Actions

Work Header

Сто вопросов на скорость

Chapter Text

Это был очень хороший день: теплый и солнечный. Зеркальные стены огромного тренировочного центра сборной бликовали, отбрасывая пятна света на асфальт. Присмотревшись, Боюань обнаружил, что и это тщательно продумано: отражение солнечного света от стекол рисовало на площади перед тренировочным центром логотип “Славы”.

Боюань не мог бы объяснить почему, но ему казалось, что внутри будут царить строгость и порядок. Он не угадал: за бесшумно разъехавшимися стеклянными дверями был знакомый Боюаню мир. Здесь все было про “Славу” и для игроков.

Зона со свободными компьютерами начиналась прямо в холле, за голографическими фигурами аватаров. Боюань улыбнулся, рассматривая покачивающийся на “ветру” красный шарф Мрачного Лорда, волосы Своксаара, искры, танцующие вокруг Проблемного Дождя, огонь, окутывающий Пустынного Праха. Было уютно. В светлых коридорах и тупиках, везде — были кресла-мешки и столики для ноутбуков, автоматы по продаже карт аккаунтов. Боюань шел мимо игровых зон, названных, как локации в “Славе”, следуя карте, которую ему прислали вместе с приглашением.

Пройти отбор и принять участие во втором международном чемпионате в качестве волонтера хотели многие. Это было сложно, особенно — тест, сто вопросов на скорость. Боюань был настолько уверен в том, кто составлял это испытание, что, проходя его, не мог не улыбаться. Каверзные вопросы, уникальная логика, с первого, второго и десятого взгляда кажущаяся бредом — но звучащим невероятно правильно, все это было знакомо.

По всему этому Боюань очень соскучился. Ужасно скучал и честно отдавал себе отчет в природе этих чувств.

Боюань глянул на свое отражение в нужной двери, прежде чем нажать на ручку. Кажется, он действительно неплохо выглядел.

— Две минуты, — бросил полноватый парень, не отрываясь от монитора.
Боюань сглотнул. Этот голос всегда заставлял его терять ход мысли. Но Боюань и представить себе не мог, что карта вот так просто приведет его к Е Сю. Теперь, глядя в лохматый черный затылок за низкой перегородкой, слушая звуки боя, Боюань мог только бесшумно втягивать в себя воздух.

Боюань плыл взглядом по хромово-стеклянной обстановке, стараясь не пялиться на Е Сю. Но взгляд то и дело соскальзывал. И от выхваченной краем глаза картинки — макушки, движения плеч, — воздух снова заканчивался.
Боюань продолжал осматриваться. Кабинет должен был казаться безликим и скучным — современные материалы делали все одинаковым; но не в этом случае — внутри царил какой-то удивительный уют. Возможно, все дело было в бодром кликании мышкой и щелчках клавиатуры; возможно — в легком бардаке.

Лязг заставки “Славы” вырвал из оцепенения, и он вдруг понял, что Е Сю уже не играет — а рассматривает его, причем некоторое время. Он развернулся к Боюаню, почти сполз в своем кресле, растекаясь по нему вялой амебой, только глаза поблескивали.

Е Сю казался серьезным, но тень лукавой улыбки затаилась в уголках губ и в глубине глаз, а Боюань почувствовал, как краска начинает заливать лицо. Надо было прекратить пялиться, что-то сказать — да хотя бы “здравствуйте”, но Боюань не мог оторвать взгляда.

— Автограф? — безмятежно улыбнулся Е Сю и выпрямился в кресле, закуривая.
Боюаня омыла прозрачная, как слеза, злость и привела его в себя.

Возможно, на лицо у него было что-то написано, потому что Е Сю засмеялся, а потом выпустил колечко дыма.

— Не откажусь, — взял себя в руки Боюань. В конце концов, такими редкими материалами не разбрасываются. Автографы Е Сю давал редко. Не то чтобы он совсем от них отказывался — насколько Боюань знал, тот никогда не ленился, подписывая рекламные буклеты или что-то в этом духе. Но с индивидуальными росписями была беда.

— Автограф-сессия у меня послезавтра, — сообщил Е Сю.

Вот мудак, с любовью подумал Боюань и улыбнулся.

— Спасибо, непременно воспользуюсь вашим предложением. — Е Сю смотрел в упор, и Боюань отвел взгляд от его лица, опустил глаза — и начал рассматривать руки, сложенные на животе.

