Actions

Work Header

Путь очищения

Work Text:

День -2

-Маш, я хочу пройти полностью путь описанный в книге.  Мне необходима тишина, медитации. Пойми, это важно для меня. В воскресенье я съеду на съемную квартиру. Я уже нашла подходящий вариант.

Маша Шейх выглядела серьезной и собранной, она явно несколько раз прокручивала разговор в своей голове и была готова к разным вариантам развития. 

-Машунь, о чем ты? Ты же знаешь, что можешь просто устроить себе логово в комнате и никто тебе не будет мешать. Зачем вообще съезжать? А я? А группа? Мы же только что с отпуска вернулись, у нас еще концерты запланированы.

-На концертах это не скажется, я, конечно же, буду выступать. Просто понимаешь... С тобой я не смогу сосредоточиться. А мне это необходимо. Поэтому я уеду всего лишь на месяц. Потом вернусь и всё будет как раньше. Ты же знаешь, что я люблю тебя и мне просто это нужно.

-Я услышала тебя, хотя и не поддерживаю. Тебе нужны тишина и медитация, ладно. Мы будем видеться в студии и на гастролях, тоже хорошо. Я отвыкла спать и просыпаться без тебя, но ничего страшного, ты же будешь приходить в "гости" к нам домой? Только вслушайся как это звучит - "приходить домой в гости". 

-Я буду скучать по тебе и Сандре и, конечно, буду приходить. Просто не буду оставаться на ночь. Я поговорю с дочерью, сама ей объясню, чтобы не было обид.

-Ну после того, как ребенок уснёт у нас будет немного времени, а потом сможешь уехать на квартиру - в голосе Зайцевой заиграли нотки улыбки и флирта.

-Машуль, понимаешь там медитации, молчание, чтение книг, запись своих эмоций, ну и некоторые ограничения - к концу фразы запал блондинки куда-то ушёл и последние слова она проговорила почти беззвучно.

-Какие - такие ограничения, любимая? - в глазах орехового цвета возник вопрос, смешанный с подозрением и недоумением.

-Мне нельзя секс - Шейх пробубнила себе под нос, так что даже сама еле разобрала, что она сказала.

-Что тебе нельзя?

-Мне нельзя секс - второй раз фраза была произнесена чуть более четко, но все равно последнее слово напоминало набор звуков.

-Еще раз чётко и внятно скажи мне, что тебе нельзя - Маша Зайцева всегда считала себя спокойным человеком с хорошим запасом терпения, но в этот момент она понимала, что весь диалог начинает её нервировать.

-Секс...

-Секс? Тебе нельзя секс?

-Да.

Брови брюнетки поползли на лоб к линии волос, глаза округлились в шоке. Этот ответ явно не входил в список вещей, которые ты хочешь услышать от любимого человека. 

-То есть тебе нельзя заниматься сексом, так?

-Да. Это всего лишь на месяц, Машунь. Я потом вернусь и устроим зажигательную ночь, всё как мы любим - Шейх протараторила, пытаясь погасить пламя гнева, которое на глазах овладевало её супругой. 

-Гайшун, какого черта медитировать будешь ты, а страдать должна я?! Я на такое не подписывалась! Почему из-за твоих идей я должна лишать себя секса?! Ты вообще из ума выжила?!

Голос Маши наращивал децибелы, волны ярости заполняли комнату, а из глаз казалось вырываются молнии. Зайцева в этот момент олицетворяла собой древнегреческую богиню - Лиссу. 

-Малыш, это всего лишь месяц. 30 денёчков. И мы снова будем вместе - попытки блондинки успокоить девушку можно официально считать провальными, потому что скандал и не собирался утихать, а напротив наращивал обороты.

-"Всего лишь месяц", да? Маша, у нас с тобой секс минимум три раза в неделю, кто мне вернёт эти волшебные 10 актов любви и страсти?! Тебе чтобы "отработать" придется отпуск брать и не вылезать из кровати больше двух недель, чтобы "нагнать график". Ты обо мне думала? Значит так, ты съезжаешь в субботу, а я еду с тобой. И тебе придется очень хорошо меня убедить, что тебе нужны эти медитации. И я делаю акцент на слове "очень". А после... После я пойду в магазин. И не переживай, все покупки будут сделаны с твоей карты, а я буду выбирать самое лучшее. 

-Ну, Маш, мы же можем вдвоём в магазин съездить. Я все покупки оплачу, дотащу до машины и квартиры. То что у нас не будет близости, не означает, что я отказываюсь от своих бытовых обязанностей супруги.

