Actions

Work Header

Лекарство от всех болезней.

Chapter Text

Утешительного секса не получилось. Впрочем, как никакого секса в принципе. Разоблачение — такое неожиданное и такое дурацкое — стало громом среди только-только прояснившегося неба. Разом перечеркнуло все планы по намеченной линии поведения, которые Чжао Юн Лань успел придумать и собирался применить в общении с коллегами.
Некоторое время Юн Лань находился в состоянии глубокого оцепенения, даже его пленительный запах притупился. Шэнь Вэй, чувствуя его состояние и понимая, что любое неосторожное слово может вызвать самую непредсказуемую реакцию, тихонько ушел к столу и оставленным там энциклопедиям.

Некоторое время спустя пришло сообщение от Лин Цзина с адресом гостьи Вана.
Женщина очень торопилась, писал он. Машину в гараж не завела, буквально бегом взлетела на крыльцо и скрылась за дверью дома. Такое же сообщение получил и Цун Бо, который и без дополнительных указаний знал, что делать.
О преображении Чжао Лин Цзин деликатно упоминать не стал. Впрочем деликатничал не он один. Некоторое время на линии общей связи (а Юн Лань знал, потому что достаточно скоро вернул наушник в ухо) царила подозрительная тишина. И было непонятно, то ли коллеги действительно тревожились за моральное состояние начальства, то ли все еще переваривали известие. Даже Да Цин хранил непривычное молчание. Хотя он-то, скорее всего, досадовал, что сам не успел принести такие неожиданные и любопытные новости. Жалко-то как! Такой триумф — и по боку!.. Впрочем, оставались еще старик Чу и малыш Го, которые пока пребывали в блаженном неведении. Сейчас, когда в том, чтобы хранить тайну, пропала необходимость, Да Цин, возможно, собирался все-таки урвать себе крохи восторженного внимания публики за счет Шучжи и Чан Чена. Тоже мне друг, с досадой подумал Чжао.

Частично Юн Ланя вернули в чувство затребованные ранее и присланные из больницы результаты анализов малыша Го.

— Шеф, — почти тут же ожил наушник: на связи был Лин Цзин, — наша дама куда-то отбывает. Я продолжу ее вести и буду держать в курсе.

Чжао ответил что-то одобрительное и подсел к Шэнь Вэю, захватив с собой ноутбук. Поставил компьютер прямо на раскрытую книгу, включил звук, чтобы все слышали умозаключения профессора, отыскал присланный файл с результатами и открыл. Все это проделал молча.
В его движениях улавливалась едва сдерживаемая нервная резкость. Шэнь Вэй покосился на Чжао с опаской и понял, что обсуждать произошедшее тот не готов. По крайней мере не сейчас. В данный момент перед ними стояли задачи куда более важные. Личные неприятности личными неприятностями, а о деле забывать нельзя.

— Что? — коротко осведомился Юн Лань, заметив, как профессор нахмурился, просматривая отчет.

— Я не вижу отклонений от нормы, — помедлив, ответил тот. Снова пробежал глазами документ, сверил с наименованиями составляющих из экспертизы по микстуре. — Точнее, если принять во внимание уже известные нам компоненты, попавшие в организм Го с настойкой, отклонение здесь только одно: нашего загадочного элемента в результатах нет. В отличие от прочих. Очень странно.

Чжао взглянул исподлобья, и Шэнь Вэй, неловко поправив очки, поспешил объяснить:

— В лекарственных препаратах, как природного, так и синтетического происхождения, иногда используют компоненты, которые взаимодействуют с основной формулой и усиливают ее действие, но сами по себе выводятся из организма очень быстро. Следы таких соединений невозможно обнаружить по прошествии даже короткого промежутка времени. Я склонен думать, что сомнительный элемент имеет схожие свойства. Есть возможность выделить его из общей смеси настойки, но нельзя обнаружить ни в крови, ни в содержимом желудка.

