Actions

Work Header

Приходи на финал

Work Text:

На сходку фанклуба Счастья Боюань изначально не собирался. Вообще узнал о ней случайно — заглянул по старой памяти проверить, как там дела на Десятом сервере, и слишком поздно заметил, что по ошибке взял не ту карту аккаунта. По ошибке, что бы там ни говорил Привязанная лодка!

Но стоило его нику высветиться онлайн, как тут же посыпались радостные приветствия от кучи полузабытых, а то и вовсе незнакомых контактов, так что пришлось задержаться и всем ответить, спросить про главные новости, заглянуть в гильдейский чат.

Оголтелое и безумное Счастье по-прежнему оставалось таким же оголтелым и безумным, особенно изнутри. Тем более теперь, когда Челленджер наконец дошел до стадии плейофф. Боюань, ощущая себя слегка пристукнутым — в «Синем ручье» подобный лихой энтузиазм первых лет давно сменился энтузиазмом более организованным и упорядоченным, — покрутил поток сообщений в чате и удивленно моргнул, поняв, что там собирают официальных представителей фанклуба для поездки на полуфинал. Руководил акцией Семь полей — и.о. гильдлида на Десятом сервере, с тех пор как Чэнь Го стало некогда этим заниматься, — но его попытки упорядочить дискуссию тонули в водовороте эмоций и смайлов.

Боюань немного понаблюдал за этим, разминая пальцы, потом вздохнул и сдался. Потыкал в ник Семи полей и отправил ему личное сообщение — посоветовал создать в гильдейском чате отдельную ветку для обсуждения сходки или закрытую тему на форуме, чтобы было удобней. Подсказал, что лучше сделать централизованную закупку билетов — в отличие от официальных проматчей, в Челленджере на стадионе всегда было много свободных мест, даже в финале, но все равно лучше взять билеты заранее, чтобы все попали на одну трибуну. Написал еще несколько проверенных советов, как лучше организовать фанатский выезд — Боюань нередко помогал Ичуню на матчах Синего дождя, так что успел набраться опыта в этом деле.

И, посчитав свой долг на этом выполненным, он поспешно вылогинился и извлек карту аккаунта. Вообще-то он «Синий ручей» собирался проверить! И обещал Цветочному фонарю сходить их старой пати в пару данжей! Да и в Небесной сфере дел много осталось… Некогда отвлекаться!

Но за новостями про Челленджер Боюань все равно следил — как, наверное, все сколько-нибудь заинтересованные в Славе люди: слишком уж примечателен был в этом году состав участников. К тому же, новый формат матчей в плейофф сам по себе привлекал внимание.

С таким раскладом и подсчетом очков финал Восьмого сезона вышел бы не таким обидным и быстрым. Эта мысль была уже досадной и привычной — но Боюань, как и положено истинному фанату, непоколебимо верил в свою любимую команду и ее успех в нынешнем сезоне! Тем более что по регулярному сезону Синий дождь шел успешно.

Но новости про Счастье все равно так или иначе выскакивали на форумах, в чатах и в ленте вейбо. За пару дней до полуфинала Боюань все-таки не удержался и заглянул снова проверить свой «счастливый» шпионский аккаунт, глубоко ночью, в надежде, что онлайн будет поменьше знакомых.

В личке мигало три десятка сообщений от Семи полей — шквал благодарностей, множество уточняющих вопросов, список ников. И самое последнее, вчерашнее: «Братец, я понимаю, ты очень занят и редко к нам заглядываешь. Но ты ведь поедешь с нами на полуфинал? Надо поддержать Бога Е и остальных наших!!!»

К нему прилагалась информация о месте и времени сходки, скриншот карты, контактная информация — Семь полей, похоже, старательно скопировал ему все самое важное из гильдейского чата.

И QR-код билета.

Боюань собирался вернуть его обратно, предложить использовать кому-то другому. Но утром позвонила сестра: оказалось, отец снова попал в больницу с гастритом. Родители убеждали, что все в порядке и приезжать не нужно, но Ичунь очень внимательно посмотрел на лицо Боюаня (наверняка выразительное, судя по отражению в мониторе) и велел наконец взять неиспользованный отпуск. Тем более что последний месяц в охоте на диких боссов в Небесной сфере участвовало столько про-игроков, что экспертам там делать было особо нечего, оставалось просто ходить по данжам, а с этим и без него пару дней справятся.