-Солнышко, я поеду в секс-шоп. Я намереваюсь вывезти оттуда полмагазина и тебя не должно быть рядом пока ты не будешь готова взять меня прямо в примерочной.

-Хорошо, я тебя поняла - Шейх шокировано согласилась. Она понимала, что морального права ограничивать Зайцеву у нее нет и решила больше не спорить.



День 7

С того момента, как Маша Шейх съехала на временную съемную квартиру прошла неделя. В прошлую субботу они перевезли маленький чемодан с самым необходимым, проверили вместе ночь, следы от которой заживали еще несколько дней и вынудившие носить исключительно высокие воротники, а на утро, приготовив завтрак, Зайцева отправилась домой. Блондинка с упорным рвением начала медитировать, вести дневник и анализировать своё состояние. Безусловно первые несколько дней прошли довольно спокойно: выходить в соцсети не хотелось, с любимой они виделись почти каждый день, а либидо было спокойно и удовлетворено. 

К концу недели всё чаще накатывала тоска от одиночества, хотелось быть с семьей: смотреть мультики с Сандрой, играть втроем на пианино, сидеть на диване обнявшись и гладить темные кудряшки жены. Но все эти желания подавлялись усилием силы воли с мотивацией - "это для моего же блага".

Мария Зайцева всё свободное время "без жены" посвятила дочери: совместный шоппинг и прогулки в парке, занятия музыкой и рисованием. Сандра тоже не разделяла идею Шейх на отдельное проживание, что, кстати, почему сломало волю блондинки к сопротивлению - сложно справиться, когда на тебя неодобрительно смотрят две самые любимые девочки в твоей жизни. К концу недели брюнетка решила, что она сможет справиться с любым искушением, ведь она так успешно держала себя в руках всё это время.



День 13

Телефон снова издал сигнал сообщения. В очередной раз Шейх решила его проигнорировать. Она могла с уверенностью в 90% сказать, что там будет ещё одно сообщение от Зайцевой с, как минимум двусмысленным содержанием, а более вероятно - текстом 18+. Они так хорошо держались на концертах, прекрасно записали песни, презентовали новый сингл. Всё это можно было бы назвать успехом, если бы не брюнетка и её магнетизм. Сначала Маша заметила склонность жены к майкам, которые так аккуратно подчеркивали и акцентировали грудь. Светлая ткань подчеркивала загорелую кожу и словно маяк вела взгляд к самому сердцу декольте. Маша не была глупой и прекрасно за столько лет изучила брюнетку, чтобы понять, что её соблазняют. Но осталось чуть больше двух недель и она не намерена сдаваться. Дзыньк. Еще одно сообщение. Решив всё же проверить, что написано, Маша чуть не выронила телефон, поймав его в полете - во весь экран открылось фото женской груди. Её Шейх узнала бы из миллиарда. Выругавшись сквозь зубы, она поставила аппарат на беззвучный режим и ушла принимать холодный душ, очень холодный душ, просто ледяной душ.



День 20

План Зайцевой совратить жену вошел в новую стадию - публичность. Маше всегда нравилось быть в центре внимания, но ей было достаточно внимания, которым её окружала любимая. Не то, чтобы сейчас брюнетка не чувствовала себя желанной - взгляд супруги горел ярче пламени, но хотелось бы и физического проявления сексуального притяжения. Да и, не будем врать, характер у неё стремительно портился: плохой сон, потеря аппетита при виде пустого стула за столом и, как выстрел в сердце, случайно постиранная футболка, на которой еще оставался едва уловимый аромат духов блондинки. 

Но в этот вечер был шанс спровоцировать Шейх на активные действия - у них назначена встреча в ресторане с общими друзьями. Выбранный наряд акцентировал внимание на плечах, а кокетливые кружева приманивали взгляд к бюсту. Перед выходом, она попросила Машу заехать за ней, но получила отказ, что ещё больше расстроило девушку. Это стало последней каплей, переполнившей чашу её терпения.



День 23

-Кулька, а почему на мне наручники и повязка на глазах? Я понимаю, что вечеринка секретная, но разве все эти вещи необходимы?

