все-таки заглянуть в лабиринт, которым грозился в самом начале, но путь преграждало слишком много воинственно настроенных персонажей, поэтому они свернули к уже знакомым Боюаню болотам.

Вот только кто мог заранее предположить, что из самого сердца этих болот раздастся хорошо знакомый голос, причем именно этот, детский, звонкий и полный охотничьего азарта:

— Так, мне еще одно яйцо добыли, теперь твоя очередь! Смотри, вон «Тирания», давай на них!

Даже если бы Боюань не узнал его по голосу, и так можно было опознать про-игрока — кто еще зовет гильдии именами команд?

Первым из болот прямо им навстречу выскочил неудачливый клерик со значком Амбиций тирана, окутанный мягким голубым сиянием. Увидев их, он сначала замешкался, а потом с ложной надеждой и бессвязным возгласом поспешил к Суперкрасавчику.

Но уже в следующую секунду с дальней кочки прыжком взмыл мастер меча с ником Меч без ножен и значком Травяного сада, подлетел к несчастной жертве и стремительно искромсал ее, причем с таким невероятным и остервенелым апм, что Боюань, несмотря на личное близкое знакомство с классом, что едва успевал различать комбо.

Дропнутое голубое яйцо едва успело блеснуть, как Меч без ножен подхватил его и замер, оценивающе разглядывая новые фигуры перед собой.

Боюань подавил малодушное желание спрятать Моста за спиной Суперкрасавчика, будто бы это могло помочь.

Молчание затягивалось. Игрок Травяного сада — «Маленькой травы» — видимо, прикидывал свои силы. Боюань мрачно представлял, как долго будет торжествовать гильдия заклятых недругов, если именно им удастся забороть Моста. А Е Сю, наверное, просто наслаждался ситуацией, чтоб его.

Из болот донеслись звуки еще одной короткой битвы, а потом рядом с Мечом без ножен возник другой мастер меча — Плывущее дерево, сжимавший в руках огромный оранжевый двуручник с себя ростом. Его символ гильдии демонстрировал принадлежность к Синему ручью, но это как раз было неудивительно.

— О, старший Сюй! — радостно воскликнул он. — А где остальные наши, ты чего один?

Е Сю почему-то громко прокашлялся.

Боюань приятно удивился, что Лу Ханьвэнь его еще помнит и продолжает называть именно так, хотя последнее время они в клубе не пересекались, и поздоровался в ответ.

— Так получилось, в игре много непредсказуемого бывает. А вы здесь… — он замолчал, не уверенный, как задать вопрос, и несколько сбитый с толку молчанием Лю Сяобе, опознать которого можно было по одному апм.

Вернее, сбитый с толку самим его присутствием здесь и в такой компании.

— А мы соревнуемся! — гордо пояснил Лу Ханьвэнь. — Мы с Сяобе решили, что так интересней, чем просто сражаться. Поэтому кто больше яиц соберет, тот выбирает карты на арене еще неделю, а кто меньше — тот просто лузер! А яйца потом нашим гильдиям раздадим, ближе к концу ивента.

Боюань от такой детской непосредственности даже как-то растерялся, понятия не имея, как на нее реагировать. Но зато игрок Меча без ножен возмущенно огрызнулся:

— Прекрати называть меня просто по имени, у нас не такие отношения!

— А какие у нас отношения? — тут же с искренним интересом уточнил Лу Ханьвэнь.

Ответа Лю Сяобе Боюань не расслышал, потому что вдруг ощутил чужое присутствие за спиной, и сдвинул наушник с одного уха. За происходящим в игре он успел совершенно позабыть, что находится не один у себя в комнате, а вообще-то сидит в гильдейской посреди толпы народа. Так, вроде ведь он не говорил ничего предосудительного?

— Какое бесстыдство! — громко возмутился Фонарь, тыкая пальцем в экран. — Союз с Травяным садом?! Мы его не так воспитывали!

— Редкий случай, когда я с тобой полностью согласен! — поддержал Мазок кисти.

Остальные гильдейские дружно загудели, негодуя от такого немыслимого непотребства.

Лодка просто устало покосился на Боюаня из-под ладони, прикрывающей лицо. С трудом подавив желание скопировать его жест, Боюань вернул наушник на место и снова погрузился в игру, решив игнорировать выходки товарищей.

И вовремя — потому что Лу Ханьвэнь, похоже, закончил спонтанный спор со своим спутником и повернулся к Мосту:

— Ты это, осторожней тут. Мы большую группу в соседней части локации видели, а тебя они точно не пропустят, если увидят. Помочь?

— Спасибо, справимся сами, — с непонятной интонацией отклонил предложение Е Сю прежде, чем Боюань успел что-либо сказать.

— А, так это ты, старший Е, — ничуть не удивился Лу Ханьвэнь. — Уверены? А то вы же старенькие уже оба…

Боюань поперхнулся от неожиданности — вот так забота младших! Но Е Сю, очевидно, к подобным подначкам было не привыкать, потому что он невозмутимо сменил тему:

— Шаотянь отдал тебе карточку этого аккаунта?

— Зачем отдал? Не, Хуан Шао добровольно мне ничего не дает! — прямо посреди фразы звонкий детский голос сменился легким баском, но Лу Ханьвэнь только прокашлялся и продолжил, как ни в чем не бывало: — Это мне капитан сказал самому у него взять. Чтоб не пылилась без дела!

Боюань тяжело вздохнул, но все же превозмог себя в воспитательных целях и вмешался в разговор:

— Малыш Лу, капитан тоже не всегда говорит правильно, — он содрогнулся от произнесенного кощунства и исправился: — Или, во всяком случае, иногда шутит!

Наверное. Может быть. Боюань очень на это надеялся.