— Превосходно! — восхитился Юн Лань. — Мы снова имеем ноль зацепок. Нет следов, а значит нарушения поведения или смерть нельзя списать на воздействия лекарства.

Он помолчал, напряженно размышляя и покусывая нижнюю губу. Шэнь Вэй видел, каким серьезным и ожесточенным сделалось его лицо.

— Это многое объясняет. — Наконец сказал Чжао. — В том числе и то, что мы так долго не могли связать все происшествия в одну... не хочется этого говорить, но — серию.

И немного погодя со злостью добавил:

— Я засажу этого Вана. Даже если не смогу доказать его причастность к данному делу. Найду, за что зацепиться. Чувствую, что он отлично знает, чем чреват прием его зелья. Знает, стервец, и продолжает продавать.

— Судя по тому, что все известные нам происшествия случились в последние три месяца, думаю, добавление сомнительного элемента в формулу имело какие-то особые причины, — заметил Шэнь Вэй.

Чжао задумчиво кивнул и сказал:

— Ударение на словах «известные нам». Кто знает, когда все это началось на самом деле?

— Но ведь его магазин открыт не первый год. Будь препараты ранее «модифицированы», — Шэнь Вэй изобразил пальцами кавычки, — это несомненно привлекло бы внимание.

— Стремился усилить эффект, чтобы привлечь покупателей?

— Например, — согласился профессор.

— Надо потребовать у Вана отчетность за последний год. Сравнить прибыль. Он хвалится этим лекарством. Возможно, после усовершенствования рецепта, его стали покупать лучше?

Шэнь Вэй кивнул.

— Сможешь узнать, из какого вещества выведен элемент?

— Постараюсь, — ответил тот, силясь передать взглядом готовность любым способом заслужить прощение и за задержку с оценкой результатов, и за произошедший казус.

Юн Лань сделал вид, что ничего не заметил — явно все еще злился. Он порывисто поднялся и набрал Цун Бо. Прошелся по гостиной, заговорил тут же, как только на звонок ответили.

— Мне нужно больше информации об этой госпоже Кван. Все, что сможешь накопать: странички в соцсетях, контактные номера знакомых, банковские данные — все! Найди способ подключиться ко всем ее гаджетам. Да, я даю добро. Будут претензии — вали все на меня. Да... Заодно проверь, есть ли камеры в квартире — возможно придется ими воспользоваться. Мгм... Любым способом. Она — единственный наш шанс разобраться в этом дерьме. Будь на связи. — Юн Лань отключился и только теперь заметил взволнованный немигающий взгляд Шэнь Вэя.

— Госпожа Кван? — уточнил тот нерешительно.

— Ты с ней знаком? — тут же встрепенулся Чжао.

Шэнь Вэй потупился и сказал, что слышал имя, но скорее всего к делу это не относится. Юн Лань подозрительно прищурился.
Все еще не садясь рядом с профессором, чтоб тот не заметил следующего, Чжао украдкой написал Цун Бо:

«Она — омега?», — и стиснул зубы, когда прочел ответ: — «Да.»

Так и оставшись стоять посреди комнаты — последнее небольшое уточнение ухудшило и так препаганое настроение, — Чжао Юн Лань отвлеченно читал пересылаемые Цун Бо сообщения с сотового госпожи Кван. Номер телефона оказался не одноразовым, а поэтому совсем скоро и Чжао, и Лин Цзин получили полный список контактов, а также названия и пользовательские данные наиболее используемых приложений.

