Actions

Work Header

Пханган

Chapter Text

Маша Шейх.
Я молюсь, чтобы ничего не выскользнуло из моих вспотевших рук, пока я жду открытия двери. Нервы на пределе и в голове проносится сценарий возможного диалога и заготовленные реплики. Я пытаюсь успокоиться, но воображение подкидывает сцену, что меня выкидывают из этого дома, как провинившегося щенка. Закрываю глаза и глубоко вздыхаю.
- Маш?
Открываю глаза и вижу обеспокоенное лицо Зайцевой.
- Маш, ты в порядке? – переспрашивает она, подходя ко мне ближе и касаясь моей руки.
В ее глазах просто лучатся нежностью и немного волнением.
- Если ты меня поцелуешь, всё будет просто отлично, - беря себя в руки, отвечаю я.
Она улыбается мне и слегка целует в уголок губ.
Теперь мне точно всё по плечу.
Я расправляю плечи и протягиваю ей букет.
— Это тебе, милая, - говорю я. - Ну, давай знакомиться с мамой.
Она принимает цветы и сразу берет меня за освободившуюся руку, переплетая наши пальцы. Переступив порог квартиры, я вижу перед собой маму Маши, которая внимательно оглядывает меня.
- Мама, познакомься с моей девушкой Машей Шейх, - говорит Зайцева. – а это, Маш, моя мама Еле..
- Можно просто Елена, - перебивая сообщает старшая Зайцева, протягивая мне руку. – Вот она знаменитая Мария Шейх. Хм.
- Приятно познакомиться, - отвечая на рукопожатие, говорю я.
Потом, словно опомнившись, протягиваю ей букет и бутылку вина. Она принимает «взятку» и подмигивает Маше. Надеюсь, я сделала всё правильно.
- А где Сандра? – спрашиваю я, глядя на Машу. – Мне бы очень хотелось познакомится с еще одной девушкой в этой семье.
- +100 очков Гриффиндору, - усмехается Елена. – Идите пока знакомиться, а я нам кофе сделаю. Ты ведь будешь кофе, Мария?
- Конечно. Спасибо большое.
Маша утягивает меня в детскую. На полу сидит ее мини копия и играет на игрушечном пианино. Ее головка поднимается, когда мы входим и я вижу такие же глаза, как у моей девушки. Сердце делает кульбит, и я понимаю, что у меня нет шансов перед этим ребенком. Кажется, влюблять меня в себя – это генетическая черта Зайцевых.
- Сандра, солнышко, я хочу познакомить тебя со своей подругой Машей.
- Мася? – смущаясь спрашивает Сандра.
- Да, ее зовут как меня, тоже Машей, - отвечает с улыбкой Зайцева, присаживаясь на ковер рядом с дочкой.
- Цебя завут мама, - серьезно отвечает малышка.
- Да, для тебя я мама, но для других я Маша. Помнишь, мы об этом уже говорили.
Ребенок серьезно кивает в ответ, явно обдумывая сказано. Я присаживаюсь рядом и протягиваю ей игрушку щенка Хаски.
- Привет Сандра. Мне очень приятно с тобой познакомиться.
- Здласте, - говорит она, и увидев кивок от своей матери, забирает игрушку, сразу обнимая ее. – Спасиба, Мася.
- Чем ты занимаешься? – спрашиваю я.
- Я иглаю как мама, - отвечает она, ударяя по игрушечным клавишам.
- Как красиво ты играешь, - говорю я, улыбаясь этой игре.
- Мама говолит, что я талан. Плавда мама?
- Да, малыш, ты у меня самая талантливая, - с улыбкой отвечает Маша.
- А ты умеешь иглать? – спрашивает Сандра, обращаясь ко мне.
- Только на нервах твоей мамы, - тихо, словно по секрету, говорю я.
Смех у двери отвлекает нас от беседы.
- Давайте, кофе готов, - произносит Елена Зайцева, улыбаясь открывшейся картине.
Маша встает, дает буську Сандре и протягивает мне руку.
- Пойдем, дорогая.

