Actions

Work Header

Пханган

Chapter Text

Маша Шейх

Несколько дней переписки и я больше не могла терпеть. Чертова женщина не выходила из моей головы, не давая думать ни о ком и ни о чем другом. Я пыталась гнать мысли о ней, даже как-то заскочила в бар, чтобы отвлечься. Барменша мне улыбалась и пыталась заигрывать, но стоило мне закрыть глаза, как мысли возвращались к одной невысокой брюнетке с вьющимися волосами и просто отвальными губами. Конечно, она была потрясающе красива, но не только это влекло меня. Во время наших переписок она раскрылась как умная, с отличным чувством юмора женщина, которая знает, чего она хочет.
И судя по тому, как она сейчас прижала меня к стенке, она хочет меня. И это несказанно радует.
- Привет, - шепотом произносит она, слегка прижимаясь ко мне всем телом.
Наши губы слишком близко друг к другу, чтобы я могла ясно соображать.
- Привет, - кажется я так ответила, хотя думаю, что это было похоже больше на мычание.
Ее губы совсем легонько касаются моих, и я больше не могу терпеть. Моя спина вжимается в стену, я хватаю ее за талию и резко прижимаю к себе. Я целую ее жадно, без прелюдий и нежностей. Она стонет и позволяет мне делать всё, что я захочу. И мне нравится ее податливость.
Мои руки путешествуют по ее телу, но в конце концов доходят до ее упругой задницы. Я резко ее поднимаю, позволяя ей обхватить себя ногами. Мне нравится наша поза, меня возбуждает то, как она трется о моё тело. А еще больше мне нравится, как она постанывает при каждом движении моего языка, как ее ногти впиваются мне в голову. Это так сексуально!
Воздуха не хватает и нам приходится приостановиться. Пока она не опомнилась я несу ее в спальню и укладываю нас на постель. Мне нравится чувствовать ее под собой.
- Цветы…, - произносит она, касаясь губами моего лица.
- А? – Боже, женщина, о чем ты? Какие еще цветы? О чем она вообще?
- Которые ты принесла. Они где-то валяются, - постанывая говорит она, когда чувствует, что моя рука начинает блуждать по ее телу.
- Хочешь, чтобы я пошла за ними? – спрашиваю я, хотя знаю, что ни за что не покину это прекрасное тело.
- К черту их, - отвечает она, когда я поднимаю ее майку.
Свою руку я кладу на ее небольшую упругую грудь, пальцы находят сосок, и я легонько его сжимаю. Она громко стонет, накрывая своей рукой мою.
- Маш, нам надо приостановиться, - говорит она, постанывая.
- Что? – отвечаю я, сжимая его сильнее. Я хочу попробовать эту кожу языком. О чем эта женщина вообще говорит.
- Маш, пожалуйста, остановись, - говорит она уже более громко.
И тут до меня доходит смысл ее слов. Я убираю руку, возвращаю поднятую майку на место и просто укладываюсь сверху, пряча лицо в ее шее, чтобы успокоиться.
- Боже, прости, дай мне минутку прийти в сознание, - шепчу я.
Она обнимает меня и поглаживает спину.
- Прости меня, но я думаю, что это слишком быстро, - шепчет она, продолжая поглаживать.
- Господи, ты просто убиваешь меня, - шепчу я в ответ, вжимаясь в нее еще сильнее.
- Еще раз прости. Я на самом деле не понимаю, что со мной происходит, - продолжает она, запуская руку мне в волосы, слегка царапая.
- Так, хорошо, - выдохнув говорю я. – Давай замедлимся. Как насчет кофе и обычных разговоров? – спрашиваю я, приподнимаясь.
- Это было бы идеально, - говорит она, смотря мне в глаза и улыбаясь немного скромной улыбкой.
Я фыркаю и встаю с кровати. На какое-то мгновение, увидев ее перед собой, лежащей на постели в помятых вещах и взъерошенными волоса, я хочу вернуться обратно на нее, но сдержавшись, протягиваю ей руку, помогая встать.
- Ну, пойдем пить кофе, дорогая, - говорит она, взяв меня за руку и ведя на кухню.
Черт, куда угодно, только держи меня за руку.
**********************
Маша Зайцева

