Actions

Work Header

гимнопедия

Work Text:

так выходит случайно: горо постоянно думает о его руках.

прикосновения случайные, нелепые, лёгкие — к пальцам в перчатках, краям рукавов. разумеется, не к волосам; тем более, не к лицу. акира достаёт где-то потрёпанный жизнью виниловый проигрыватель, произведённый в китае, и набор затёршихся пластинок с классической музыкой — бормочет что-то неразборчиво себе под нос, успевает махнуть головой, когда задевает его плечом. окликает его на лестнице ещё раз — горо отставляет чашку с кофе под задушенный смешок соджиро сакуры, горо тяжело вздыхает. смотрит почти расстроенно.

он старается выглядеть при этом трагично, он старается выглядеть при этом дружелюбно. безобидно. тянет для этого углы рта по утрам перед зеркалом: вверх, вниз, в стороны, пока не пойдут трещинами губы. сае бросает на него короткий взгляд, сае бросает ему раздражённо что-то о глазах мёртвой рыбы — горо смеётся, горо давит из себя искренность пальцами и размазывает каблуком по сухому асфальту. у него нет времени, чтобы часами вглядываться в мутное отражение — он тратит на это минуты, впрочем, запрещает себе заправлять отросшие пряди за уши, размазывает консилер по нижнему веку, смеётся сдержанно, смеётся невинно, сводит к переносице брови, тянет углы рта вниз, оттягивает с силой волосы.

акира не ценит его маскарад совершенно — горо почти находит себя оскорблённым, горо почти находит себя в луже собственной блевотины на полу в ванной, но всё каждый раз удачно обходится.

чувствует себя прерванным на середине монолога актёром — шутом, возможно, но его не слишком прельщает идея воровать чужие роли.

акира бросает сумку — без кошки, — куда-то в сторону запылившихся картонных коробок, устраивает проигрыватель на полу немного нежнее.

— таскать сюда мусор, — раздражённо бросает ему в спину сакура. — у него вместо хобби.

горо чувствует себя польщённым, возможно. это значит: подобное притягивает подобное.

он поднимается по лестнице шумно — акира не поворачивает голову в его сторону, акира возится с проводами и розетками — муторно, резко, устало. горо рассматривает стопку пластинок не слишком заинтересовано, чтобы не пришлось смотреть на чужие руки, чтобы не пришлось смотреть на чужую шею, чтобы не пришлось бить себя по ладоням — не работает, конечно. не должно, возможно.

акира выдыхает шумно, поводит плечами устало — чудовище, рождённое на грани доверия и готовности потянуться за швейцарским ножом в кармане. горо думает о его руках — слишком часто, возможно, но они слишком хорошо смотрятся на его шее. он не любит упускать возможности. смотрит на стопку потёртых пластинок с классической музыкой, пока расстёгивает пуговицы пиджака.

горо хочет застрелить его под генделя, горо хочет душить его под мендельсона. ему кажется почему-то: убивать нужно непременно под немцев, — он опускается вместо этого рядом с ним на пол, кладёт руку на плечо в жесте нежном и отгнившем своё столетия назад.

акира не вздрагивает даже едва. ему жалко брюки.

чужой голос звучит задумчиво и немного сонно:

— я думаю, нам придётся убить бога.

горо обнимает его со спины. горо думает, что это идея красивая, и как всё красивое, ей тоже суждено сгнить. но это позже.

уверяет его вместо этого:

— конечно.

смеётся ему в шею:

— если так будет нужно.

он не против вытащить бога на плаху лично руками собственными — акире нравится представлять сущность большую, горо нравится представлять вместо бога шидо, чужие ладони на своих плечах и картину с сатурном. что-то в нём ненавидит искусство с искренностью выливающих на себя бензин буддистских монахов: хочет сжигать полотна и бить бюсты о мраморный пол. его рука тянется к пистолету с глушителем каждый раз, когда китагава открывает рот — но это, он говорит себе, инстинктивное. это ничего не значит.

акира опускает голову ниже, потому что он умница — акира шепчет:

— лучше всего выйдет, если стрелять в упор.

горо вцепляется пальцами в ткань его пиджака на плече, давит — с трудом — смех. их сделка по страшному секрету, их персональная клятва на горе рютли — будто акира что-то понимает, конечно, будто в самом деле имеет представление о чём-то большем.

выдерживает паузу. позволяет себе выдохнуть, поправляет вкрадчиво:

— выйдет милосерднее.

ему нравится думать — нежно, ему нравится думать — ласково.

— не лучше.

акира выдыхает шумно; горо нравится думать о его руках, сжимающих пистолет, сжимающих его запястья, сжимающих его горло; горо нравится думать о нём — в целом — об аккуратном отверстии между его распахнутых в неверии глаз, о его шее, вывернутой под неверным углом. разговоры о боге вместо вопроса когда, разговоры о боге вместо вопроса как скоро; акира знает о пистолете в его дипломате, горо знает о ножах в его карманах.

он находит это очаровательным. в своей мере.

касается губами его шеи мягко — это ничего не значит, конечно. он никогда не был способен оценить шиллера по достоинству, но это вряд ли сойдёт за предательство, если о нём заранее всем известно, но извинение — не потребность, извинение — пункт в их договоре обязательный.

к потребностям относятся поцелуи и шёпоты, к потребностям относятся чужие руки.

акира выдыхает шумно, перехватывая его пальцы на пуговицах своего пиджака, акира смеётся, когда тянется за ближайшей к нему пластинкой.

акира ставит, разумеется, сати.