Actions

Work Header

Premature

Chapter Text

— Да, мам, я знаю. Я принимаю таблетки, — стук клавиш прервался, и раздалось фырканье: — Никогда не пропускаю.

Кажется, стрельба и крики доносились из какой-то видеоигры. Рей застонала, постепенно приходя в сознание и чувствуя себя еще более разбитой, чем в прошлый раз. Бен, заметив, что она очнулась, торопливо попрощался с матерью. Шум чертовой видеоигры терзал слух, будто тупая пила.

Бен захлопотал над ней, поднял ее, завернутую в плед, вроде бы с дивана в гостиной. Под неразборчивое бормотание над ухом Рей поняла, что ее несут на кухню, но едва Бен попробовал усадить ее на стул, как она беспомощно завалилась вперед.

Похититель поймал ее в последний миг, не дав клюнуть носом столешницу. Затем Рей откинуло назад — голова нещадно кружилась.

— Ой! — засмеялся Бен — стоя за спинкой стула, он расправил плед у Рей на плечах. — Ну вот и все! Тебе удобно и тепло. Бывают лекарства, от которых тебе холодно.

Кухня плыла перед глазами. В воздухе висел запах чеснока, отдавало чем-то горелым и… одеколоном? Какое-то крайне ненормальное сочетание.

Рей разлепила веки и увидела, что Бен расхаживает по кухне, занимаясь готовкой. Он разогревал что-то в микроволновке и, постукивая пальцами по столешнице, поглядывал на пленницу, наблюдая, как она борется с неизвестной отравой в крови. Бен, как и прежде, выглядел тем самым задротом-переростком, что вечно ошивался неподалеку от ее квартиры с преданностью верной собачонки.

Хренов псих!

Бен поставил перед ней стакан с яблочным соком, тарелку куриного супа, возле которой положил аккуратно свернутую салфетку, и придвинул себе стул, чтобы сесть рядом. Рей крепко сощурилась — и попыталась проморгаться. Черт! В голову словно залили вязкий клей!

Послышалось звяканье ложки. Бен старательно собрал кусочки курицы, моркови и сельдерея и, нежно подув на них, легонько потыкался ложкой в губы Рей.

— Я… забыл положить лапшу, — признался он, отчаянно покраснев. — Но тебе должно хватить протеинов. Открой ротик. Пожалуйста…

Не сводя с него глаз, Рей сочла за благо подчиниться. Ее похититель нервно трясся, расплескивая суп, когда с трепетом просунул ложку ей в рот. У Бена было странное выражение лица, живо напомнившее ей Чарльза Мэнсона. Она как-то смотрела видео про него на ютубе. Его лицо казалось отрешенным. Словно не от мира сего.

Когда с супом и яблочным соком было покончено, Рей осознала, что к ней вернулся голос. Сглотнув неприятную сухость в горле, она кашлянула.

— …Спасибо.

Этот парень явно не отличался стабильностью. Хуже того, был непредсказуем: неизвестно, что он выкинет, получив отпор. Рей знала, что следует затаиться, выжать все, что доступно ей в такой ситуации.

— Не за что! — буквально просветлел Бен. — Я рад, что тебе угодил. — Он встал и подхватил ее на руки, как пушинку. Рей застучала зубами, оказавшись прижатой к его твердой, широкой груди. — Этот суп меня научила готовить мама. Иногда я вижу, что ты очень на нее похожа.

Боже.

Он перенес ее в ванную, заставленную поразительно не сочетавшимися безделушками в морском стиле. На полу была голубая плитка, а желтая покрывала стену душевой. Смотрелось отвратительно, если честно.

К счастью, Бен не стал наполнять ванну. Деликатно забрав плед, он оставил Рей в одной футболке — его же, слишком плотной и широкой. Рей подрагивала от холода, вокруг потолочного вентилятора заклубился пар. Это была какая-то жесть.

Бен всегда казался таким забавным, даже милым — безобидный ботаник, таскавшийся за ней с влюбленным видом. Но получается, что он был самым настоящим гребаным сумасшедшим!

Бен смущенно взялся за резинку своих треников.

— М-м-м… Ты не могла бы отвернуться?

