Actions

Work Header

Пханган

Chapter Text

Маша Шейх
Вот кого я не ожидала еще в скором времени увидеть, так это этого человека.
- Кто ты? – спросил он, хмуро оглядывая меня.
- Хм, а кто ты? – немного с иронией ответила я.
- Я задал вопрос, - сказал он и попытался пройти в квартиру.
- Мне плевать, что ты там задал, но если попытаешься зайти, то выйдешь не своими ногами, - грозно ответила я, преграждая ему дорогу.
Да, это была не моя квартира. Да, я не вправе так ему отвечать, но его агрессия была видна невооруженным взглядом, и кто знает, что он там задумал.
- Господи, женщина, свали с дороги, пока не пожалела. Я научу тебя уважать мужиков, - рассмеявшись сказал он и схватил меня за руку.
Это было его роковая ошибка. В мгновение ока он уже лежал на полу, с заломанной рукой и постанывая просил отпустить.
- Маша! – сквозь пелену ярости, услышала я Зайцеву. – Что тут происходит?
Маша стояла в халате и полотенцем на голове, смотря явно на занимательную картину перед ее глазами.
- Твоя психованная баба накинулась на меня! – стал орать Леша, постанывая от боли, когда я сильнее скрутила руку.
- Я? Не ты ли сказал, что научишь уважать мужиков? Чего-то пока у тебя это плохо получается.
- Что он сказал? Машуль, ты в порядке? – сразу заволновалась она, пробегая по мне взглядом.
- Конечно. Что мог этот слабак сделать? – говорю я и отпускаю его. – Только попробуй сейчас встав, попытаться что-то выкинуть в мой или Машин адрес. Понял?
Он встал, кивнул и повернулся к Маше.
- Я вообще-то хотел поговорить. Но вижу, что ты не пришла в себя и все еще крутишься с этой.
- Я не кручусь с этой, я люблю ее. Поэтому ты должен смириться и научиться с этим жить, - отвечает Зайцева, подходя ко мне и обнимая меня за талию. – Боже, Леша, что с тобой стало? Ты всегда был отличный парнем, прекрасным мужем и человеком. А сейчас я тебя не узнаю. Нет, я могу даже понять, что для тебя вся ситуация в новинку, но такая яростная гомофобия. Откуда это? У нас с тобой и раньше были знакомые из ЛГБТ, и ты никогда не был так настроен. Что случилось? Или может проблема не в этом? Может проблема, что я стала счастливой? Может не столь важен пол партнера, как его наличие впринципе?
- Что ты несешь! – закричал он, впиваясь в нее грозным взглядом. – Я хочу, чтобы ты была счастлива! Но не с женщиной. Это ненормально! Ты извращенка!
- Ненормально это то, что ты позволяешь себе так говорить с женщиной и вести себя как последняя сволочь, - говорит Машина мама, стоя у открытой входной двери.
На ее руках сидит Сандра, с широко открытыми глазами и смотрит на меня.

- Маса, а пацему папа клицит? – спрашивает она и просится ко мне на ручки.
Увидев кивок согласия Маши, я беру Сандру на руки. Она обнимает меня очень крепко, словно боится того, что я могу уйти.
- Не переживай, малышка. Твой папа просто немного расстроен. Давай пойдем к тебе в комнату, переоденемся и поиграем, пока взрослые поговорят. Хорошо?
- Халасо, - отвечает Сандра, игнорируя своего отца, который попытался е погладить.
- В случае чего – кричи. Я быстро его выкину, - тихо говорю я Зайцевой. Она лишь улыбается в ответ и мы уходим.

Маша Зайцева.
- Что с тобой не так? Ворвался ко мне в дом, ведешь себя как скотина, - я стала уверенней чувствовать себя, когда плечо к плечу со мной встала мама.
- И после всего со мной что-то не так? И вы это поддерживаете? – спрашивает разъяренный Леша мою мать.
- Я поддерживаю. Шейх очень достойная девушка. Она любит мою дочь, заботится о ней и Сандре, делает их счастливыми. Да, я не совсем понимаю это в плане постели, но я и не должна это понимать. Если моей дочке нравятся такие отношения, то почему я должна быть против?
- Это не нормально! – заорал он.
- Так, закрой свой рот. Ты, наверное, забылся с кем разговариваешь! – грозно ответила мама. – А теперь слушай меня. Ты сейчас идешь к себе, пытаешься осознать это все и смириться, чтобы ваша общая дочь не пострадала от вечных разборок, а потом, когда созреешь, позвонишь Маше, чтобы оговорить как вам с этим всем жить дальше. Ты меня понял?
- Понял, - ответил потухший Леша и ушел.
Я выдохнула. Конечно, я люблю Машу, но в этой ситуации, я была рада, что именно мама была тут. Умение решать вопросы спокойно, уверенно - это была ее фишка.
- Мама, что мне делать? – спрашиваю я, смотря ей в глаза.
- Иди к своей дочке и девушки и наслаждайся вечером, дорогая, - говорит она. – Кстати, милая, я горжусь тобой. Ты показала отличное выступление на Голосе.
- Спасибо, - улыбаюсь я, обнимая ее очень сильно.
- Тебе не за что благодарить меня. Это честь быть твоей мамой.
***********************
- Маша, что это? – спрашиваю я, смотря из-за ее плеча на записи, которые она делает.
- Эээ, это так, наброски, - смущенно отвечает она, пытаясь спрятать блокнот.
- Можно почитать?
- Ну, это не законченное…
- Пожалуйста, - робко улыбаюсь я, зная, что эта улыбка сводит ее с ума.
- Ладно, но тебе пора прекращать пользоваться своей улыбкой как оружием.
Я открываю блокнот. И то, что я читаю приводит меня в дикий восторг. В моей голове слове получают музыкальное сопровождение и мне очень хочется это спеть. Я сажусь за фортепьяно и песня словно рождается сама.

Теперь нас двое
И нету боли
В твоей ладони
Небо, в котором мы тонет
Теперь нас двое
Дышу тобой я
Ты мое море
Te quero, te quero amore

Заканчивая петь, я поворачиваюсь к ней. В ее глазах, как и моих, стоят слезы. И это слезы счастья. Никак иначе.
- Я люблю тебя, - говорит она и одна слеза скатывается по ее прекрасной щеке.
- Я люблю тебя, - говорю я, растворяясь я этом моменте.