Последние сообщения молодой женщины были самыми заурядными и адресовались мужу — слащаво-влюбленная омежья воркотня. Непрекращающиеся «Жизнь моя — я так скучаю!», «Мой нефритовый дракон» и тут же «Милый, твоя сладкая мантоу уже почти у тебя на пороге»...
Чжао Юн Лань поморщился, практически чувствуя на языке пафосно-приторную сладость. В данный момент он люто ненавидел всех существующих омег в целом и себя в частности.
Судя по интервалам между сообщениями, печатались они на переходах в ожидании зеленого света. Муж же отвечал односложно и сухо. Скорее всего, любвеобильная супруга (течка у нее, что ли, скоро?) отвлекала от важных дел. Возможно Кван был слишком занят и не обращал внимание на фонтан эмоций. Так или иначе, все указывало на то, что молодая женщина истосковалась по мужу, сама решила нанести ему визит и едет в офис. Лин Цзин подтвердил эту догадку — Цун Бо еще раньше отыскал адрес офиса Квана.

Читая бессмысленные сообщения, Чжао время от времени поглядывал на профессора.
Неожиданное волнение Шэнь Вэя преобразилось в мрачную и деловитую сосредоточенность, словно имя женщины навело его на некую мысль. Профессор быстро отыскал что-то в книге, углубился в чтение, резко раскрыл другую книгу. На пол слетела пара густо исписанных листков, что использовались в качестве закладок, но Шэнь Вэй не обратил на них внимание. Не спросив позволения Чжао, он пододвинул к себе ноутбук, быстро застучал по клавишам. Профессор выглядел так, будто от его изысканий зависела судьба человечества, и миг промедления способен навлечь гибель на все живое. Неужто имя молодой женщины произвело такой эффект? Что-то здесь нечисто.
Пристально глядя на профессора (тот, слишком сконцентрированный на своем занятии, взгляда не замечал), Чжао перебирал в уме всевозможные догадки и совершенно позабыл перечитывать сообщения госпожи Кван. Впрочем, последние не таили в себе никакой хоть сколько-нибудь полезной информации — все тот же противный омежий треп.

— Она выходит в офис, — прервал поток его мыслей голос Лин Цзинa.

— Я не могу подключиться к камерам внутри, — тут же сообщил Цун Бо.

— Смог вырубить свет в министерстве культуры, чтоб задержать в лифте Чжу Цзю, и не можешь подключиться к камерам в задрипанном офисе? — раздраженно воскликнул Чжао, поминая запутанное дело с поимкой опасного рецидивиста на самой заре работы Цун Бо в штате Бюро. Надо добавить, что головореза удалось арестовать именно благодаря содействию этого временами вредного, но несомненно талантливого хакера.

— Шеф, ну ты сравнил! Казенную и частную систему охранки. Да еще и такого финансового бегемота, как Кван! Это как консервная банка в противовес банковскому хранилищу, — фыркнул в наушник тот.

Потом смилостивился и добавил:

— Могу обеспечить прослушку через ее телефон.

— И на том спасибо!.. — буркнул Чжао и скривился, заслышав все те же любовные излияния теперь в вербальном виде.

Он отметил, что Кван приветствовал супругу не просто холодно, а даже агрессивно, будто она нагрянула в офис неожиданно, и это спутало его планы. Удивительно, но молодая женщина словно бы не замечала грубости. Заблеяла что-то ласковое — Чжао тут же представил, как она обнимает, прижимает к груди и почти укачивает, словно ребенка, своего верзилу-мужа. Всячески окружила его заботой, словно тяжелобольного, на причуды которого нельзя обращать внимание. Кван на воркования супруги огрызался и злобно что-то бормотал.

— Она напоила его вановским зельем, — пораженный собственной догадкой, воскликнул Чжао. Он уставился на профессора, который поднял встревоженный взгляд от монитора.

— Ты уверен, шеф? — спросил наушник голосом Лин Цзина.

— Ну конечно! Роковой заказ, от которого так торопились избавиться, ее спешка, это смиренное сюсюканье: вы же слышите, как Кван с ней разговаривает!

Тут же, будто в подтверждение мысли Юн Ланя, госпожа Кван засуетилась, вознамерившись заварить мужу чай, хотя он довольно резко отказывался.