Так и получилось, что Боюань оказался в Пекине накануне полуфинала Челленджера. И, раз все обстоятельства так удачно — можно даже сказать, счастливо — совпали, после продолжительных колебаний все-таки решил: почему бы и нет?

Общий сбор был назначен за пару часов до начала матча — Боюань специально немного задержался, чтобы прийти попозже, когда все уже будут поглощены беседой, в надежде, что так на него обратят меньше внимания. Шпионить вживую ему прежде еще не доводилось…

Может, именно с этим было связано непривычное волнение, с которым Боюань входил в широко распахнутые ворота стадиона? Он давно уже не испытывал ничего такого на регулярных сходках фанатов Синего дождя, а тут вдруг — как будто впервые вообще пошел на оффлайн-встречу. Только таблички или бейджика с ником не хватало и потных ладоней.

Изнутри стадион оказался гораздо менее оживленным, чем на матчах Альянса, но народу все равно было много. Среди остальных выделялось несколько более крупных компаний, с плакатами и растяжками в руках — самой большой группой были, разумеется, представители фанклуба Великолепной эры, которые вели себя более сдержанно и поглядывали на всех остальных с легким презрением. Вычислив, на кого именно они смотрели наиболее враждебно, Боюань вдохнул, выдохнул, пихнул руки в карманы толстовки и неторопливо приблизился к гильдии Счастья.

Да что с ним такое, в самом деле?! Не с богом Е же он лично встречаться собрался!

Пестрая и шумная толпа бурлила таким восторгом, который обычно можно было встретить только на матчах плейофф основного чемпионата. Боюань ненавязчиво помялся с краю, планируя выцепить кого-нибудь более тихого и сесть с ним рядом где-нибудь в дальних рядах. Но из общего круга вдруг вырвался немного полноватый парень с красной повязкой на лбу и огромным рюкзаком за плечами, заметил Боюаня, дружелюбно улыбнулся и от души хлопнул его по плечу:

— Привет, друг, добро пожаловать! А ты у нас кто будешь?!

Еще несколько людей обернулись, с азартным интересом ожидая ответа — рассчитывая наконец увидеть в реале еще какого-то давнего друга, познакомиться заново, — и Боюань от неожиданности чуть не представился основным ником, в последний момент исправился на Несравненную красу — и только потом понял, какая это была ошибка.

Ближайшие гильдейцы на мгновение притихли, а потом радостно загалдели с новой силой, потянули к нему, принялись тормошить и хлопать по плечам, выкрикивая приветствия. Даже на сходках фанатов Синего дождя Боюань, один из Пяти великих экспертов гильдии, давно не сталкивался с подобным отношением… да… там статус эксперта и старшего хоть как-то уважали…

— Как здорово, что ты все-таки приехал! — проорал ему в ухо парень с повязкой. — Я Семь полей, кстати! Спасибо тебе еще раз огромное за помощь! Ты так редко онлайн бываешь!

Боюань попытался высвободиться, понял, что это бесполезно, вздохнул и виновато отговорился:

— Работа.

Вообще-то он даже не соврал, но все равно появилось чувство неловкости, будто он обманывает остальных, которые по какой-то непонятной причине так рады его видеть.

— Ого, даже нянюшка пришла! — кашлянул в кулак долговязый светловолосый парень, чем-то немного похожий на Сунь Сяна, и невинно улыбнулся в ответ на мрачный взгляд Боюаня.

Семь полей тут же треснул его между лопаток, отчего парень аж поперхнулся, и продолжил:

— Братец Краса, реально, так круто тебя в реале увидеть! — он потер подбородок в притворной задумчивости. — Правда, я-то полагал, что среди нас, задротов, главный красавчик Месяц...

— Ой, да захлопнись уже! — огрызнулся тот, потирая спину, такой же блондинистый и наглый в реальности, как в игре.

— Так ты недаром такой ник взял, братец Краса! — поддержал еще кто-то из толпы под необидный смех.