Мария Зайцева.
- И чем вы занимаетесь, когда не соблазняете мою дочь? – потягивая кофе, спрашивает мама у Маши.
Привыкшая к прямоте своей матери, я даже ухом не повела. А вот Шейх сразу подавилась кофе. Закашливаясь и выпучивая глаза, она пыталась вздохнуть. Я грозно посмотрела на мать и сразу стала бить Машу по спине.
- Мам, прекрати, ты можешь убить ее, - сказала я, продолжая постукивать спину любимой.
- Пфф, если она умрет от такого невинного вопроса, то ей не пережить с тобой и неделю, - ответила мама, пригубив кофе.
- В смысле? – откашливаясь, спросила Шейх.
- В том, что я бесконечно люблю свою дочь, но так уж сложилось, что она унаследовала мой взрывной характер. Хотя, видит бог, лучше бы она пошла в своего уравновешенного отца.
- Оу, это я уже в курсе, - отдышавшись, сказала Шейх, видно вспоминая сцену в туалете.
- Сама виновата! – возмутилась я, слегка ударяя ее по спине, где продолжала находиться моя рука, поглаживая такого любимого для меня человека.
Мы переглянулись с ней, вспоминая, какие признания последовали после наше ссоры в туалете, и улыбнулись. Мне так хотелось ее поцеловать, я почти сделала это, как услышала голос матери, которая повторила вопрос о роде занятий Шейх.
- Мы с подругой выпускаем линию молодежной одежды. Бизнес небольшой, но доход стабильный. В планах расширить дело, поэтому много времени и сил уходит на работу, - ответила Маша.
- Сколько вам лет? – продолжая допрос, спросила мама.
- 24, - ответила Шейх. – И сразу говорю, что меня не волнует разница в возрасте с Машей. 7 лет – это не разница.
- А тебя волнует, что у нее есть дочь?
- Мама, прекрати! – возмущаясь, встреваю я.
- Маш, успокойся, - отвечает Шейх. – Конечно, волнует. Я понимаю, что Сандра – это неотделимая часть Маши. Поэтому отношения, которые у нас завязываются, будут влиять и на ребенка. Но я хочу сразу вас уверить, что в моих планах нет делать кому-то из этих двоих больно. Наоборот, я готова сделать их счастливыми, если они мне позволят.
- Ты молода и тебе кажется, что одной любви будет достаточно, но ты понимаешь, что общество не примет открытую жизнь ЛГБТ? Я боюсь не только за дочь, чья карьера может быть под вопросом, но и за внучку, которая может пострадать от этих больных ублюдков. И это я еще не говорю о Гомане, кстати, он знает?
- Нет, - тихо ответила я.
Я на самом деле не представляю реакцию Лёши. На момент я задумалась, возможно ли, что он попытается отобрать у меня дочь?
- Я хоть и молода, но все прекрасно понимаю. Я знаю, что наши отношения закрутились очень спонтанно и мы еще многое не оговорили, но, если требуется держать личную жизнь закрытой, я только за. Не поймите меня неправильно, я готова кричать об этом на каждом углу, но я не дура и прекрасно понимаю в каком обществе мы живем. Всё, что касается открытости или закрытости информации о личной жизни будет решать Маша. Я полностью ее поддержу.
- Я люблю тебя, - выдохнув, тихо произнесла я. Повернувшись к матери, я спросила – Мама, ты закончила допрос?
- Да, пожалуй, она на самом деле достойна тебя, детка, - ответила мама, с гордой улыбкой. – А теперь, девочки, расскажите мне историю вашего знакомства. Я должна всё знать!
Мы переглянулись, ухмыльнувшись, я начала.
- Помнишь, я попросила тебя посидеть с дочкой на Пхангане….