— Пошли уже, — проворчал Лю Сяобе, коротко попрощался и первым направил персонажа вдоль границы болот к мраморному карьеру.

Лу Ханьвэнь сначала растерялся, потом с неожиданно басовитыми призывами подождать его помчался следом.

— Прекрасная незамутненная юность, — притворно вздохнул Е Сю.

Боюань пожалел, что не может сейчас пихнуть его кулаком в бок.

А через несколько минут они все-таки наткнулись на ту большую группу, о которой предупреждал Лу Ханьвэнь. Е Сю с такой готовностью рванулся в бой, что Боюань даже запереживал... Но переживать скорее надо было за попавших под безжалостный танк — на этот раз в буквальном смысле — игроков. А Е Сю даже умудрился в процессе кого-то добить и обокрасть, судя по тому, что его аура стала ярче.

И глядя на это, Боюань наконец решил, что хватит, все шесть часов он в таком нервном напряжении не выдержит, и позволил себе просто расслабиться.

На самом деле, это было даже упоительное, почти эйфорическое чувство — плыть по течению. Просто вовремя и тщательно выполнять четкие команды и делать только то, что говорят, не заморачиваясь лишними вопросами и доверившись надежному лидеру. Как когда-то в совместных данжах. В кои-то веки снять с себя всю ответственность и просто наслаждаться игрой.

Боюань все-таки готов был признаться, пусть и только самому себе, что правда соскучился по временам десятого сервера, несмотря на все растраченные там нервы.

Поэтому, когда Е Сю вдруг приказал для отвлечения внимания дропнуть обычное черное яйцо, Боюань сделал это без промедления и без сожалений. Ну, вернее, немножко трофей все-таки было жалко, но зато они успешно оторвались от погони, воспользовавшись тем, что противники отвлеклись и начали драку между собой за внезапно упавшую к их ногам добычу. Все-таки в большинстве своем межгильдийские союзы в «Славе» и правда были весьма недолговечны.

— Кидай мне золотое! — окликнул Е Сю, не удовлетворившись одним только отвлечением противника. — Быстрее!

Тут уже Боюань ненадолго замешкался, но все же подчинился. Хоть и мелькнула мысль — а зачем тогда Е Сю нужен будет Мост, если просто отдать ему золотое яйцо сейчас? В одиночку Суперкрасавчик справляться проще, если не надо отвлекаться и прикрывать другого персонажа…

Золотая искра описала в воздухе широкую дугу, и Боюань буквально услышал, как все наблюдающие игроки затаили дыхание.

А потом Мост перестал светиться, снова став совершенно обычным, зато сияющий Суперкрасавчик аурой в сочетании с ником вознес свою пафосность на совсем уж непревзойденные высоты. Е Сю вдарил по клавишам, резко направил своего персонажа в совсем другую сторону — и толпа дружно ринулась за ним.

Моста чуть не затоптали, Боюань еле успел вовремя увести его в сторону, а потом побежал в совсем другом направлении — этот фрагмент локации они уже успели хорошо изучить и подготовиться к тому, что придется сражаться с превосходящим противником. Е Сю уводил преследователей прямиком в западню, а в наушниках было слышно только его ровное дыхание. И это странным образом успокаивало.

Боюань отправил Моста на скалу, откуда можно было запустить ловушку. Разработчики, наверное, здорово развлеклись, добавляя их в игру.
Боюань затаился, выжидая и аккуратно отсчитывая время, дождался, пока Суперкрасавчик пробежит мимо, и только после этого выдернул палку-рычаг, которая сдерживала камни на склоне.

Лавина из огромных круглых валунов накрыла и раскидала толпу персонажей, как кегли.

Мост спустился с другой стороны и направился к застывшему Суперкрасавчику, который вдруг без предупреждения метнул в него золотое яйцо. Боюань еле успел перехватить и, пытаясь унять бешеный стук сердца, порадовался, что это яйцо нельзя разбить, просто уронив. Вроде как.

А потом к нему сзади подкрался избежавший лавины вор из Воющих высот, и Боюань торопливо перекинул яйцо обратно Суперкрасавчику, просто на всякий случай, пока разбирался с противником.

Довольно быстро выяснилось, что от камней спасся не только этот вор, так что Е Сю скомандовал отступление. Ритм передвижения он задавал сам, постоянно меняя бег на шаг с разными интервалами — и Боюань подстроился, стараясь точно копировать Суперкрасавчика.

А вот их преследователи, похоже, от злости забыли, что беспрерывный бег быстро тратит стамину, и постепенно начали отставать. И заманить их в еще одну заранее приготовленную ловушку и добить не составило особого труда — похоже, Е Сю умудрялся вовсю применять бесклассовость и неизменное бесстыдство не только на Мрачном лорде, но и на любом другом аккаунте.

Интересно, сколько еще им придется так бегать? На часы Боюань смотреть суеверно опасался, а внутренний счетчик времени давно сбился.

Суперкрасавчик быстро подобрал весь сочтенный им ценным дроп, а потом повернулся к Мосту и протянул ему золотое яйцо, переливчатое и блестящее, без единой царапинки на скорлупе.

Боюань какое-то время смотрел на заветный трофей с большим сомнением, потом вспомнил, сколько сил и нервов уже потрачено, и все же забрал обратно. Но не удержался от вопроса:

— Уверен, что не хочешь себе все сто процентов?

Е Сю хмыкнул:

— Я за справедливость, поэтому ограничусь редкими материалами. Мне-то приз, который оттуда вылупится, ни к чему.

— В смысле? Ты что-то знаешь? — запоздало заподозрил неладное Боюань.