Боюань с трудом подавил желание хлопнуть по лбу ладонью — ник был простым совпадением, он взял случайный из общегильдейских аккаунтов, созданных пачкой для шпионажа в самом начале Десятого сервера, да и картинка не аватарке на него совсем не была похожа. Но в то же время волнение куда-то ушло, и Боюань сам не заметил, как начал улыбаться, проникшись общей атмосферой безудержного позитива.

Представители Счастья продолжили возбужденно галдеть и представлялись кто хором, кто вразнобой — Боюань не без труда вычленил несколько знакомых ников, попытался сопоставить лица с аватарами. У него была хорошая память и внимание, что очень помогало на посту гильдлида, пригодилось и теперь. Мало кто поставил в качестве аватаров свои фотографии, но зато некоторые явились в самодельном косплее, так что узнать их было проще. Боюань с некоторым удивлением заметил, что пришли даже несколько девушек во главе с Погруженной Нефрит. Все они были в нарядах своих персонажей. Нефрит поймала его взгляд и подмигнула ярко накрашенным глазом:

— Босс Чэнь и сестрица Тан такие красавицы, что нам нельзя отставать! Нужно поддержать честь гильдии!

С девушками Боюань общался не то чтобы часто, если не считать младшую сестру, поэтому просто на всякий случай вежливо кивнул, соглашаясь. И они все в самом деле были симпатичными.

Он огляделся еще раз и мысленно порадовался, что на сходке не оказалось Тысячи созданий — тот наверняка узнал бы своего бывшего гильдлида по голосу, вышло бы неловко. Боюань все-таки планировал сохранить этот поход в тайне от знакомых — ну, остальных знакомых, вне гильдии Счастья.

Еще примерно полчаса они провели в холле, делясь впечатлениями и новостями, дождались всех опоздунов, запаслись снэками и напитками, прежде чем зрителей начали пускать на трибуны.

Боюань помог Семи полям организовать и построить толпу — это была уже привычная работа, тем более что народу из факлуба Счастья собралось несравнимо меньше, чем обычно бывало фанатов Дождя. С другой стороны, фанаты Дождя сами по себе были более опытные и организованные, знали, куда нужно идти и как вести себя… Но в итоге гильдия Счастья тоже справилась и расселась на выбранной трибуне, прямо за местами, отведенными для их команды.

Непривычное волнение снова вернулось. До матча оставалось еще довольно много времени, так что Боюань постарался отвлечься, включился в беседу, обсуждая обновления, связанные с 75 левелом, вместе с Семью полями, Маленьким месяцем (или все-таки изначально у него был какой-то другой ник? Спящий месяц?) и еще парой ребят.

И очнулся, только когда все вокруг сначала подозрительно притихли, словно забыв сделать вдох, а потом повскакивали на ноги, похватали плакаты, с грохотом развернули и развесили на краю трибуны самую большую растяжку с гордой надписью: «Команда «Счастье»! Безоговорочная победа!!!». Все радостно завопили, и Боюань, не удержавшись, тоже вскочил вместе с ними, жадно вглядываясь вперед — потому что игроки Счастья наконец появились в зале. Потянулись из темноты прохода, прошли неровной цепочкой и заняли свои места — и впереди них шел бог Е. Сам. Настоящий. Собственной персоной.

Не такой уж высокий (хотя, наверное, все же немного выше Боюаня), сутулый, взъерошенный, какой-то слишком уж бледный в свете софитов. Но улыбка, которую едва удалось разглядеть на таком расстоянии без бинокля, — улыбка была именно та самая, которую воображение не раз рисовало Боюаню на аватаре Мрачного лорда.

Уверенная в себе, неуловимо ехидная и ослепительно живая.

Боюань замер, неуверенно проворачивая в голове эту странную мысль и не понимая, откуда она вообще взялась, но от созерцания явления Е Цю (или все-таки Е Сю?) народу его отвлек новый грохот.

На соседней трибуне развернулась другая растяжка, с крупной и красивой надписью, явно отпечатанной в более дорогой полиграфии, чем их собственная: «Команда «Нефритовая династия»! Безоговорочная победа!!!». Вслед за этим раздавились громкие вопли и скандирования, звук хлопушек, аплодисменты.

Не одна только гильдия Счастья пришла на матч поддержать свою команду.

И фанатов противника на трибунах оказалось гораздо больше, так что заглушить Счастье им не составило особого труда.