— Она вкатит в этот чай решающую дозу! — вскричал Чжао. — Лин Цзин! Поднимайся в офис! Сделай все, чтобы Кван его не пил! Да Цин, Чжу Хун — на выход! Надо задержать эту женщину!

— Это частная территория, меня могут не впустить... — начал Лин Цзин.

— Тебя обязаны впустить: ты на службе.

— Я забыл удостоверение... — скорбно буркнул тот.

— Мать твою, Лин Цзин!

— Я не рассчитывал на штурм!..

— Плевать! — гаркнул Чжао. — Грози тюрьмой и всеми демонами ада! Или я сам тебя убью!..

Его прервал голос Да Цина с рассказом об акте отчаяния и протеста судьбе сестрички Хун. Юн Лань звучно и с чувством выругался. Пришлось вызывать Чу.

Пока заверениями и угрозами Лин Цзин прокладывал себе путь к офису Квана, Чжао слышал, как госпожа Кван уговаривала мужа выпить успокоительного чайку.

— Лин Цзин! — заорал Юн Лань, когда молодая женщина пропела бархатным голосом — «Вот, сердце мое. Вот так. Тебе это на пользу.»

Лин Цзин все слышал и сам. Отпихнув с дороги охранника — в наушнике загрохотало, послышалась брань, ухо пронзило натужным «Стой!», — компьютерный гений перемахнул турникет и кинулся к лифту.

«Пятнадцатый этаж!» — деловито подсказал Цун Бо.

Те полминуты, которые занял подъем на лифте, Чжао метался по гостиной, нервно сжимая и разжимая кулаки. Фоном в наушнике звучало ласковое щебетание госпожи Кван, вся трепетная забота которой казалась зловещим силком. Это ощущение подтвердилось, когда в кабинет с шумом ворвался Лин Цзин. В возгласе молодой женщины — «Кто вы? Что вам надо?!» — проскользнул неподдельный ужас. Послышался звук быстрых шагов, шорох и плеск — это нежданный гость без объяснений ринулся к парочке и выхватил чашку из рук Квана.

— Он выпил почти все, — упавшим голосом проговорил Лин Цзин. — Эй-эй! Я полицейский! — тут же заголосил он, перекрываемый громогласной руганью хозяина офиса, который, судя по нарастанию звука, приближался к возмутителю спокойствия с целью воплотить все свои угрозы в жизнь: удавить гада прямо здесь, вытрясти мерзавцу душу и вышвырнуть тушку в окно.

— Я солидарен с Кваном, — холодно сообщил Чжао, который на самом деле немало тревожился.
Во-первых, потому что у идиота, забывшего удостоверение, не было никакого права там находиться, а во-вторых, если верна теория о подмешанном зелье, никто не знал, какие возможности таит в себе Кван.
Впрочем, охрана подоспела очень вовремя. Появление парочки быкообразных громил немного охладило пыл финансового воротилы.

Когда отчаянно упиравшегося Лин Цзина выпроваживали за дверь, появился Чу.
Как только поступил приказ присоединяться к расследованию, он подключился к общей линии связи и добрался от больницы до офиса Квана за десять минут.

В противоположность рассеянному компьютерщику, Чу Шучжи не расставался с удостоверением никогда. Взяв над коллегой шефство, он проследовал обратно в кабинет Квана, но не дошел.

Чжао слышал отголоски внезапно начавшейся суматохи, отчаянной резью на фоне которой выделялся истошный крик госпожи Кван: «Мой муж! Ему плохо! Скорее, кто нибудь, вызовите скорую! Он задыхается!»

— Похоже, приступ, — прокомментировал Чу.

— Удар, если точнее. Он пунцовый, физиономию перекосило. Его нужно в больницу. Срочно, — встрял Лин Цзин. — Успокойтесь, успокойтесь, госпожа!..

Последнее было адресовано молодой женщине, бросившейся на Лин Цзина с воем: «Это все он! Он!.. У моего мужа гипертония! Это инсульт. Ты довел мужа до инсульта!»