Ответить Е Сю не успел, даже если и собирался, потому что в это мгновение из ближайших кустов вдруг выпрыгнули два персонажа, мастер ци и ассассин.

Хватающий кулак сцапал Моста, поднял в воздух и потащил куда-то вперед, вслед за помчавшимся со всех ног прочь мастером ци. Ассассин кинул дымовую бомбу и поспешил следом.

Его болтало в воздухе — изображение так трясло, что поневоле начинало мутить. Боюань откровенно растерялся от такого поворота, не соображая, что делать дальше. Тем более что в наушниках было слышно только топот и довольное улюлюканье мастера ци, а QQ ошеломленно молчала.

Боюань немного повернул камеру, чтобы посмотреть хотя бы на спины своих похитителей, и от неожиданности едва не активировал какой-то произвольный скилл, когда пальцы дернулись на клавиатуре.

Оба были со значками Счастья. Ирония! Неудивительно, что даже Е Сю охренел от такого поворота и не успел вовремя среагировать.

— Куда тебя тащат? — Надо же, опомнился наконец!

Мост уже изрядно отдалился от поля видимости и слышимости Суперкрасавчика, поэтому голосовой чат тут не помог бы. Боюань порадовался, что QQ позволяла им сохранить контакт, пусть и в обход правил, и кашлянул:

— Мы движемся обратно к мраморному карьеру. Не знаю, куда дальше оттуда, но ты можешь срезать… или телепортироваться, если у тебя перезарядился «Глаз ночного змея».

— Понял, — коротко ответил Е Сю, и в наушниках рассыпалось градом эхо от стука клавиш.

— С кем это ты там беседуешь? — весело поинтересовался мастер ци, оглядываясь на пленника и переходя на шаг. Ник у него был Бесполезная пельмешка.

Боюань так прифигел от подобной бесцеремонности — и от ситуации в целом, — что честно ляпнул в ответ:

— С напарником.

И насколько странно было думать о Е Сю так.

И зачем, интересно, Боюань сдался совсем не рядовым членам Счастья? Он, конечно, не всех знал по голосам — но не узнать Фан Жуя просто не мог.

В голове закрутились привычные мысли о тех, кто ушел из «Синего дождя». Конечно, умом Боюань понимал, что про-игроки искали более выгодные контракты и возможность лучше применить свои способности, блеснуть на сцене, занять главную роль в команде… но все равно лично для него это было странно — на эмоциональном уровне. Для Боюаня Синий ручей был больше, чем работой, он был вторым домом, и уйти отсюда куда-либо еще — подобная идея казалась невообразимой.

Разве что только…

Боюань встряхнулся, отвлекаясь от размышлений, и огляделся по сторонам, высматривая Суперкрасавчика. Почему тот задерживается?

Второй игрок Счастья молчал. Впрочем, узнать его по голосу все равно было бы сложно, потому что даже на официальных матчах и интервью он почти никогда ничего не говорил. Но вот твинк — твинк был знакомый.

Ассассин НеБелый. Кажется, тот самый, которого во время войны времен восьмого сезона Боюань спонтанно рубанул, обратив внимание, что того преследуют знакомые ники.

Похоже, теперь пришло время кармического воздаяния.

Дорога прямо перед ними замерцала световой воронкой телепорта, и из него ринулся рыцарь. Замешкавшегося мастера ци чуть не смело, но ассассин вовремя выпрыгнул вперед, парируя и тут же атакуя в ответ.

Суперкрасавчик отступил, перегруппировался — и замер.

— Опа. Вот так встреча! — присвистнул Фан Жуй, явно ничуть не обеспокоенный.

Е Сю прочистил горло и уточнил притворно безразличным тоном:

— Что вы тут делаете?

Персонажи из Счастья немного помолчали, глядя друг на друга.

— У нас особо важный приказ капитана: похитить золотого яйценосца! — гордо объявил Фан Жуй.

Лицо Суперкрасавчика осталось бесстрастным, как и положено аватару, но в голосе Е Сю было слышно искреннее недоумение:

— Но я таких приказов не отдавал...

— Так ты больше и не капитан! — хохотнул Фан Жуй. — У нас теперь новый капитан, гораздо круче и суперпрекрасней!

Боюань болтался в воздухе и наблюдал за происходящим молча, смирившись с неизбежным — во всяком случае, на время. Хотя собственный новообретенный титул особого восторга не вызывал.

Е Сю хмыкнул, отчего его микрофон зашипел помехами, и продолжил допрос, не пытаясь опротестовать последнее заявление:

— Но почему похитить нужно было именно яйценосца, а не само яйцо? Это же нелогично и более хлопотно.

Боюань, признаться, тоже хотел бы это знать.

— Нуууу... — протянул Фан Жуй, но его перебили.

— Подарок, — вдруг подал голос молчавший до этого Мо Фань. Снова замолчал, словно к чему-то прислушиваясь, и так же монотонно продолжил: — Капитан говорит, что это подарок тебе.

С его стороны донесся приглушенный девичий смешок, словно кто-то сидел с ним рядом и слушал через его наушники.

Е Сю, судя по звукам, чем-то поперхнулся (если Боюань его хоть немного знал — то сигаретой) и что-то уронил.

Сам же Боюань так офигел, что едва не смахнул с края стола чашку с давно остывшим кофе. Сглотнул, отставил ее подальше и осторожно вернул руки обратно на клавиатуру и мышку.

В горле почему-то пересохло, а идей, как реагировать на происходящее, не прибавилось.

Неловкая пауза затянулась, так что внезапному нападению игроков Травяного сада обрадовались, кажется, все.

Кроме игроков Травяного сада.

Битва вышла стремительной, кровавой и беспощадной — чего и следовало ожидать в ситуации, когда троих про пытаются атаковать не подозревающие подвоха рядовые игроки.