Матчи Нефритовой династии в основном чемпионате Боюань если и застал, то помнил плохо и, по правде говоря, не испытывал по отношению ни к этой команде, ни к ее фанатам никаких эмоций, ни положительных, ни отрицательных.

Но вот о представителях фанклуба Счастья такого сказать явно было нельзя. Сначала они, опомнившись от первого шока, стали орать и хлопать громче. Потом начали ругаться и сыпать в адрес соседей проклятьями и руганью.

А после и вовсе принялись швыряться пустыми бутылками и упаковками из-под снэков.

Вот уж такого фанклуб Синего дождя не позволял себе очень, очень давно. На памяти Боюаня — никогда.

От неожиданности поначалу Боюань даже немного растерялся и упустил момент, когда все еще можно было взять под контроль, как-то остановить, воспрепятствовать. Мрачный лорд вас побери (и оббери), надо было провести инструктаж еще в холле!

— Да нас же охрана сейчас отсюда нафиг всех выгонит! — проорал он в сторону Семи полей, едва докричавшись, отчего тот мгновенно переменился в лице, а потом бросился хватать за руки самых буйных.

Кое-как им все же удалось угомонить своих прежде, чем дело дошло до драки. Разбушевавшегося Месяца, главного активиста дальнобойных атак, они в итоге удерживали втроем и еле усадили на место.

Фанаты Нефритовой династии промолчали, не стали ругаться в ответ и вообще затихли, так что неопытные гильдейские Счастья приняли это за доказательство своей победы.

Пока по их души не явилась охрана стадиона.

Озвучив несколько строгих предупреждений, они выцепили из толпы зачинщика-Месяца и хотели увести его со стадиона, но Счастье снова взбунтовалось и загалдело. Кое-как, на пару с Семью полями и призвав на помощь весь свой жизненный опыт и зачатки дипломатии, Боюаню удалось договориться, чтобы Месяца не выгоняли совсем, а просто пересадили на другую трибуну.

Ощущать себя самым опытным и мудрым, даже после полуторогодовой карьеры гильдлида на Десятом сервере, было ужасно непривычно.

Как Ичунь вообще со всем этим справляется?

Обе команды расселись по своим местам, и их фанклубы немного успокоились после стычки, снова замахали плакатами. Боюань заметил, что кто-то из команды Нефритовой династии встал со своего места и развернулся, чтобы поприветствовать своих фанатов.

А потом гильдейцы Счастья вокруг возбужденно загудели и дружно наклонились вперед, потому что внизу среди игроков их собственной команды вдруг поднялась на ноги Чэнь Го.

Боюань вгляделся в ее лицо, привычно сопоставляя с аватаром и создавшимся в голове образом после личного общения. Она действительно была очень красивой, журналы и форумы не врали, но, судя по лицу, явно очень нервничала и не знала толком, что сказать.

Фанаты затаили дыхание в ожидании.

А потом Семь полей, явно не удержавшись, вскочил и воодушевленно замахал руками с воплем:

— Босс, босс, это я! Это я!

Охранники тут же угрожающе двинулись в его сторону, и он поспешно плюхнулся обратно на свое место, но продолжил выкрикивать:

— Это я! Семь полей! Семь полей!

Остальные гильдейские не удержались и последовали его примеру, шумно выкрикивая свои собственные ники:

— Гильдлид, это я, Жестокие тени!

— Это я, Летящий призрак!

— Маленький лобстер!

— Знамя расточительства!

— Замороженная мачта!

И еще десятки других ников, которые Боюань так пытался запомнить при знакомстве в холле.

Все их голоса и лица были полны незамутненного восторга неофитов. Это… освежало.

Сам Боюань промолчал и вскакивать не стал, наоборот, постарался держаться позади, спрятаться за чужими спинами, и кричать свой ник — тем более этот — точно не собирался.

Конечно, в лицо его тут никто не узнает, но все равно не хотелось привлекать к себе внимание. Его вообще тут не должно быть.

Вдруг его в трансляции или на фотках трибун случайно увидит кто-то из знакомых? Трэштока потом не оберешься, что от своих, что от чужих — а уж если об этом как-то пронюхает Зерно подорожника!..

— Это вы, ребята! — наконец воскликнула Чэнь Го, в явном удивлении, но растерянность на ее лице безошибочно сменилась искренней радостью.