— Берите ее! — ожесточенно проговорил Чжао. — Лин Цзин: на тебе чашка с остатками жидкости.

— Я вхожу в офис, — подключился к разговору Да Цин. — Чжао, нам нужны основания для ее ареста. Насколько я понял, Кваны имеют многочисленные связи, и задержание без оснований создаст нам уйму проблем.

— У нас будут основания. — Объявил Лин Цзин. — Я нашел в мусорной корзине пустой вановский пузырек.

 

— Не хочешь мне ничего рассказать? — осведомился Чжао Юн Лань, подсев к Шэнь Вэю и завладевая, наконец, его вниманием.

До этого момента профессор не отрывался от книг и монитора компьютера и не прислушивался к процессу задержания. А задержание, надо сказать, оказалось хлопотным и нервным. Молодая женщина на требование проехать не в больницу, куда увезли ее мужа, а в Бюро Специальных Расследований, ответила криками, обвинениями и угрозами.

— У меня есть некоторые предположения, — сказал Шэнь Вэй, и Юн Лань нахмурился: голос профессора был слишком отстраненным для человека, нащупавшего нить разгадки.

Шэнь Вэй развернул ноутбук монитором к Чжао и продемонстрировал цепочку биохимических реакций.

— Посмотри, это схема реакции ацетилирования морфина. В результате такой реакции получается героин.

— При чем здесь героин? — похолодел Чжао.

— Подожди, я не договорил. Формула героина обратима. Необходимо оборудование и сложные реагенты. Вот, сравни еще раз схему нашего элемента и природного морфина. Они похожи.

Чжао уставился в экран.

— Ты хочешь сказать, что элемент Вана — производное обратной реакции от героина?

— Обратной реакции и последующей модификации. Элемент, судя по структуре и в сравнении с его более известными аналогами, сохранил некоторые свойства наркотика, особенно касательно быстрого поражения центральной нервной системы. Однако, это все еще только мои предположения, Юн Лань. Без лабораторного исследования я не могу дать точного и окончательного ответа. Но... — Шэнь Вэй запнулся и отвел взгляд, будто застигнутый внезапной и тревожной мыслью, — но есть большая вероятность, что я прав. Если выяснится, что после преобразования лекарства продажи увеличились, это укажет на ускоренное влияния на организм. Ведь быстрый эффект в таких вот, вроде бы, безвредных препаратах ценится необыкновенно высоко. И, возможно, на развитие зависимости. Оба этих фактора могут подтвердить мою теорию.

— То есть, помимо оценки прибыли, нам надо выяснять, является ли наш достопочтенный товарищ Ван героинщиком и талантливым химиком. Либо имеет ли приятелей, готовых ради укрепления бизнеса модифицировать его безобидный товар?

Шэнь Вэй кивнул. Он посмотрел на Чжао и внезапно для себя натолкнулся на колючий пристальный взгляд:

— А теперь объясни мне, как тебя натолкнуло на это открытие имя госпожи Кван? — холодно потребовал Юн Лань.

Профессор потупился, снова уставился в книжные строчки и ничего не сказал. Понимая, что ответа не будет, Чжао Юн Лань порывисто встал и отошел к дивану.