Рей повиновалась без единого возражения. Сама она привыкла к тому, что парни видели ее голой, такие вещи ее никогда не парили.

Кончики пальцев коснулись тыльной стороны ее руки, подтолкнув к душу. Здесь было получше с напором воды, чем в ее квартире, и Рей, закрыв глаза, подставила лицо под струю из душа. Бен шагнул за ней следом, придерживая ее за бедро, будто боялся, что она ринется с места и удерет.

Рей сорвала мочалку, висевшую на насадке душа, и принялась беззастенчиво намыливаться чужим гелем. От него ужасно воняло «Аксом», но сейчас это была наименьшая из ее проблем. Бен молча топтался у нее за спиной — скорее всего, снова разнервничался, каким бы безумием это ни казалось.

Когда Рей начала мыть голову, он вдруг подал голос:

— Я тут подумал… Может, мы съездим в мамин домик? Если… если хочешь…

— Куда?

— В Беркшир, там очень уединенно. Можем поплавать, и все такое, — большой палец погладил ее позвонок. — Раз уж теперь… я твой парень, а ты моя девушка.

Рей обернулась, чтобы пропустить Бена к душу, но он схватил ее за плечо и быстро развернул обратно. Она удивленно заморгала, пока он совершал неловкий маневр по перемещению под душ, одновременно не позволяя ей повернуться к нему лицом.

— П-прости… прости… — он разжал руки. — Я стесняюсь. Прости меня.

Стесняется?.. Что с ним творится?

Рей закатила глаза, уставившись в стену.

— О нет, наоборот, это очаровательно. Тащусь от твоей застенчивости.

— Правда? — робко спросил Бен.

— Еще бы. А когда ты быстро кончаешь, это просто улет.

После этих слов Бен залепетал про то, какая она шикарная и понимающая, пока Рей стояла, дрожа от холода и ожидая, когда он закончит мыться. Однако, едва он потянулся, чтобы выключить воду, как Рей озарило.

Бежать, немедленно!

Рей выскочила из душа и бросилась к двери. Босые ноги скользили по кафелю, но она уже нажала на ручку и вырвалась на свободу в коридор…

…Пока в следующий миг Бен не схватил ее за волосы, дернув назад — Рей пронзительно заверещала от боли, и он рефлекторно выпустил ее, сбивчиво извиняясь. В панике Рей метнулась к спальне, надеясь запереться там, придумать что-нибудь, но он внезапно оказался прямо за ее спиной.

Она свалилась на грязный пол, усеянный вырванными кусочками фотографий с лицом По. Позади захлопнулась дверь. Затем погас свет.

— Ты притворяешься, да? — раздался дрожащий голос, а потом Бен сгреб ее за ноги и поволок к себе. Рей цеплялась пальцами за обрывки фотографий. — Ты ведь не пыталась покинуть меня, правда?

Одновременно он норовил залезть на нее снова — а Рей отнюдь не горела желанием больше с ним трахаться! Что угодно лучше, чем этот конский хуище!

Обуздав порыв заорать, она перевернулась на спину. Во мраке не было видно лица Бена, но он грубо прижимал ее запястья к полу. И громко пыхтел себе под нос, почти рычал. Явно разозлился.

— Давай попробуем что-нибудь новенькое! — выпалила Рей первое, что пришло в голову.

От неожиданности Бен замер, застыв на коленях между ее ног.

— …Новенькое? — переспросил он.

— Ну… — сглотнув, Рей пошевелила руками в его хватке. Стоило потянуть время. — Тебе когда-нибудь делали минет?

Бен шарахнулся, будто ужаленный. В темноте было заметно, как подрагивают контуры его широченных плеч.

— Я… я никогда!.. Так неуважительно… — он запнулся. — Это…

Рей привстала и усадила его на край кровати — Бен слушался, продолжая как заведенный бормотать свою несуразицу. Рей чувствовала, как трясутся его громадные руки, когда она опускалась перед ним на колени и залезала в штаны, вытаскивая вялый член.