От того, какими красивыми были эти кисти и пальцы, ныло в солнечном сплетении сильно, до боли. Воздух снова закончился, и Боюань вытянул перед собой планшет, в котором все еще была подгружена карта.

— Мне сказали, — торопливо сказал он, — что выдадут инструкции на месте.
Е Сю пошевелился в своем кресле, перевалился с одного бока на другой и протянул руку к клавиатуре.

— ID? — коротко спросил он, что-то быстро набирая.

 

Пока Боюань диктовал, пальцы левой руки Е Сю летали над клавиатурой. В правой он по-прежнему держал сигарету.

— Сюй Боюань, — Е Сю затянулся, медленно выдохнул дым и обернулся на Боюаня снова. Кивнул на условное второе рабочее место: Боюань подумал, что он будет постоянно видеть Е Сю. И понял, что день стал еще лучше. Или хуже. С Е Сю всегда было сложно определиться.

— Да, это я.

Теперь Е Сю смотрел на него внимательнее. С таким интересом, что Боюань впервые со времен личного собеседования в “Синий дождь” почувствовал, что хочется одернуть одежду. И пригладить челку.

Е Сю был притягательным. Боюань не мог подобрать другого слова, более правильного, для того, чтобы описать то чувство, которое его накрывало. Просто стоял и не мог отвести взгляд, потому что Е Сю вызывал у него, как в “Славе”, оглушение. И желание коснуться, такое, что руки сводило.

Лохматый — черные пряди торчали остро вверх на макушке, челка сбилась, как будто ее просто сгребали пальцами. В простой черной футболке с логотипом “Славы”, которая была слегка не по размеру, мятой, и задралась над ремнем, открывая мягкий бок. В потертых джинсах и кроссовках.

Не то чтобы Боюань не знал, как Е Сю выглядит. На групповых фото и видео сборной он всегда держался сбоку, но все равно казался еще большим задротом даже на фоне таких же.

— Сбросил тебе файл с рекламной разбивкой трансляций первого дня. Там же список спонсоров. Проверь, чтобы все сходилось, — Е Сю усмехнулся, разворачиваясь к экрану снова.

Боюань посмотрел ему в спину, ловя себя на мысли, что почти видит собственные руки, задирающие вверх футболку, скользящие по широкой пояснице, по спине сначала вверх, потом вниз - чтобы сжать толстые ягодицы. Отвесил себе мысленного пинка и пошел к рабочему месту.

Стоило Боюаню залогиниться, как перед ним развернулся внутренний рабочий чат. Аватарки у Е Сю не было. Зато были четкие, как в данже, руководства к действию.

Огромный файл с посекундной разбивкой и плавающим таймингом открылся перед Боюанем. Не то, чтобы он ожидал чего-то подобного, вот так сразу, с порога. С другой стороны, Боюань рассчитывал в лучшем случае увидеть Е Сю издалека. Тот же обожал выходить к журналистам и фанатам без острой необходимости.
А сейчас, отводя взгляд от экрана, Боюань наискось видел острый подбородок со следами бритья, задумчиво поджатые губы. Е Сю то и дело убирал с лица волосы, а потом прижал их наушниками, а Боюаня снова захлестнуло желание коснуться.

Задача была одновременно несложной и требующей максимальной концентрации: график уже был составлен, с учетом всех матчей и выходов спонсорских роликов и вставок. Но теперь его нужно было сверить до доли секунды, и не забыть про то, что матчи могут выбиться из расписания. Боюань погрузился в работу, ориентируясь на подсказки в файле, и сам не заметил, как втянулся. Под звуки клавиатуры и мыши Е Сю работалось привычно-спокойно, как будто Боюань сидел в гильдейской. Только еще лучше.

К концу таблицы он заметил расхождение на две секунды. Откуда они взялись, Боюань не мог понять, даже прогнав все трижды, более того, к ним добавились еще несколько.

— Расслабься, — Боюань вздрогнул, понимая что Е Сю стоит за его спиной и смотрит в экран. Когда только успел подойти? Между лопаток теперь как огнем жгло, вся сосредоточенность моментально разлетелась в пыль, потому что пахло сигаретами, чем-то еще, что не удавалось разложить на детали, а Е Сю подошел еще ближе, опустил ладонь на мышь, бесцеремонно подвинув пальцы Боюаня.