В его голове роились самые разные догадки, одна чудовищнее другой. Например, о том, что за всем этим на самом деле стоит Шэнь Вэй. Милостиво согласившийся помогать расследованию профессор просто хотел держать процесс под контролем, своими ценными сведениями направляя следствие в нужное русло. Подобрался ближе некуда — к инспектору в постель, но не ожидал, что под подозрение попадет госпожа Кван.
Чжао от горечи и бессильной ярости скрипнул зубами.
Кто она ему? Бывшая изменившаяся до неузнаваемости любовница? Красавица, разбившая профессорское сердце, предпочтя ему толстосума-Квана? Сообщница? А Ван, соответственно, просто разменная монета. А что? Профессор отлично разбирается в химии. На героинщика он не похож, но возможно героин — это только средство, пусть и странное. А цель? Удар массового поражения через распространение зараженных лекарств? Маниакальная навязчивая идея? Зачем тогда помогать следствию? Пощекотать себе нервы? Маньяки, Чжао знал, это дело любят.
Юн Лань украдкой оглянулся на профессора, оценивая его с точки зрения последних умозаключений. Профессор на маньяка был решительно не похож: слишком явно взволновался, услышав имя женщины. Да и сейчас пребывал в тревожной задумчивости. Переживал и явно боялся. За кого? За себя? Если Кван — сообщница, она с легкостью его выдаст? Или распереживался за нее? Не ожидал, что дорогой человек будет причастен к расследованию?
Нет, не сходится! Шэнь Вэй не узнал женщину на снимке, но пришел в ужас от ее имени.
Что разгадка связана с госпожой Кван — это ясно. Как ясно и то, что Шэнь Вэй осведомлен о большем, чем говорит, а предположение об обратной реакции героина — не случайная догадка. Но откуда взяться героину? Госпожа Кван со своими немалыми средствами и связями вполне могла бы достать этот недешевый товар. С другой стороны, люди ее круга обычно достают наркотики отнюдь не для исследовательских целей.
Чжао нахмурился. При мысли о героине и наркотиках в целом в сознании шевельнулась неясная ассоциация. В глубокой задумчивости, оттеснившей даже невыносимые в своей горечи мысли о возможном предательстве Шэнь Вэя, Юн Лань прошелся по гостиной, остановился, оглянулся на профессора.
От вспышки озарения его брови поползли на лоб. Он выхватил телефон и судорожно отбил сообщение Цун Бо: «Мне нужно больше информации о брате Шэнь Вэя. В особенности о его финансовом положении. Срочно.»
Если Цун Бо и удивился, то никак этого не выказал, и вскоре у Чжао на руках был прелюбопытный отчет о прибылях и тратах, цифры в котором не сходились.

 

Шэнь Вэй вздрогнул, когда Чжао Юн Лань с силой отодвинул его стул. Он оседлал профессора, рванул ворот рубашки, впился в губы сердитым поцелуем. В резком запахе, в котором, кроме острой потребности получить Шэнь Вэя прямо сейчас, мешался гнев и адреналин. Шэнь Вэй сжал ладонями его талию, сполз на ягодицы, едва не застонал, чувствуя их напряженную упругость. Позорно и начисто позабыл о своих переживаниях.

Целовались, словно в горячке, будто боясь упустить время, не успеть прочувствовать, не суметь удержать.
Спеша, неуклюже выпутались из одежды, по крайней мере в стратегически важных местах: штаны Шэнь Вэя оказались стянутыми только с бедер, рубашка расстегнута наполовину, майка задрана. Джинсы Юн Ланя болтались на правой ноге, повиснув ниже колена — снимать их полностью и еще оттягивать время было выше сил обоих.

Шэнь Вэй попытался помочь, но Чжао зло оттолкнул его руки, срыву насадился, пачкая край его рубашки эструсом. Болезненно зашипел, но не позволил себя сдержать, чувствуя, что должен избавиться от душевной боли через физическую, запечатлеть в памяти ее отголосок. Оставить себе как трофей и напоминание — потому что если Шэнь Вэй все-таки замешан в этом гнусном деле, секс у них последний.
Чжао стиснул зубы и зажмурился, не позволяя себе сбавить мощь. Вцепился Шэнь Вэю в плечи и, кажется, расцарапал их до крови. Сквозь завесу исступления услышал, как тот стонет, и именно это толкнуло за грань.

 

Юн Лань приподнялся и слез с бедер Шэнь Вэя. Увернулся от пытающейся привлечь ладони и, не отреагировав, когда позвали по имени, ушел в ванную комнату. Прихватив по дороге телефон, вернул на место наушник и тут же услышал голос Лин Цзина:

«...Напиши, когда они закончат. Невозможно сосредоточиться. Ужас какой-то!..»