Это выглядело уж совсем жалко. Может, она испытала бы угрызения совести, если бы Бен не сталкерил ее, если бы, мать его, не держал ее в плену! Но ей хотя бы не придется смотреть на чье-то изнасилование и ощущать, как он потеет и кряхтит над ней

С участившимся пульсом, шепча успокаивающее «расслабься» Рей обхватила ладонью член. Бен заскулил и откинулся на спину, прикрывая глаза рукой, но тем не менее его плоть отзывалась на ее прикосновения, начиная набухать. Рей покосилась на закрытую дверь спальни, гадая, сумеет ли позже незаметно улизнуть отсюда.

Он сотрясся всем телом.

— Иногда я не чувствую, когда уже близко… я не хочу… чтобы ты…

Рей закрыла глаза, мысленно крепясь. Это всего лишь минет. Раз, два — и все. Зато, возможно, у нее появится шанс отправить эсэмэску Роуз или вызвать копов.

От нее не требовалось ничего замысловатого. Не утруждаясь предварительными ласками, Рей облизала губы и медленно взяла тяжелую головку в рот. Обычно ей нравилось устраивать парням показательное шоу, но сейчас идея состояла в том, чтобы вырубить Бена как можно скорее.

Его член был все еще прохладным после душа и слегка отдавал мылом. Впрочем, отвердел он быстро, и смазка начала вытекать ей на язык. Рей помогала себе руками и наклоняла голову в разные стороны, чтобы не приходилось пускать член слишком глубоко.

Бен прохрипел сдавленное ругательство и заскулил, словно от боли. Послышалось, как его кулак стукнул по кровати.

— Боже!.. — выдохнул он сквозь зубы, дергая бедрами. — Р-Рей!.. Я сейчас кончу!.. Я сейчас… — Пальцы слепо ощупали ее голову и сжали затылок, побуждая ее сосать быстрее. Слюны было немного, но резкие движения отдавались влажным хлюпаньем у Рей во рту, и Бен громко застонал: — Так… так хорошо!..

Рей довольно хмыкнула и подняла глаза — он наблюдал за ней сквозь растопыренные пальцы. Лунный свет едва высвечивал слабый румянец, проступивший на бледном лице.

Застенчивость была не присуща Рей, и она испытала странный прилив возбуждения от его эмоций. Сильнее сжав бедра, она попыталась сосредоточиться на деле. Вообще это отвратительно — во всех смыслах. Бен — безумный, одержимый насильник, который искренне нафантазировал, что она его девушка!..

Ее взгляд прошелся по стене с фотографиями. Бен заерзал, всхлипнул, и новая солоноватая порция смазки брызнула ей на язык. Рей слегка замедлилась, в задумчивости разглядывая фото. Вроде как он… типа… действительно одержим. Но почему? В ней нет ничего особенного.

Рей томно подразнила уздечку, продолжая размышлять. Бен тихо вздохнул, чуть подавшись ей в рот, и она невольно сжала бедра покрепче. Набухшая головка терлась об язык, и Бен принялся издавать протяжные жалобные звуки, которые она, как правило, не слышала от мужчин. И теперь не могла отрицать, что сама каким-то извращенным образом начала заводиться.

Совсем скоро у него перехватило дыхание, он вздрогнул и резко спустил без предупреждения. Рей с силой провела языком по стволу, не выпуская изо рта головку, и почувствовала, как Бен беспомощно корчится на постели. Спермы было не слишком много, и она сглотнула все разом, пока он отходил от оргазма.

Член выскользнул из ее губ, и Бен схватил ее за предплечье, прежде чем она успела отодвинуться.

Он тяжело дышал.

— Ты… ты это проглотила?

— Да, и мне всерьез надо…

Он потянул ее к себе, пытаясь затащить на постель, но Рей уперлась, навалившись всем весом на другую сторону — что, конечно, не особо помогло.

Грязные простыни точно никогда не меняли. От них по-прежнему воняло потом и сексом, и Рей запаниковала, когда Бен уложил ее на живот. Нет, нет!.. Он должен был подобреть, отпустить ее… Ей нужно только добраться до телефона!

— Я же сказал, что не могу это контролировать! — прорычал он. — Я не хотел это делать! Я… я в состоянии продержаться дольше!

Какого хрена?