Бесполезная пельмешка прошелся по трупам, выбрал себе зеленое яйцо и жизнерадостно объявил, оглядывая живописное побоище:

— Ну, в общем, у нас тут слегка поменялись приказы в связи с новыми вскрывшимися обстоятельствами, так что мы пошли дальше мародерствовать!

НеБелый молча последовал за ним.

Боюань, успевший рубануть пару «травинок» и хоть немного подлечить себе нервы и снизить градус общего раздражения, убрал меч и со вздохом спросил:

— Куда теперь?

От других вопросов он решил на всякий случай воздержаться — во имя сохранения все тех же нервов.

Е Сю издал короткий хриплый смешок, от которого по загривку побежали мурашки, и Боюань неуютно поежился.

— Выбирай, малыш Поток, это твой квест.

Ну кто бы сомневался.

— Хорошо, тогда я хочу где-нибудь спрятаться и хоть немного отдохнуть!

В глазах уже рябило от резкой и частой смены декораций, а левое запястье опять начало ныть.

Е Сю только выдохнул в микрофон (наверняка дым, Боюань невольно представил его бледное лицо посреди серых струек) и согласился с подозрительной покладистостью:

— Как пожелаешь. Тогда снова устроим засаду, есть у меня одна идея. Вернемся к болотам. А после этого можно будет к озеру.

Короткий путь они проделали в молчании, на удивление умиротворенном. Только когда на экране показались мшистые кочки и торчащие прямо из грязной воды унылые палки, судя по всему, никогда не бывшие деревьями, Боюань все-таки решился спросить:

— Почему ты не воспользовался шансом отдать золотое яйцо Счастью?

Е Сю негромко хмыкнул:

— Я теперь считай отец всей сборной, не следует мне благоволить каким-то одним фаворитам.

Боюань пожалел, что его аватар не может Выразительно Посмотреть.

Засаду они обустроили довольно быстро — как и в любой другой болотистой локации «Славы», тут водились ядовитые мушки, и у Суперкрасавчика в инвентаре оказалась припасена приманивающая их вонючая шашка: если на нее случайно наступить, это гарантированно привлечет целый рой.

Их персонажи притаились в тени двух крупных валунов на границе с мраморными карьерами и приготовились ждать.

Боюань только сейчас заметил, что QQ мигает непрочитанным сообщением от Лодки, и тыкнул в него.

«В общем чате и на форумах все уже пишут, что у Ручья и Амбиций тирана союз. Вас двоих многие видели, а еще недавно ваши ники несколько раз сменили друг друга на первом месте в индивидуальном лидерборде. Игроки гадают, какая именно у нас договоренность — охранять друг друга, обменяться повторными яйцами или устроить дуэль для определения победителя в самом финале».

Боюань изумленно вскинул брови, покосился направо, но компьютер Лодки пустовал.

«А ты где?»

«Меня убили в третий раз, яйца свои я растерял почти сразу. Так что я решил лучше пойти проверить новичков».

В число официальных экспертов Ручья Лодку пока не включили, но к его мнению в гильдии прислушивались и часто отправляли воспитывать молодняк.

Боюань поблагодарил его, посетовал на неизбежные дурацкие слухи и вернулся к игре.

К счастью, за последнюю пару минут ничего необычного произойти не успело, и он открыл было рот, чтобы воспользоваться шансом и задать еще пару вопросов про чемпионат, но тут вдруг где-то за валуном раздался сначала приглушенный хлопок, потом злобное жужжание, а сразу за ним — удивленный возглас.

Суперкрасавчик, вместо того, чтобы выскочить из засады в атаку, как они договаривались, по непонятной причине медлил. Словно Е Сю к чему-то прислушивался или выжидал.

А потом Суперкрасавчик просто шагнул из-за валуна со словами:

— Ну… я предлагаю просто разойтись и сделать вид, что ничего не было.

Боюань осторожно выглянул следом — и едва подавил малодушное желание тут же спрятаться обратно, просто на всякий случай.

Потому что прямо перед ними стояли Рассвет над рекой и Демоноборец.

Те самые страйкер из Амбиций тирана и боевой маг из Великолепной династии, которых Боюань совсем недавно (целую жизнь назад) наблюдал на мониторе Фонаря.

Грязную лужу вокруг них усеяли грустные трупики целой дюжины мушек, неподалеку дымились остатки шашки.

— А, так это ваша ловушка была? Интересный способ, надо запомнить! — без какого-либо негатива, зато с любопытством в голосе объявил Рассвет над рекой.

Е Сю его проигнорировал и вместо этого обратился ко второму:

— Малыш Фэй, привет-привет! Не ожидал еще и тебя здесь увидеть.

Боюаня внезапно неприятно кольнуло где-то внутри, что не к нему одному Е Сю обращался так, но в следующее мгновение он сам офигел от своей реакции и поспешил отпихнуть эти странные мысли.

— Капитан, — ровно поприветствовал Демоноборец.

Боюань пару секунд с недоумением смотрел на символ Великолепной династии рядом с ником вместо ожидаемого Счастья, потом с трудом подавил порыв хлопнуть себя ладонью по лбу.

Воспоминания о Е Сю в «Великолепной эре» меркли с каждым днем, затмеваясь его новыми головокружительными достижениями.

На форумах ходили слухи, что он звал Цю Фэя к себе в «Счастье», но тот отказался и остался восстанавливать из руин свою поверженную команду. И справился с поставленной задачей весьма успешно — «Новая Великолепная Эра» Драконом, прорывающим ряды, промчалась сквозь челленджер и влетела в про-Лигу.

— Погодите, — вклинился Рассвет над рекой. — Так это вы, старший Е?! А почему вы в нашей гильдии?