— Вот здесь. Ролик подтягивается с неправильным временем. Теперь сходится? — Е Сю усмехнулся, повернув голову к Боюаню.

— Да.

Боюань кивнул и с оглушительной ясностью понял одно: даже если он каким-то чудом переживет чемпионат, его уже не отпустит. Потому что от лукавой, довольной улыбки Е Сю, от живого ума в его глазах, от движений его рук Боюаня выносило из реальности.

Е Сю между тем вернулся на свое место, и пальцы вновь забегали по клавиатуре. В маленьком квадрате окна на мониторе Е Сю Боюань видел какое-то мельтешение — там шел бой на незнакомой карте. Е Сю время от времени кидал туда взгляд, не переставая печатать.

Ладно. Надо возвращаться к работе. Боюань в последний раз прогнал файл, остался доволен результатом и нажал кнопку “закрыть”, поверх всех окон выпрыгнула очередная задача. Боюань покрутил шеей, прежде чем вникать, что там Е Сю ему приготовил еще, но тут вчитался: “Выбрать себе комнату”.

Что?

Боюань посмотрел на Е Сю. Тот казался полностью погруженным в дело, сжимая в зубах незажженную сигарету. И выглядел уставшим. Честно говоря, после нескольких часов непрерывной работы у Боюаня ломило спину, стоило бы пройтись, взять горячего чаю, но уходить не хотелось. Все время казалось, что как только он покинет кабинет, Е Сю найдет кого-нибудь другого — волонтеров на тренировочной базе хватало, — или сам куда-нибудь пропадет. А вот размяться хотелось.

Боюань поднялся, прошелся по кабинету, снова разглядывая обстановку и стараясь не коситься на Е Сю. Вот кому бы чай не помешал. Боюань нахмурился — на столе рядом с Е Сю лежала полупустая пачка сигарет, пепельница была забита окурками, а вот ничего похожего на термос или кружку Боюань не заметил. Он вообще ест? Пьет?

Ладно,с этим можно будет разобраться потом. Боюань еще раз потянулся, вернулся на свое место и кликнул по задаче: “Отложить как несрочную”. Тут же выпрыгнула следующая: “Инвентаризация технического обеспечения”. Боюань провалился в задачу, рассматривая ворох накладных. Среди них попался файл, в котором кто-то очень неуклюже пытался свести информацию воедино, но сделал явно немного.

Боюань с некоторым сомнением кликнул на “Взять задачу в работу” и кинул Е Сю в чат:

“Для чего это нужно?”

“Когда открывали тренировочную базу, нас завалили техникой. Тот, кто формировал запросы, не шарил. А еще у них случилась накладка, и поставщики посрались между собой”.

Боюань затрясся от смеха, представив себе эту картину. Е Сю печатал дальше.

“Пока не разберемся, что у нас есть, а чего нет, не можем отправлять запросы на новое железо. Сейчас все происходит так: если ломается мышка, кто-то идет на склад и долго там роется”.

Мда.

“Я думал, для этого есть директор по хозяйству”.

“Он есть, — из чата выплыл курящий смайлик, и у Боюаня сжалось горло от ностальгии. — Работяга. Но он не отличает RD-12.1 от RD-12/1, поэтому задачу у него забрали, пусть этим займется кто-нибудь другой”.

Боюань, уже не скрываясь, рассмеялся вслух и увидел, как уголки губ у Е Сю изогнулись в мягкой улыбке — хотя он не отрывал взгляда от монитора — и от файла, в который постоянно что-то писал. Горло снова сжалось — на этот раз от восторга пополам с умилением. Улыбка делала Е Сю простым и понятным, каким-то близким — обманчиво близким. Боюань опять мысленно отвесил себе затрещину и принялся за работу. Хорошо, если он за пару дней успеет свести данные в один файл. А ведь потом надо будет еще облазить всю тренировочную базу, чтобы сверить реальное количество техники с перечисленным в файле. И выяснить, что из этого — целое, что почило с миром, а что забрали с собой те, кто работал удаленно.

Е Сю задумчиво вздохнул, откидываясь в кресле. Пошарил вокруг в поисках зажигалки, полез в карман. Желтая пластиковая зажигалка смотрелась в его пальцах завораживающе. Как бы Боюань ни пытался донести до собственного мозга мысль, что это — просто зажигалка, просто руки и просто Е Сю, на последнем пункте все время сбивался.

А Е Сю все щелкал и щелкал. Потряс зажигалку, огорченно вздохнул.