Что я творю? Что вообще происходит?
Мы сидим в гостиной, пьем кофе, болтаем и много целуемся. Она не переходит черту, не пытается соблазнить на что-то большее, хотя можете мне поверить, что стоило бы ей хоть немного настоять, как мы были бы уже в спальне. И мне нравится то, что она не настаивает, давая возможность мне решать. Я хочу этого, хочу затащить ее в спальню и не выпускать оттуда пару дней, но не готова переступить эту черту так скоро.
Как принять то, что я хочу девушку, очень молодую девушку. Как объяснить это родителям, Лёше, Кульке, моим друзьям? Как объяснить это себе?! Как воспринимать это всё? Что это вообще? Легкая интрижка или что-то серьезное? Что это для нее?
Столько вопросов, столько проблем сразу на мою голову, а я не могу сейчас об этом трезво подумать, потому что она целует меня чуть ниже ушка. И вместо того, чтобы охладить голову и продумать план своих дальнейших действия, я думаю только как не выпрыгнуть из трусиков!
- Мне нравится твой запах, - шепчет она.
- Маш, что мы делаем? – спрашиваю я, отодвигаясь, чтобы видеть ее глаза.
- Я не знаю. На самом деле не знаю. Но, послушай, меня влечет к тебе. И я не хочу с этим бороться, - отвечает она, прямо смотря на меня.
- Меня тоже влечет, и я не хочу бороться. Но что нам делать с этим?
- Давай посмотрим куда это приведет, хорошо? Мы не будет торопиться. Я понимаю, что во многом это ново для тебя, поэтому мы будем двигаться так как тебе комфортно, договорились?
- Спасибо, - шепчу я, возвращаясь в ее объятия. – Но можно тебя попросить кое о чем?
- Конечно, - крепче обнимая меня, отвечает она.
- Давай пока не распространяться об этом, хорошо? Я не уверена, что пока готова объяснять кому-то что происходит, если еще сама не понимаю.
- Маш, как я уже говорила: будем двигаться так как тебе комфортно, - говорит она.
За такой ответ она получает поцелуй. Точнее много поцелуев. Ночь будет долгая, но как мне жаловаться, если я так потрясающе ее провожу.
***************************
Прошел месяц

Маша Зайцева

Мы движемся медленно. Мои гастроли с группой НАОМИ, работа в ресторане, воспитание дочки не дает нам часто видеться. Да и она часто занята. Спасают частые созвоны и переписки. В те редкие случаи, когда графики позволяют нам пересечься, мы не можем оторваться друг от друга. Эмоции, которые я испытываю в это время так завораживают и пугают. И сейчас это может стать проблемой, потому что мы в баре, в окружении Коган, наших общих знакомых и группы НАОМИ. И стараюсь игнорировать желание накинуться на Шейх.
Да, мы продолжаем скрывать это. И мне стыдно перед Кулькой, что я вру. Конечно, она догадывается, что у меня кто-то появился. Не раз она уже подкалывала меня, когда мы с ней пересекались, что я не выпускаю телефон из рук и мило улыбаюсь входящим сообщениям. Но я игнорирую ее или меняю тему. Возможно, она обиженна, что я не говорю, что происходит и кто этот загадочный кавалер, но молчит, давая мне возможность сказать ей, когда придет время. Боже, я просто вижу в воображении ее обалдевшее лицо, когда она узнает.
Все веселятся, наслаждаются вечером. Я пью мартини и поглядываю на Шейх, которая сидит напротив меня и болтает с Ксюшей Мамаевой, с которой недавно нас познакомила Коган. Ксюша кажется очень приятной девушкой, очень скромной и разносторонней. Она занимается продюсированием и съемками клипов, фильмов. Для ее юного возраста она очень далеко продвинулась, что говорит о ее бесспорном таланте.
- Добрый вечер, - говорит только что подошедшая к нам девушка.
- О, а я уже думала придешь ты или нет, - восклицает Коган и вскакивает со своего места. – Друзья, позвольте познакомить вас с моей хорошей знакомой Лизой, она только пару месяцев назад переехала в Москву.
Все приветствуют ее, начиная называть свои имена, и я в том числе, но мой взгляд падает на Шейх, которая смотрит на бокал и молчит, не участвуя в общем активном знакомстве.
- Привет, Маша, - говорит с улыбкой Лиза, обращаясь к Шейх.
- Привет, - буркнув отвечает она, кидая взгляд на меня.
И в этот момент, я понимаю всё. Мне становится не по себе, мне хочется встать и уйти. Когда это было? Может Маша и не ждала моей «готовности», а вовсю отрывалась за спиной?
- О, вы знакомы? – спрашивает Коган.
- Да, что-то типа того, - отвечает Лиза, садясь за единственное свободное место. И как назло, что это место возле Шейх.
Внутри что-то сжимается, мне становится физически больно. Ревность заполняет меня. Хочется крушить всё вокруг или дать по морде одной блондинке. Мне всегда говорили про мой взрывной характер. И сейчас мне приходится максимально держать себя в руках. Я хватают бокал и осушаю его разом.
Вокруг идет оживленное общение. Все наслаждаются вечером, а я уставилась на Шейх. Наши взгляды пересекаются, и она твердо смотрит в ответ, будто что-то пытаясь мне сообщить. И даже немного улыбается. Улыбается? Я сотру твою улыбку!
В какой-то момент Лиза наклоняется к ней и что-то шепчет на ухо, дотрагиваясь до руки.
Всё моё естество кричит «убери свою лапу, это моё», но не выдержав этой картины я вскакиваю и быстро иду в туалет, чтобы не видеть этого.
**********************
Маша Шейх