«Да вроде уже,» — это ответил Да Цин.

«Что это сейчас было?» — озадаченно спросил Чу.

«Шеф до сладкого дорвался.»

— Поговорите мне еще, — подал голос Чжао. — Я так понимаю, премия в этом месяце никому не нужна.

— Ну вот, — буркнул Лин Цзин несколько смущенно.

— Ты вообще забудь слово «премия» на ближайшие полгода минимум, — деловито посоветовал Юн Лань.

— Но шеф!.. — возмутился тот, но Да Цин его перебил:

— Ты понимаешь, да, что опять был в прямом эфире?

— Иди в задницу, — огрызнулся Чжао. Какая уж теперь разница, тем более, что возможно на этом все и закончится.

Он наскоро ополоснулся, оделся в чистое и вышел в гостиную, не глядя на Шэнь Вэя. Тот проводил его грустным взглядом, но не стал ни звать, ни прикасаться. Тихо вышел в ванную.

Чжао уселся перед компьютером.
Госпожу Кван определили в камеру предварительного заключения.

— Пусть ею займется Чу — наш эталон хладнокровия. — Предложил Да Цин, когда Юн Лань велел начинать допрос. — Не знаю, поила ли она мужа демоническим зельем, но за короткую дорогу до офиса, я озверел от ее воплей. Просто не смогу держать себя в руках.

Чжао согласился, но вскоре понял, что это было ужасной ошибкой.
К угрозам затаскать коллег Бюро по судам за вторжение на частную территорию, служебный произвол, безосновательное задержание и причинение вреда здоровью прибавились обвинения в притеснении по половому признаку. Чу конечно выглядел сурово, но касательно общения с подозреваемыми всегда, кроме тех случаев, когда нужно было оказать давление, вел себя сдержанно и дипломатично. Госпожа Кван, рыдая и заламывая руки, кричала об изуверской жестокости альф-полицейских и о моральном насилии над ней — несчастной беспомощной омегой, оставшейся без защиты мужа.
Как бы пригодился сейчас малыш Го с его чувственным сопереживанием и способностью успокоить и задобрить даже самых истеричных субъектов!..
Чжао злостно выругался.

— Я выезжаю, — коротко бросил он и не обратил внимание на Да Цина, который промямлил в наушник что-то изумленное.

Сборы заняли минут пять, и Чжао в своем привычном облачении — джинсы, футболка, короткая куртка, — уже затягивал шнурки высоких ботинок.

— Собирайся, поедем в отдел, — сухо бросил он появившемуся в гостиной Шэнь Вэю.

— Но, Юн Лань! Ты ведь все еще... — тот запнулся, подбирая слова, и договорил со смущенной заминкой, — не в том состоянии, чтобы куда-нибудь ездить.

Чжао приблизился так резко, что профессор отшатнулся:

— Я не позволю своей блядской сущности мешать работать и ломать мне жизнь! Кое-кому придется с этим смириться, — прошипел он.

— Да, но там другие!..

— Хорошая попытка, — отозвался Чжао, вынимая ключи от машины. — Другие потерпят.

На выходе из подъезда поймав на себе возмущенный взгляд пожилой соседки-омеги, Чжао отстранено вспомнил интернет-рекламу, которая выскакивала на каждом сайте и бесила до невероятия: наше чудо-белье, нейтрализующее запах и сохраняющее чистоту одежды, спасет, если интересный период застал вас в деловой командировке и там, где скрыться нет никакой возможности.

«Докатился!..», — подумал он, захлопывая дверцу джипа.

Вскоре пришло сообщение от Цун Бо о том, что Ван Санъян покинул свою лавку, закрыв задолго до конца рабочего дня. Чжао выслал Чу организовать за ним наблюдение: местонахождение травника отслеживалось по GPS.