Рей перевернулась на спину и зарядила ему по физиономии — изо всех сил, что у нее остались. Бен потрясенно захлопал глазами, в которых блеснули слезы. В следующий миг голову Рей придавило к постели, и она пронзительно завизжала, упершись взглядом в стену.

Бену пришлось побороться с ней — в отчаянии и страхе она хваталась за все, за что могла уцепиться, но в конце концов он одолел ее, встав между ее бедер и спрятав лицо у нее на шее.

— Я не хотел этого делать… — Он закрыл ей рот и приник к ней. Его член задел бедро, и Рей приглушенно вскрикнула снова, со стыдом сознавая, что промокла насквозь. — Это унизительно… неприлично!

Почему она возбудилась?! Это же бред! Она не извращенка!

Бен подался к ней, легко раздвигая влажную плоть, и это было не так ужасно, как последние два раза, которые она помнила, но кошмарно — потому что ее тело вздумало отзываться на насилие. Она заводилась от этого! Рей всхлипнула Бену в ладонь, чувствуя, как он, судорожно дыша, проталкивается глубже, а ее мышцы сладостно сжимают член.

— Да… да… — Бен исступленно двигал бедрами, пока она обхватывала его ногами. — Я мужчина. У меня все под контролем! Ведь так? Ведь так?

Рей кивнула и шмыгнула носом. Да помогут ей боги — его несуразные толчки стимулировали ее самым бессовестным образом, и влагалище трепетно стискивало его плоть.

Она чувствовала, как он вздрагивает. Распаленный, Бен прислонился лбом к ее виску и принялся размашисто вталкиваться в нее, шумно дыша при каждом толчке. И она снова уступила, несмотря на его неумелые, дерганые движения.

Он прильнул к ней.

— Я мужчина… Я мужчина!.. — Его ладонь на ее губах затряслась, толчки участились. — Я никогда бы н-не оскорбил в-вас, мисс Ниима!.. Никогда не сделал бы вам больно!

— Пожалуйста, вытащи… — умудрилась прошептать Рей. Может быть, он послушает ее хотя бы в этом.

Бен подергивался.

— Я хочу кончить тебе на лицо.

— Не… надо!..

Но останавливать его было слишком поздно. Он отстранился, подхватил ее под шею и, не давая рыпаться, перебрался выше. Присев над ней, он начал дрочить у нее прямо перед носом, и Рей попыталась отвернуться. Сжимая бедра, она всхлипнула, чувствуя иголочки возбуждения, щекочущие позвоночник.

Бен яростно вскрикнул:

— О, черт! — Теплая жижа брызнула Рей на лицо, и он крепче ухватил ее шею. — Ч-черт!.. Т-ты такая… Такая красивая. — Сперма текла по ее щекам и подбородку, тошнотворно липкая и соленая. Бен сипло застонал и уткнулся залупой ей в губы. — А ты можешь?..

Рей плотнее сомкнула губы, но он водил членом вдоль и поперек, то и дело стараясь надавить, чтобы протиснуться внутрь.

И не отпускал ее.

— Ты можешь… ты… м-м… облизать его? Облизать языком? Мне всегда казалось, что это очень горячо.

— Не хочу.

— О, так мы все еще играем?

Бен дернул ее за волосы и силой затолкал член ей в рот, не замечая, как царапается о зубы. Рей подавилась, взбрыкнула, но, решив, что так целее будет, расслабила горло, когда он принялся агрессивно трахать ее рот.

— Я хочу кончить тебе в живот, — послышалось новое бурчание. — Наполнить его. Ты хочешь есть? — Рей не могла кивнуть, но, видимо, он вообразил, что она согласилась, и продолжил: — Хорошая… девочка… — Громко сглотнув, он нервно выдавил: — Па… папина де…

Господи! К счастью, после всего он оказался слишком чувствительным, чтобы продержаться еще, и уже в следующую минуту кончил ей в горло тонкой струйкой. Потом Бен снова уткнул головку ей в губы, и Рей оставалось только радоваться, что хотя бы на этот раз на дэдди-кинк его не хватило.