Е Сю, как и следовало ожидать, ничуть не смутился:

— Долгая история, уверен, ваш гильдлид расскажет ее лучше меня. Во всяком случае, эмоциональней. Так что вы тут делаете?

Обращался он явно к Демоноборцу, но ответил ему снова Рассвет над рекой:

— Я позвал Цю Фэя на дуэль и соревнование, но нам постоянно мешают! Так что сначала мы избавимся от посторонних, а потом уже померимся силой.

— И как именно вы соревнуетесь? — уточнил Е Сю.

Боюань, обратив внимание, что ни страйкер, ни боевой маг не светились аурой, заподозрил неладное. И дальнейшие реплики только подтвердили его догадку.

— Кто добьет больше носителей яиц!

— А сами яйца?

— Оставляем, — заявил Рассвет над рекой, как нечто само собой разумеющееся. — Мы же не в ивенте участвуем, а так, тренируемся!

Боюань назвал бы это мелким пакостничеством, но сдержался — невежливо все же. Ну и воспитывать этих двоих должен был не он, а их собственные старшие и товарищи по командам.

Только сейчас он заметил в отдалении две группы персонажей, молча выжидавших своего шанса: одна со значками Амбиций тирана, а другая — Великолепной династии. Очевидно, они следовали за своими про-игроками по пятам и подбирали оставшиеся после их «тренировки» яйца.

— Старший Е, а почему вы с Дождем? — вдруг спросил Рассвет над рекой и повернулся. — О, да это ж Синий мост с первого места! А ты тоже про или из тренировочного лагеря?

Боюань, который и дальше предпочел бы оставаться незамеченным, устало вздохнул:

— Нет, я просто эксперт из гильдии.

— Как просто из гильдии? А зачем тогда? — в голосе Рассвета над рекой было слышно искреннее недоумение, причем обращался он явно к Е Сю.

А потом без предупреждения ринулся в атаку, Боюань едва успел применить Защиту, но это не сильно ему помогло. Натиск был такой головокружительный, что у Моста за несколько секунд снесло сразу пятнадцать процентов здоровья. Скиллы сыпались и окружали со всех сторон, как ураган.

А остальные двое просто стояли и смотрели!

Но Рассвет над рекой отступил так же внезапно, как напал, и с заботливой бесцеремонностью объявил:

— У тебя темп не очень удачный. Основа хорошая, а навыка не хватает. Тренируйся, и будет получаться лучше!

Боюань изумленно уставился на него и с трудом выдавил дипломатичное:

— Кхм. Спасибо.

А как еще прикажете реагировать на такой непрошеный совет?

Определенно, несмотря на то, что писали на форумах, Сун Циин не был похож ни на Ханя Вэньцина, ни на Чжана Синьцзе.

Но выдыхать с облегчением Боюань явно поспешил. Рассвет над рекой вроде бы утратил к нему интерес — но в то же время нет, потому что следующие его слова, обращенные к Демоноборцу, были:

— Если добьем носителя золотого яйца, будет считаться сразу за десять очков!

К счастью, соглашаться тот не спешил. Сначала посмотрел на Суперкрасавчика, потом на Моста — Боюань невольно затаил дыхание под неподвижными внимательными глазами аватара, — после чего развернулся в другую сторону и коротко позвал:

— Уходим.

— Эй! В смысле?! — изумленно воскликнул Рассвет над рекой.

— Лучше на Арену, не будем больше мешать.

Демоноборец завис на несколько секунд, а потом пропал.

Как ни удивительно, Сун Циин спорить не стал, только что-то пробормотал себе под нос и тоже вылогинился.

Изрядная часть персонажей-наблюдателей из их гильдий — те, кто был без ауры — тоже покинули локацию ивента: явно побежали смотреть поединок на Арене. Те, кто остался, нападать на Суперкрасавчика и Моста, несмотря на свое превосходящее количество, не рискнули и быстро куда-то рассосались.

Боюань вспомнил, что так и не убрал меч в ножны после внезапной схватки, запоздало сделал это и шумно выдохнул в микрофон:

— Рядом с тобой, бог Е, моя жизнь никогда не бывает скучной. Даже если встреча случайная.

Е Сю издал короткий смешок, ничуть не смутившись:

— Приму это за комплимент.

— Вообще-то, я имел в виду противоположное, но ты-то все равно будешь считать, как хочешь.

Ответом стал сокрушенный вздох:

— Ты стал как-то слишком прямолинеен и зубаст, малыш Поток.

— Наверное, просто вырос и заматерел, — тут же парировал Боюань.

Слова рвались с языка сами, и он перестал им сопротивляться, списав все на дурное влияние Е Сю.

Сегодня явно было как-то слишком много про-игроков на его бедную экспертную голову.

Так как это место засады было скомпроментировано, они направились в другое, по дороге коротко смахнувшись с Воющими высотами. К противникам присоединилась пара игроков Самсары, но на подмогу неожиданно пришло Счастье: снова из кустов — похоже, их излюбленная тактика — выскочили уже знакомые мастер ци и ассассин и довольно быстро всех перебили и обокрали. Как истинные мародеры. Боюаня даже передернуло от неуютного ощущения.

Бесполезная пельмешка повернулся к Суперкрасавчику и как ни в чем не бывало спросил, словно они и не расставались:

— Ты же отберешь у него потом золотое яйцо?

Боюаню аж чуть не икнулось, но Е Сю невозмутимо ответил:

— У меня другие планы.

— Да? Ну ладно, — объявил Фан Жуй таким тоном, словно на самом деле это его ничуть не волновало, и позвал Мо Фаня дальше.