*********************************
- Сандра спит? – спросила Маша, когда я зашла на кухню.
Я кивнула и обняла ее за сзади, пока она мыла посуду. Мама ушла полчаса назад, вытянув из нас всю информацию, конечно, только ту, что в рамках приличия. После этого пришло время укладывать Сандру, которая не хотела спать и вредничала как никогда. Маша помогла ее немного успокоить, а потом ушла прибираться на кухне, пока я читала сказку.
- Ты останешься на ночь, - спросила я, утыкаясь носом между лопаток. Как она вкусно пахнет.
- Конечно, - ответила она, разворачиваясь ко мне и вытирая руки полотенцем.
Глядя на нее, у меня замерло сердце.
- Как ты красива, - проговорила я.
Она сглотнула, отложила полотенце, а потом резко схватила меня за задницу, чтобы поднять на руки. Обвив ее тело ногами, я впилась в ее губы, страстно целуя и покусывая их.
Почувствовав под собой что-то твердое, я поняла, что она усадила меня на стол.
- Я мечтала сегодня утром, чтобы мы занялись сексом на этом столе, - шепчу я, впиваясь в ее горло, словно вампир.
Она так сладко стонет, когда я нахожу особо чувствительную точку. Ее рука находит мою грудь и сильно сжимает сосок. Наслаждение на грани боли или боль на грани наслаждения. Я не знаю. Мне просто очень хорошо. Между ног становится максимально жарко и влажно. Я беру ее другую руку и засовываю себе в шорты, направляя именно туда, где хочу, чтобы она была. Когда она дотрагивается до клитора, меня просто уносит. Я начинаю громко стонать каждому движению. Она затыкает мои стоны поцелуями, чтобы Сандра не проснулась.
Когда уже больше нет сил терпеть эту пытку, она входит в меня.
- Надеюсь, что этот стол крепкий, потому что я сейчас тебя оттрахаю так, что ты увидишь звезды, детка, - очень хрипло говорит она мне в ухо, покусываю его мочку.
- Боже, - я готова кончить только от этого хриплого шепота.
Движения становятся резче и глубже. Рука, которая была на груди, теперь удерживает меня за спину, чтобы удержать меня на месте, пока другая так жестко меня трахает.
- Ты должна быть тихой. Ты меня поняла? – спрашивает она у самых моих губ.
- Да, - тихо стону я, продолжая двигаться с ней в этом ритме.
- И ты не кончишь, пока я не разрешу, - приказным тоном, говорит она.
- Хм, - постанываю я.
- Скажи мне «я не кончу пока ты мне не разрешишь, Маша!», - шепчет она.
Я не могу говорить, когда она это вытворяет со мной. И вообще зачем говорит она!
- Скажи мне это, - повторяет она, замедляясь, словно наказывая.
- Я не кончу….Господи, продолжая….пока ты …..- она входит и начинает двигаться во мне еще сильней. – не разрешишь мне….Аааааааааа….Машаааааа…
Я на грани. Просто на грани. Если я не кочну прямо сейчас, я взорвусь. И не знаю, что меня возбуждает больше. Ее ритм, такой резкий, такой животный, или ее доминирование. О господи, Зайцева! Ты слишком стара, чтобы узнавать о себе такое! Любишь быть пассивом? Течешь как сучка от приказного тона Шейх? Пофиг, лишь бы она закончила начатое.
- Маш, пожалуйста, я… - стону я.
Она прикусывает моё плечо.
- Кончи! – приказывает она, входя тремя пальцами.
Я запрокидываю голову, громко стону и просто отключаюсь.
Следующее, что я помню, как очухиваюсь глубоко дыша, лежа на столе, а сверху лежит Маша, целую мое лицо.
- Что это было? – кое-как спрашиваю я.
- Это был тест-драйв, твоего стола, зайчик, - говорит она, довольно улыбаясь. – И он его прошел. Стол отличный.
Мой смех разносится по кухне, а потом прерывается визгом, когда она берет меня на руки и несет в спальню.
- Надо еще кровать перепроверить!
Это хорошая идея, Шейх. Очень хорошая.