Вот моё разгульное прошлое догнало меня.
Я вижу взгляд Маши и понимаю, что у меня проблемы. В нем смесь боли и какой-то дикой ярости. Она поняла. И видно хочет меня убить. А вместо страха потерять то, что у нас развивается, я возбуждаюсь от огня в ее глазах. Моя девочка, улыбаюсь я сама себе. Такая страстная, жгучая. Как она может злиться на меня за какую-то девушку, когда я полностью растворилась в наших отношениях?
- Ты так и не появилась, - слышу я голос Лизы рядом со своим ухом.
Ее рука ложится на мой локоть, и я вижу, как Зайцева готова к нападению. Это веселит меня еще больше. Я знаю, что поплачусь за это, но надеюсь, что это будет сладко. Представив расплату, внизу живота начинается пожар, который погасить может только одна женщина, и это явно не рядом сидящая, а та которая только что скрылась.
- Прости, но я не свободна, - отвечаю я, вскакивая вслед за Зайцевой.
Перед дверью в туалет я глубоко вздыхаю, готовясь к войне, в которой хочу проиграть и быть убитой определенным способом. Гореть мне в аду за эти мысли.
- Ну, пора, Шейх, - говорю сама себе вслух и захожу в комнату с диким зверем.
Зайцева стоит, нагнувшись над раковиной и ополаскивает лицо. Подняв голову и увидев меня в отражении, она оборачивается с разгневанным лицом.
- Что ты здесь делаешь? - яростно, говорит она.
- Укрощая строптивую, - улыбаясь, говорю я.
- Чего это мы улыбаемся, а? Что смешного? Может расскажешь, чтобы вместе посмеялись? Ты ведь смеешься с такими девками как твоя Лиза, когда трахаешь их за моей спиной, м, Шейх? Конечно, от меня не получила, так найдешь в другом месте, да? Чего ржешь?! Да я тебя сейчас…, - орет она и кидается на меня.
Меня это так веселит, что я в последний момент успеваю ее схватить и прижать к себе, заламывая ее руки назад. Она брыкается и кричит отпустить ее, но я не отпущу, никогда, черт возьми, не отпущу. Она моя, вся такая бестия, но моя.
- Отпусти, - уже более тихо, когда немного успокоилась, говорит она. – Ты мне противна.
- Не отпущу, никогда не отпущу, дурочка, - шепчу на ухо – Лиза была ошибкой еще до того, как мы с тобой стали общаться. Мне никто не нужен кроме тебя, понимаешь?
- Что? – немного неуверенно спрашивает она.
- Мне никто не нужен кроме тебя, - повторяю я.
- Я тебе не верю, - также неуверенно говорит она.
- Посмотри на меня, - когда наши взгляды встречаются, я продолжаю. – Мне кажется, что я влюблена в тебя. Я ни о ком не могу думать, ты будто во мне. Я просто пропитана тобой. Тебе не надо переживать, где я и с кем. Потому что я всецело твоя. Просто будь моей! Встречайся со мной официально. Я обещаю сделать тебя счастливой.
Она всматривается мне в глаза, пытаясь понять говорю ли я серьезно, и молчит. Кажется, я слишком надавила и мне кажется, что она не согласится. Немного разочаровано, я отпускаю ее, чтобы уйти и напиться, но она останавливает меня.
- Я, кажется, тоже влюблена, - говорит она.
Сократив расстояние, она целует меня так что всё вокруг будто замирает. Это не те поцелуи, которыми мы обменивались раньше. В них нет страсти, в нем нежность и что-то, что я просто не могу описать словами. Ничего нет вокруг. Только я и она. Моя! Такая родная.
- Охренеть! Что, мать твою, происходит?!
Голос Кульки прерывает нас. Маша испуганно смотрит на Коган и Мамаеву, которые стоят ошалевшие у двери.
Черт, кажется, мы попалились.