Но прежде, чем они успели уйти, Суперкрасавчик передал им штук пять разноцветных яиц, которые неизвестно когда успел набрать, и велел распределить между участвующими в ивенте членами их гильдии. Сам он после этого светиться не перестал, а значит, припас себе сколько-то еще трофеев.

Боюань дождался, пока они снова останутся одни, и многозначительно прочистил горло.

— Я же говорил, золотое яйцо не нужно мне для этого аккаунта, а Мрачным лордом сейчас я тоже почти не играю, — поспешил заверить Е Сю. — Так что не волнуйся!

— Это, конечно, замечательно, только я хотел спросить про другое. Ты же теперь отец всей сборной?

К сожалению, Е Сю не растерялся и имел наглость заявить:

— Ну, даже у настоящих многодетных отцов все равно всегда есть любимчики.

Боюань не удержался и молча кинул в QQ смайлик с фейспалмом.

За всей беготней они едва не забыли снова подзарядить свои яйца на алтаре. У ближайшего оказалась целая очередь, над которой царило нервное временное перемирие.

По правде говоря, Боюань уже так устал и заморочился, что хотелось просто дропнуть это треклятое золотое яйцо и не бегать больше всеобщей жертвой. Был бы один — так бы и сделал, хоть и не любил сдаваться, но перед Е Сю было слишком стыдно сдрейфить и вообще.

Дальнейшие события несколько смазались — кажется, сначала они опять сидели в засаде, а потом от кого-то бегали и прятались, а еще с кем-то в очередной раз подрались. Боюань пытался заставить себя сосредоточиться, но действовал и выполнял команды уже скорее на автомате.

Это и сыграло с ним дурную шутку.

Недалеко от Озера короля на них внезапно напали игроки Амбиций тирана. Очевидно, в общем чате кто-то кинул клич, что Суперкрасавчик — это не «свой». Боюань, конечно, пытался обороняться, но скорость реакции заметно упала, он сбился с ритма и на секунду растерялся, не услышав очередной команды Е Сю.

Противники же превосходили не только числом, но также упорством и злостью. В какой-то момент Моста просто смело, и дело закончилось бы плохо и весьма бесславно, причем уже на самом пороге победы, если б Суперкрасавчик в последний момент не кинул ему «Глаз ночного змея».

— Давай скорее! — коротко приказал Е Сю, и в его голосе впервые прорезались напряжение и усталость — даже ему непросто было в одиночку сдерживать такой напор, тем более спустя столько часов активной игры.

Боюань хотел было возразить, особенно когда Суперкрасавчик, подняв щит, заслонил собой Моста. Но благоразумие и заветная цель победили, поэтому он послушался и торопливо активировал талисман.

Такие портативные телепорты были в игре редкостью, поэтому раньше ему пользоваться ими не доводилось. К тому же, ввод координат в этой ивентной локации был заблокирован, так что телепортировался Боюань вслепую и наугад.

Повезло: место оказалось уже знакомое, а главное — пустынное.

В наушниках раздался негромкий вздох.

— Ты умер? — недоверчиво уточнил Боюань.

Само такое предположение звучало странно и дико.

— Угу. Даже со мной бывает. Что поделать, и правда старость!

— Какую точку респа ты выбрал? Я подойду туда.

— Зонтичные Грибы, разумеется, — даже в голосе Е Сю ощущалась улыбка. — Но не стоит, ивент уже почти на исходе…

— Помолчал бы ты, бог Е, — недовольно нахмурился Боюань, определился с направлением и направился в нужную сторону.

Талисман требовал перезарядки, его нельзя было использовать снова так быстро, но, к счастью, расстояние было небольшое, а от немногих игроков, которые попались ему на пути, Боюань благополучно спрятался. Кажется, механику и мелкую моторику, необходимую для скиллов на скрытность, он за сегодня неплохо так прокачал.

В итоге он успел к своей цели буквально за несколько минут до шести часов вечера — в правом верхнем углу экрана в игре появилось табло обратного отсчета, и в гильдейской все зашумели дружно и нетерпеливо.

Суперкрасавчик невозмутимо ждал под самым крупным грибом, положив секиру на колени. Мост подошел поближе и уселся напротив.
Так персонажи были похожи на двух молчаливых неподвижных стражей.

Зрелище получилось почти умиротворяющее — больше никаких персонажей, только голубые гусеницы — не монстры и не НПС, скорее, просто элемент дизайна — неторопливо ползали вокруг. Паутина, свисавшая со шляпок грибов, колыхалась на легком ветру, как занавеси, откровенно ядовитого вида цветы на камнях напоминали кислотные звезды, но напасть не пытались. Мягкая ненавязчивая музыка флейты перемежалась стуком бамбукового фонтана, который виднелся неподалеку от алтаря. Сам алтарь, как ему и положено, сиял божественной силой.

Мелькнула мысль, что вот теперь-то наконец можно почитать лор, но времени осталось исчезающе мало, поэтому Боюань воспользовался им, чтобы глубоко вдохнуть и наконец расслабить плечи.

И неожиданно для самого себя рискнул спросить прямо:

— Бог Е. Зачем ты на самом деле решил мне помочь?

Вообще-то, он не ожидал правдивого ответа. Думал, Е Сю отшутится или парирует подначкой. Но тот вместо этого уже знакомо вздохнул и вдруг признался:

— Я очень устал от чемпионата еще на стадии подготовки к нему. Про после и говорить не стоит. Так что мне хотелось немного отдохнуть и развеяться. Я просто очень люблю «Славу» и все новое в ней.

Боюань задумался над последними словами, а потом кивнул, поняв, насколько они перекликаются с его собственными мыслями. И кинул в QQ смайлик с рукопожатием, невольно улыбнувшись, когда в ответ прилетела неизменная курящая рожица.

