Actions

Work Header

11.11

Work Text:

- Я одинокая собака, - зудел над ухом Е Сю. - Никто меня не любит, никто меня не гладит, никто и косточки не кинет, не говоря уже о горячих пельменях, или шашлычках, или супе…
У Боюаня заурчало в животе, и он содрал с себя наушники:
- Иди на кухню, представишься - и тебя накормят.
Е Сю пойти по адресу не спешил, и от его взгляда у Боюаня вставали дыбом волосы на затылке, но он упорно не отводил взгляд от экрана, дубася босса до красной крови. Ещё немного, и он выдал бы какой-нибудь околопро амп, но тут Е Сю наконец сдался и вышел из гильдейской, и прорыва в навыках не случилось.
Боюань засчитал этот раунд за собой и надел обратно наушники.
Радовался он недолго. Только партия начала подбираться обратно к боссу после убийственного удара по площади, как Боюань уловил сквозь музыку скрип двери. Учитывая, как тихо она скрипела, у Боюаня начала развиваться паранойя. К сожалению, с Е Сю паранойя никогда не была поводом считать, что за тобой не следят.
И правда, это был Е Сю. А кто это мог быть ещё, если и сборная, и команда расползлись по своим делам как тараканы, а гильдия дезертировала в полном составе, как только увидела бога Е на пороге, оставив только дежурных - Боюаня и парней онлайн.
Боюань держался, упорно входя в данж за данжем, несмотря на подмигивающее в трее разрешение Ичуня свалить.
Е Сю, к его чести, тоже держался - мышку не отнимал и советы не раздавал.
Он ныл.
- Там нет еды.
Ну вот опять.
- Тебе прямо так и сказали?
- Там нет никого, чтобы сказать. Десять вечера, малыш Поток, рабочий день закончен.
Боюань кинул взгляд в угол экрана и выругался про себя. С этим он облажался. Итого, засчитывать Е Сю новое очко или предыдущий раунд как ничью?
- А знаешь, существует доставка. Горячие пельмени…
- На кухне есть автомат, купи себе печенек или лапшу.
Е Сю обиженно замолчал.
Как ничью, решил Боюань.
Он тяжко вздохнул и ожесточенно потёр лицо. Данж, гребаный данж не должен оставаться непройденным.
- Ладно, закажи что-нибудь, я спущусь и приму.
- Я не знаю ваш адрес. И какой выбрать ресторан, и вообще.
"У меня лапки", - мысленно закончил за него Боюань и еле подавил желание осуждающе покоситься. Визуальный контакт - первый шаг к провалу. Ладно, не первый, очередной.
Но к стопроцентному провалу.
- А вообще, я как ни приеду в Гуанчжоу, так сижу либо в гостинице, либо в Дожде.
- Не замечал за тобой тяги к туристическим развлечениям. И вообще, там холодно.
- Холодно не холодно, а даже до лапшичной никто не хочет со мной прогуляться. Всё ушли развлекаться без меня, даже не покормили.
Боюань против воли повернулся к Е Сю.
Тот выглядел грустным. И таким одиноким. У Боюаня сжалось сердце.
Е Сю выиграл всухую.
Боюань набрал поглубже воздуха в грудь, а потом сказал, сам не веря в то, что это делает:
- Хорошо, я закончу данж и свожу тебя поесть.
Боюань все ещё не отвёл взгляда, поэтому увидел, как неверяще расширились глаза Е Сю и как он беззвучно выдохнул. У Боюаня резко заболело сердце, а потом Е Сю вытащил из его ослабевшей ладони мышку и буднично заметил:
- Иди одевайся, а я закончу данж. Сил больше нет смотреть, как вы ковыряетесь.
Боюань выдохнул сквозь зубы. Нет-нет, ему показалось.

На улице было холодно, как и предсказывал Боюань. А ещё пустынно, но город светился миллионом огней, освещая трудоголиков, застрявших в пустых офисах, семьи, успевшие поужинать и рассесться по своим комнатам возле телевизора, компьютера, домашних животных. Тискающиеся парочки…
Е Сю дёрнул Боюаня за руку, и Боюань опустил голову и посмотрел на него. Огни отражались в чёрных как ночь глазах.
- Хэй, - мягко сказал Е Сю. - Не спи, малыш Поток, а то мы замерзнем.
- Иногда тебе лучше молчать, - вырвалось у Боюаня, но даже насмешливый голос не смог до конца рассеять проснувшуюся в его сердце нежность. Е Сю скользнул пальцами по его ладони, прежде чем отпустить, и Боюаня пробрало дрожью, которая вернула в реальность быстрее, чем резкий окрик.
Или не реальность.
Пройдя квартал, они зашли в первую попавшуюся забегаловку, потому что Боюань поймал себя на том, что всерьез подбирает достойное Е Сю место, и разозлился.
Оказалось, что водить Е Сю по ресторанам даже забавнее, чем вместе играть. Он так явно редко бывал в реале не по делу, что в его глазах светился неподдельный интерес первооткрывателя. А Боюаня просто прорвало от неловкости, и какую чепуху он весь вечер молол, он не вспомнил бы уже через полчаса.
Потому что Е Сю сидел напротив него, смеялся, жрал как слон и все тянул свои лапы, чтобы что-нибудь утащить с тарелок Боюаня. А Боюаню каждый раз казалось, что Е Сю тянется, чтобы взять его за руку.
На самом деле, весь ужин занял только полчаса, так они были голодны. И после насыщения Боюаню перестала нравиться эта забегаловка, как и душный воздух, и он вытащил Е Сю на улицу, не дав ему заплатить. В конце концов, разве он не выгуливает гостя своего клуба?
И только глянув мельком на часы, чтобы понять, ходят ли ещё автобусы, Боюань увидел, какое сегодня число - одиннадцатое ноября.
- Мы что, так завуалированно праздновали день холостяка? - спросил он у Е Сю. Глаза у Е Сю блестели так хитро, что, казалось, хитрее некуда.
- Нет, - ответил он. - Мы праздновали окончание своих холостяцких жизней.
- Ой, пнх!
Е Сю хмыкнул, а потом схватил Боюаня за края незастегнутой куртки, притянул к себе и поцеловал.