— Кончилась.

Он пошарил вокруг себя, отклонился назад, сунув ладонь в ящик под столом, а Боюань, хоть и пытался смотреть в свой экран, не мог не следить боковым зрением за тем, как Е Сю двигается, как футболка обтягивает спину, как напрягаются мышцы рук.

— Я собирался вниз за чаем, — проговорил Боюань, — могу купить.

Е Сю вскинул на него глаза, и Боюаня обдало горячей сладкой дрожью.

— Купи, — кивнул Е Сю и снова повернулся к монитору.

А Боюань выскочил из кабинета. И какое-то время ошалело глотал прохладный воздух, пытаясь прийти в себя.

В тишине и ярком свете ламп кабинет Е Сю теперь казался чем-то далеким. Боюань посмотрел на дверь с тускло бликующей ручкой… Да что с ним такое, последние мозги растерял.

Почему он не спросил, чем будет заниматься? Почему молча взялся за работу? Какие у него будут обязанности? Словно вернулся во времена десятого сервера: Е Сю говорит — Боюань делает.

Он двинулся по коридору, нашаривая в кармане бумажник. Нет, а чего он ожидал? Предполагалось, что волонтер прибудет к ответственному лицу, а тот найдет, чем его занять. И Боюань в принципе был готов ко всему — от уборки тренировочных до прокачки необходимых сборной твинков. Но уж точно не к тому, что придется работать под руководством Е Сю.

В груди потеплело — от воспоминаний о временах, когда они играли вместе. Здорово было. Да и сейчас Боюань влился в работу легко и уверенно, как будто они с Е Сю всю жизнь провели бок о бок. Шагая по коридору, Боюань потешил себя мечтами, что это может значит что-то большее со стороны Е Сю… Но недолго. Боюань не любил обманываться, и он хорошо знал, что вел себя Е Сю так со всеми. В нем не было ни снобизма, ни высокомерия, он охотно общался с любым игроком, и терпеливо обучал неумех. Вот с комплиментами у Е Сю было туговато — Боюань припомнил, как тот похвалил его кувырок — господи, кувырок как кувырок, если бы уж Боюань не показал ничего особенного, то можно было бы и промолчать. Да и история с гильдейскими правилами — мол, хорошо отредактировал, малыш Поток, стало намного лучше, не то, что раньше — как будто нежная дева писала.

Боюань вынырнул из воспоминаний перед автоматом с горячими напитками. Ладно, чего уж там, ему с Е Сю, как говорится, не светило.

Он выбрал чай для себя и задумался, перебирая в памяти, что он знал о Е Сю. В свое время Боюань стал большим экспертом, выуживая из сети, из статей и разговоров крупицы информации — но почти вся она была о “Славе”.

О самом Е Сю по-прежнему было известно очень мало. Ну курит. Хотя даже любимой марки у него было, покупал то, что попадалось под руку.

Пусть будет тоже горячий чай — решил Боюань, выбирая напиток. И про зажигалку не забыть.

Когда он вернулся в кабинет, Е Сю нетерпеливо выхватил у него зажигалку и плюхнулся на свое место. Он хмурился, брови были сведены.

“Не за что”, — мрачно подумал Боюань, заодно припомнив, как его бесил Е Сю своей бесцеремонностью.

На мониторе перед ним было целых четыре окна, и в каждом прокручивался отдельный бой. Е Сю жадно затянулся и с облегчением откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Лицо разгладилось и даже посветлело, пока он медленно затягивался и так же медленно выдыхал дым.

Когда Е Сю, затянувшись в последний раз, затушил окурок, Боюань молча поставил рядом стаканчик с чаем и забрал полную до краев пепельницу. А потом сел за работу, чувствуя на себе взгляд Е Сю. От него по позвоночнику сбегали теплые искорки, а тело казалось воздушным. И как всегда при мыслях о Е Сю, Боюаню хотелось прыгнуть выше головы…

Но скомпоновать все данные из накладных он так и не успел. Некоторые оказались загружены дважды, а то и трижды, и приходилось тщательно сверять номера, некоторые отражались криво, придется запрашивать копии у поставщиков.

Боюань вздрогнул, когда перед ним опустилась коробка с горячей ароматной лапшой и курицей. И только тогда понял, как устал и проголодался. Он сохранил задачу и нервно потер руки — Е Сю принес ему лапшу? Боюань осторожно заглянул внутрь коробки и сглотнул — потекли слюнки.