Жаль только, что реализовать план Е Сю с водной локацией они так и не успели. Наверняка получилось бы круто.

Боюань почувствовал, как у него за спиной снова собрались остальные эксперты и Лодка и напряженно дышали ему в затылок, глядя в монитор в ожидании. Своих яиц у них всех, что ли, не осталось? Своими бы делами лучше б занялись! Он тут не развлечение для всей гильдии!

А потом все прочие звуки вдруг заглушила громкая торжественная музыка, трубы, барабаны и гуцин, в центр экрана выпрыгнуло золотое яйцо, выросло в размерах, закружилось, укутанное искрами и сиянием. По скорлупе вдруг побежали быстрые дорожки мелких трещин, как схема рек на карте местности, раздался громкий треск — и яйцо лопнуло.

На изумленного Боюаня огромными янтарными глазами уставился самый настоящий дракон. Еще совсем малыш, с непропорционально большой головой, похожим на корону гребнем, золотой чешуей. И с символом китайской сборной на груди, выложенным драгоценными камнями.

Под драконом мерцал призыв: «Хозяин, дай мне имя» — и окошко для ввода иероглифов.

А в инвентарь Моста упал стартовый гайд по воспитанию, уходу и прокачке нового питомца.

Одновременно сбоку всплыло системное сообщение — целый список:

«В мир Славы добавлены:

100 волков (голубые яйца)

100 тигров (оранжевые яйца)

80 гигантских черепах (черные яйца)

80 гигантских змей (зеленые яйца)

60 орлов (желтые яйца)

50 единорогов (белые яйца)

24 мантикоры (фиолетовые яйца)

5 гиппогрифов (красные яйца)

1 золотой дракон (золотое яйцо)

Поздравляем их хозяев, которые сумели пройти все испытания, сберечь своих новых питомцев от врагов и напитать божественной энергией на алтарях. Имена этих героев будут навечно вписаны в «Славу»!

В итоговом индивидуальном лидерборде блестели и празднично переливались шесть имен: Мост и пятеро владельцев гиппогрифов, среди которых оказались Семя подорожника, черт бы его побрал, два ника из бранчей Амбиций тирана и еще двое — из незнакомых игровых гильдий.

— Вот, значит, как, — медленно произнес Е Сю. — Я догадывался, что обновление будет связано с ездовыми животными, их давно обещали, но не думал, что они будут именно такие.

В его голосе был слышен исследовательский интерес — Боюань невольно представил лицо Е Сю, каким увидел его тем вечером в гильдейской, и прищуренные янтарные глаза.

Примерно такие же, как были у выжидательно уставившегося на него дракона.

Самого Суперкрасавчика окружили два гигантских волка с аквамариново-голубой шерстью и белоснежный единорог с витой рапирой во лбу. Похоже, кто-то скромничать не стал и оставил у себя максимально допустимое количество яиц.

Боюань неуверенно поставил курсор в окошко для ввода под своим драконом, все еще ошеломленный всем и сразу, как Е Сю внезапно объявил:

— Ладно, мне пора идти. До встречи!

И вылогинился, не дожидаясь ответа, одновременно прервав вызов в QQ.

Боюань медленно откинулся в кресле, недоверчиво глядя на экран. На край его стола вдруг опустилась знакомая дымящаяся кружка, и Боюань с благоговением посмотрел на Лодку, как на боддхисатву:

— Кофе?

Но тот неожиданно покачал головой:

— Чай. Слишком много кофе вредно, ты и так уже явно злоупотребляешь.

— Кто-то явно перетащил привычки клерика в реал, — зазубоскалил Фонарь.

Боюань разочарованно вздохнул, но все равно поблагодарил, потом снова уставился в экран, потер левое запястье и задумчиво произнес, подводя итоги тяжелого трудового дня:

— Ну… это вышло не так уж плохо.

Проигнорировав ошарашенный взгляд Фонаря и привычно сочувственный Лодки, он вернул руки на клавиатуру и с чувством мстительного удовлетворения набрал в окошке «Один наглый лист».

И только после этого заметил, что вместе с вылупившимся драконом из яйца в инвентарь выпало что-то еще.

***

Стартовый гайд, как оказалось, содержал довольно много полезной информации. В частности, в нем объяснялось, что питомцев полагается кормить, воспитывать и вообще внимательно следить за ними — этакий элемент тамагочи, который привел в восторг многих игроков-девушек.

В чем-то питомцы были похожи по характеристикам на снаряжение, но со своими особенностями. Так, у них были особые параметры, например, «покорность», без определенного значения которой питомца нельзя передать другому персонажу, и «верность», которая может упасть до нуля, и тогда питомец одичает и сбежит, а при плохом обращении вообще может напасть на хозяина! Самим игрокам добавился навык «дрессировка», который требовалось прокачивать отдельно.

Тем, у кого в финале ивента осталось два или три яйца и из них вылупилось несколько питомцев, предлагалось передать их друзьям или товарищам по гильдии, потому что пока на тестовых настройках полноценно использовать можно было только одного питомца на аккаунт. Три дня после ивента были специально выделены на свободный обмен, потом питомцев потребуется при продаже специально приручать и переучивать на нового хозяина.

Разработчики обещали, что если обновление успешно покажет себя за месяц в тестовом режиме, яйца с питомцами добавят как ценный дроп с боссов в игру, как в Небесную сферу, так и на другие серверы.

Боюань специально сначала внимательно изучил гайд и только после этого щелкнул на подозрительный конверт в инвентаре.

И порадовался, что, во-первых, принял именно такое решение и дал себе небольшую передышку после безумия самого ивента, а во-вторых — что он сидел не на самом краешке кресла, так что с этого кресла не рухнул, как бывало пару раз, которые лично Боюань вспоминать очень не любил, но зато вместо него это обожал делать Фонарь.