Рей работала языком, напоминая себе, что уже делала это прежде. Все парни тащатся, когда смотрят, как лижут их причиндалы. В этом Бен от них ничем особо не отличался.

Когда все закончилось, он принес из ванной губку и протер Рей лицо, а потом ушел за водой. Рей сидела на кровати, чувствуя, как ее конечности дрожат мелкой дрожью. Глупо отрицать, что она осталась неудовлетворенной.

Бен вернулся, уже одетый, и протянул серую блузку, которая оказалась велика для нее.

Он забрался на постель, устроившись под одеялом у Рей за спиной, и придавил ее талию длинной ручищей. Рей поневоле поджала пальцы ног.

— Это мамино, — неожиданно пояснил он как ни в чем не бывало. Провел носом по волосам Рей и спустился к шее. И глубоко вдохнул. — Все еще сохранило ее запах. От нее всегда приятно пахло. Она хорошо одевалась.

— Жаль, что мне не довелось с ней повстречаться, — прохрипела Рей.

— Все в порядке. Спасибо за сочувствие.

Они погрузились в молчание. Дверь спальни, вероятно, была заперта, и Рей следовало ждать, пока похититель заснет.

Бедра Бена прижались к ее заднице. А сам он вновь принюхался к ткани блузки.

…Ну и гадость.

Рей старалась не шевелиться, когда он на пробу потерся о нее. Его дыхание горячило кожу, он задвигался настойчивее, упираясь ей в ягодицы. Длинные пальцы впились ей в бедро.

И все же это происходило не так лихорадочно, как раньше. Рей слушала его дыхание и тихий стук дождя в окно. На полу и на стене мерцал голубоватый свет.

— Она всегда следит, чтобы я принимал лекарства, — прошелестел Бен ей на ухо. — Иногда я забываю, — он вытянул руку и перекатил Рей на бок, лицом к себе. Его волосы пощекотали ей шею.

— Лекарства?..

Он потянул за блузку, и несколько верхних пуговиц расстегнулись. Рей выпучила глаза, ощутив, как кончик его носа задевает сосок, а следом его обхватывают губы, теплые и влажные. Бен просунул колено между ее бедер, и прежде чем она услышала голос разума, Рей осознала, что пробует тереться о него.

Пусть в сексе Бен был полным профаном, зато умел хорошо сосать грудь. С причмокиванием посасывая, он гладил бусинку соска языком — именно так, чтобы вызвать в тебе расслабляющее, щекочущее возбуждение. Рей пыталась не думать, почему он настолько хорош в этом, и занималась дрочкой об его ногу. До чего же отвратительно было. И как горячо.

Она прижала ладонь к растрепанным волосам на его затылке, и Бен сдавленно застонал. В своей жизни она творила много всякого безумного дерьма во время секса, но сегодняшние события точно переплюнули все. Когда она решилась глянуть вниз, то увидела его приподнятые брови и сверкающие глаза, словно остекленевшие от наслаждения. Он смотрел перед собой невидящим взглядом.

Рей заерзала, завороженная тем, как ее грудь нежно сосет этот ботан-переросток. И прикусила губу.

Бен сжимал и массировал ее грудь, и Рей не удержалась. Обняла его, спрятав лицо у него в волосах, и томно застонала, когда оргазм накатил блаженной волной. Она всхлипнула, чувствуя, как по его штанам разливается влажное пятно.

Стыд вернулся к ней не менее стремительно. Рей судорожно хватала ртом воздух, а губы Бена покрывали поцелуями ее грудь и подбородок. Господи! Господи, мать вашу, что с ней не так?

Похититель робко поцеловал ее в губы.

— Это так трогательно. Ты кончила на мою ногу.

— П-прости.

— Все в порядке. Мне понравилось, — Бен игриво куснул мочку ее уха. — Эм-м… Может, в следующий раз, когда будем играть, ты наденешь эту блузку?

Рей крепко зажмурилась.

— Зачем?

Он потеребил край блузки и прижался к изгибу шеи Рей. Этот жест отдавал какой-то… детскостью. Рей чувствовала, как губы Бена медленно скользят по ее коже, словно он о чем-то глубоко задумался.

— Хочу изнасиловать тебя в ней.