Когда Боюань разломил палочки и начал есть, Е Сю устроился рядом, облокотившись на стол и подперев голову одной рукой. Между губ у него была потухшая сигарета, и Боюань усиленно жевал, стараясь не поперхнуться.

— Ты ведь не выбрал себе комнату? — от голоса Е Сю по загривку пробежала дрожь, и Боюань торопливо проглотил лапшу.

— Забыл, — виновато сказал он. — но я думал, нам будут оплачивать общежитие рядом…

Вообще-то Боюань должен был зайти сегодня, зарегистрироваться, оставить вещи, но решил, что это еще успеется. Только вот времени было почти одиннадцать вечера, и ни в какое общежитие его уже не пустят. Надо было хотя бы позвонить и договориться, но работа и мысли о близости Е Сю вышибли все из головы.

Придется искать обычную гостиницу. Не то чтобы Боюаню было жалко денег, но он слишком устал, чтобы заниматься поисками и тащиться черт знает куда.

— У нас свое, — пояснил Е Сю и забрал у него пустую коробку из-под лапши. — Идем, — он зашагал к двери, — я знаю, куда тебя пристроить на эту ночь.

Когда Е Сю захлопнул кабинет, и над дверью загорелся красный сигнал, Боюань вспомнил, что оставил свой рюкзак внизу, в камере хранения. Шагая на нетвердых ногах, Боюань размышлял, правильно ли он понял — Е Сю сейчас устроит его где-то в общежитии для игроков или Боюань совсем уже охренел?

Когда он вернулся, то обнаружил Е Сю на том же месте — тот курил, привалившись спиной к стене, и при виде Боюаня немного оживился.

— Быстро ты, — и не говоря больше ни слова, пошел дальше по коридору.

Свернул несколько раз, что-то пробормотал, прикладывая пропуск к очередной двери, а потом они оказались в жилой зоне. Повсюду были расставлены короба с растениями, Боюань в одном из мелких деревьев узнал лимон. Из большой комнаты, которая выглядела как гостиная или зона отдыха — с диванами, подушками и плазмой во всю стену, выходили два коридора.

Светильники едва давали приглушенный свет, но этого было достаточно, чтобы видеть и не спотыкаться.

Е Сю свернул в один из двух коридоров и прошел вглубь.Там оказалась одна-единственная дверь, и Е Сю толкнул ее, пропуская Боюаня вперед.

Тот нерешительно шагнул внутрь, оглядываясь и снимая рюкзак с плеча — комната выглядела обжитой. Боюань притормозил. Зная бесцеремонность Е Сю… Тот мог поставить владельца комнаты перед фактом, и неловко потом будет Боюаню, а не ему.

— Стоп, бог Е, — решительно проговорил Боюань, — ты уверен, что никто не будет возражать?

— Например — кто? — удивился Е Сю, кинув пропуск на стол и взяв свисающий со спинки стула свитер.

Боюань моргнул. Потом сглотнул. Сначала его накрыло волной холода, потом — жара, потом он подавил желание броситься опрометью прочь, желательно подальше. А потом Е Сю натянул на себя свитер и открыл дверь, которую Боюань сначала не заметил — в полутьме были видны очертания кровати.

В горле пересохло, а кровь стучала в висках так сильно, что Боюань не слышал, что говорит Е Сю. Что-то про ванную…

— Я лягу на диване, — Е Сю прошел во вторую комнату и включил там свет. — А ты можешь лечь на кровать.

— Нет, — твердо ответил Боюань.

— Почему? Она чистая, — Е Сю моргнул, и вид у него стал несчастный.

— Да при чем тут это, — Боюань почувствовал, что начинает кипятиться, — ты не должен спать на диване, на нем неудобно.

— А, если ты про это, то все в порядке, — Е Сю расслабленно махнул рукой. — Я на нем часто сплю. Ложись уже.

Похоже, Е Сю не врал — кровать была аккуратно застелена, а вот диван больше напоминал гнездо: мягкая подушка лежала наискосок, а одеяло пребывало в живописном бардаке. Е Сю, не раздеваясь, улегся и вытащил откуда-то из-под дивана планшет.

— Я еще немного посижу, — пояснил он оглушенному Боюаню и натянул на себя одеяло.

Возражения, видимо, не принимались. Пиздец. Просто пиздец.