Конверт развернулся в онлайн-билет-приглашение, который игра тут же автоматически скопировала ему на почту.

Главный приз для первых шести мест — пропуск на закрытую пресс-конференцию со сборной.

Так вот на что намекал Е Сю! Ему-то наверняка заранее сообщили, либо Альянс, либо напрямую кто-то из разработчиков.

Боюань несколько секунд ошалело пялился в экран, потом с трудом подавил желание опрокинуть стол — было бы жалко любимую кружку и новую клавиатуру, но, к счастью, столы были тяжеленные и не опрокидывались, — встал и решительно направился к Весне: отчитываться об итогах ивента и просить отгул. Сначала мелькнула малодушная мысль свое приглашение кому-нибудь передать, но в нем четко было сказано, что оно именное и потребуется предъявить на входе карточку аккаунта.

И потом — там ведь будет не один только Е Сю, а когда еще представится такой уникальный шанс увидеть вблизи и может быть даже задать несколько вопросов такому количеству избранных мира «Славы»?

Поэтому ровно неделю спустя вечером следующей субботы Боюань с некоторой опаской входил в дорогущий и пафосный отель в центре Пекина, где должна была проходить пресс-конференция. На входе у него проверили приглашение с карточкой и выдали именной бейджик с ником персонажа, а потом проводили в совсем уж пафосный красно-золотой зал для заседаний на третьем этаже.

Пунктуальный Боюань приехал заранее, но все равно оказался последним прибывшим из победителей ивента.

Семя подорожника, кажется, сначала хотел сделать вид, что они незнакомы, но потом все же хмуро подошел поздороваться. В реале он оказался невысоким и сутулым, а еще каким-то зажатым — хотя, возможно, этому просто способствовала непривычная обстановка.

Сразу за ним подошли оба игрока из бранчей Амбиций тирана — Гвоздика, милая серьезная девушка в очках, чем-то напоминавшая младшую сестру Боюаня, и Семь цветочных лепестков, долговязый широкоплечий парень тоже в очках, больше похожий не на кибер, а на просто спортсмена.
Оба парня из игровых гильдий держались особняком и явно стеснялись.

Боюань ждал встречи с игроками Амбиций тирана с некоторой опаской и был готов к неудобным вопросам — но совсем не к тем, которые в реальности прозвучали.

— А ты действительно играл с Непревзойденным суперкрасавчиком? Правда, он классный?! — оживленно воскликнула Гвоздика.

Семь цветочных лепестков согласно закивал:

— Да, он настоящий мастер и многому может научить. Ходить с ним в данжи — сущее удовольствие! Но мы не слышали ничего о союзе наших гильдий на время ивента — наверное, ваш гильдлид лично договаривался с нашим?

— Ээээ. По правде говоря, я не уверен, — выкрутился Боюань, ощущая себя ужасно неловко.

Выходит, эти двое были лично знакомы с Суперкрасавчиком, но при этом не знали, какой именно игрок за ним скрывается?

К счастью, разговор довольно быстро перешел на предстоящую пресс-конференцию, после которой им обещали встречу со сборной в неформальной обстановке.

— Я ужасно хочу пообщаться с лучшим клериком «Славы»! — нетерпеливо воскликнула Гвоздика. — Может, он даже даст мне несколько советов? Жалко только, что капитана Ханя не было на чемпионате. Но, может, он согласится на следующий год?

Семя подорожника покачал головой:

— Не факт, что в следующем году будет ивент с такими же призами, не говоря уж о том, что выиграть их во второй раз — нереально.

Он весь нервно подергивался и периодически привставал на цыпочки, с надеждой глядя на вход. Хотя капитана своей команды он наверняка уже видел и не раз, но все равно явно с нетерпением ждал новой встречи.

— Это да. Я бы и в этот сама ничего не выиграла… и вообще я здесь только потому, что перед самым финалом ты отдал мне одно из своих красных яиц! — Гвоздика вдруг резко повернулась к Семи цветочным лепесткам и ткнула его пальцем в грудь.

Тот удивленно посмотрел на нее сверху вниз и поправил очки:

— Но к чему мне два?

— Ты бы отдал его мне, даже если б оно было у тебя всего одно! — выразительно всплеснула руками она.

Семь цветочных лепестков только со смущенной улыбкой пожал плечами.

Боюань отошел познакомиться с двумя оставшимися игроками и попытался их разговорить, как новичков в гильдии. Поначалу они мялись в нерешительности, но довольно быстро оттаяли, наперебой рассказывая, в каком восторге и как ждут встречи, и сколько разных вопросов хотят задать всем чемпионам сразу.

А потом входная дверь в зал негромко скрипнула, и все шестеро дружно повернулись в ту сторону, готовые взорваться от нетерпения.

В щель заглянул Е Сю, уже привычно бледный (интересно, а бывает ли он вообще какой-то другой?) и усталый, окинул собравшихся веселым взглядом и помахал рукой, со знакомым и неповторимым самодовольством заявив:

— Разумеется, вы все пришли сюда исключительно ради встречи со мной.

Пару секунд царила офигелая тишина, а потом зал взорвался возмущенными возгласами:

— Еще чего!!!

— Кто тебе такое сказал?!

— Ничего подобного!

— Эээ… не совсем.

— Простите, но нет!

Здесь под рукой не было такой удобной связи по QQ, которая позволяла четко расслышать друг друга, невзирая на гомон других игроков в голосовом чате.

Но Боюань все равно прямо встретил взгляд Е Сю поверх голов всех остальных, улыбнулся и позволил себе простое:

— Может быть.