Если бы Мамаевой когда-нибудь сказали, что она будет похищать людей, она бы покрутила пальцем у виска и обходила сумасшедших стороной. Но в этот самый момент она вместе с Машей Коган везли Шейх из съемной квартиры в сторону дома. Услышав от Мари Аянян историю, объясняющую неадекватность поведения каждой из Маш, Ксюша сначала рассмеялась, а потом схватилась за голову. Надо было что-то делать и делать срочно. Зайцева объективно не могла без Котеньки, и своими сексуальными фото вызвала массовые обмороки подписчиков. Она сублимировала либидо в песне, но выглядела при этом всём максимально несчастно. Шейх напоминала грустного, но упрямого монаха, который после принятия пострига внезапно потерял веру, но не мог вернуться к мирской жизни. В итоге были две очень распаленные Маши, которых срочно надо определить в одно помещение, а лучше сразу в кровать, где они смогли бы найти себя и друг друга заново.

План был не безупречен, но исполним, понадобилось пара часов, чтобы договориться с бабушкой Сандры, придумать правдоподобное оправдание, достать наручники и бантик. Основная нагрузка легла на Коган, которой предстояло выманить Шейх, дабы она потеряла бдительность и не сопротивлялась. Маша добровольно села на заднее сиденье автомобиля, где её уже ждала Ксюша. 

-Маш, чтобы ты не раскрыла наш сюрприз раньше времени необходимо завязать тебе глаза - Мамаева нацепила блондинке плотную повязку для сна. Удостоверившись, что жертва ничего не видит, Ксения надела ей наручники. - А это чтобы ты ничего не испортила. 

В момент, когда они ехали в лифте, блондинка начала заводиться: они долго ехали в машине, теперь лифт, никакой информации о цели, да и руки начало натирать. Кулька постаралась успокоить подругу: "Гайшун, успокойся, у нас тут секретная вечеринка и мы не хотим чтобы ты что-то видела".

-Коган, твою ж канарейку! Сними с меня повязку и освободи руки! - Шейх была в гневе, но ещё не до конца понимала, что происходит.

Лифт подал сигнал о прибытии на этаж. Коган и Мамаева надели на лица защитные маски и, подхватив Машу под руки, направились к нужной двери.

Зайцева почувствовала раздражение услышав дверной звонок. Её мама попросила побыть с внучкой и Маша осталась совсем одна в квартире. Отставив только что налитый бокал вина, она пошла открывать двери. Она ожидала увидеть в подъезде что угодно, но не связанную жену и двух своих подруг, которые решили спрятаться за масками. 

Как только дверь квартиры отворилась полностью и брюнетка появилась в проёме, Ксюша кинула в квартиру какой-то сверток, а Кулька затолкала блондинку внутрь, оставив её стоять посреди прихожей. После чего, они с веселым смехом побежали по лестнице вниз. 

-Эй, что происходит?! - возмущенно крикнула брюнетка девушкам вслед.

Зайцева захлопнула входную дверь и подняла брошенный пакет, в котором оказались еще одни наручники с длинной цепью, ключи и записка "Я вся твоя. Делай со мной всё что пожелаешь". На её лице расцвела коварная улыбка.

-Маш, это ты? Где я? Где все?

-Да, Котенька, это я. Подлые девочки тебя затолкнули домой и бросили. Здесь только ты и я. Только ты, я и наручники. Пойдём со мной, моя радость, я давно хотела проверить как хорошо мои ножницы разрезают плотную ткань, ведь я не хочу снимать с тебя эти железки. 

Все попытки возразить были решительно остановлены поцелуями. У кровати случился незапланированный стресс тест, который она не прошла. Но Шейх обещала купить новую, любую, которую захочет любимая, лишь бы Маша не прекращала делать то, что делала. 

 

День +3

-Да Мамаева, от тебя я конечно такого не ожидала. Ты вообще понимаешь, что похищение человека - это статья. У Кульки есть, конечно, криминальные наклонности, но ты то - творческий человек, образец скромности и добродетели. 

-Гайшун, отстань от Ксюши. Прежде чем писать заяву на неё, не забудь ещё на Машу - за изнасилование - у Коган было отличное настроение. Хотя Марина и отругала её, но в отличии от глупой блондинистой подруги, рыжая на воздержание не подписывалась и в тот же вечер получила отпущение всех своих грехов. - Но глядя на твои засосы и то как двигаешься, ты явно получила максимум удовольствия от процесса.

В этот момент спокойная, умиротворенная и удовлетворенная Маша Зайцева села на диван рядом с супругой, обняв за талию, прижалась к боку. Поцеловав блондинку в щеку, она улыбнулась тому факту, что у них есть хорошие друзья, готовые на безрассудные, но милые поступки. А наручники очень даже пригодились, их она точно возвращать не будет, как бы её об этом не просили.