А потом рядом с ней молча встал Е Сю.

Фанаты Счастья единодушно вдохнули, а потом хором завопили, пихая друг друга и улыбаясь так, словно были живым воплощением названия своей гильдии и команды:

— Бог Е! Это же Бог Е, смотрите!

И Боюань тоже посмотрел, недоумевая, почему вдруг так быстро забилось сердце. Сглотнул, потому что во рту вдруг пересохло, пожалел, что его полупустую бутылку воды кто-то зашвырнул на соседнюю трибуну.

Е Сю стоял довольно далеко внизу и смотрел на них, запрокинув голову. И улыбался — более мягко, чем когда шел к трибунам.

— А где Маленький месяц и остальные?

Вживую его голос звучал совсем не так, как в наушниках или в записи матча. Не такой звучный, чуть хриплый, довольный. Вроде бы самый обычный живой человеческий голос — но в то же время все равно от него почему-то пробирало мурашками до самого нутра, Боюань даже невольно потянулся пригладить ладонью вставшие дыбом волоски на предплечьях.

Но то, что Е Сю помнит по именам рядовых игроков своей гильдии — это так нетипично для бога… и одновременно так естественно для Е Сю.

Семь полей воодушевился еще больше и прокричал в ответ:

— Закатные облака и Дрейфующая вода слишком далеко живут, не смогли приехать. А Маленький месяц — вон он там сидит! — с этими словами он ткнул пальцем в сторону изгнанного на пустую трибуну товарища.

Тот тоже вскочил на ноги и радостно помахал, что-то завопил, но на таком расстояние было почти не слышно.

— Хахахаха, это реально вы, парни! — поднялся еще один из игроков Счастья и замахал руками. Высокий, длинноволосый и широкоплечий, он правда чем-то весьма похожий на хулигана из подворотни.

Все радостно включились в разговор с Булочкой, не особо заботясь о том, что даже он не сможет ответить всем одновременно. Вскоре к нему присоединилась и Тан Жоу, которая оказалась, пожалуй, еще красивей Чэнь Го. Гильдейцы даже ненадолго притихли, смутившись перед такой дозой прекрасного. Оценить по достоинству Боюань в силу ряда причин не мог, но чисто эстетически — да, не каждая модель или айдол может похвастаться настолько идеальным лицом и фигурой.

Но контраст по сравнению с обычным взаимодействием команд и их фанатов был просто разительный. Все игроки дружески перекрикивались с гильдейцами, как со старыми друзьями, даже бог Е держался с ними на равных. Фанклуб Нефритовой династии заметно приуныл, искоса наблюдая за ними, да и самому Боюаню вдруг стало немного завидно — игроки Синего дождя давно не взаимодействовали со своими фанатами так свободно и открыто, да и на гильдейский этаж спускались редко.

Он по-прежнему старался держаться в задних рядах и не привлекать к себе внимание, несмотря на прыгающего рядом Семь полей, и просто наблюдал со стороны, пытался осмыслить, что вот это вот — те самые люди, которых он случайно встретил в начале Десятого сервера и даже представить не мог, во что это в итоге выльется. Каких вершин они сумеют достичь.

Ло Цзи, совсем юный и серьезный, небрежно зажатый под мышкой у радостного Булочки. Когда они последний раз пересекались на Десятом сервере, этот эксперт в области теории был настоящим нубом с поистине удручающими механическими скиллами. Как ему удалось настолько измениться и прокачаться всего за год, чтобы теперь стоять на пороге про-сцены?

Цяо Ифань, бывший про-игрок не откуда-нибудь, а из Маленькой травы — тоже ужасно юный. Пусть он ни разу не выходил в официальные матчи, если не считать того провального поединка на Всех звездах Восьмого сезона, выступления в матчах Челленджера не оставляли сомнений в его мастерстве.

Ань Вэньи пришел в Счастье уже в Небесной сфере, так что его Боюань не знал совсем, читал только, что его Е Сю как-то переманил из Амбиций тирана. На вид он казался спокойным и сдержанным, но, возможно, это была просто общая черта всех клериков.

И, наконец, капитан Вэй.

Первый капитан Синего дождя.

Когда вышла первая статья про состав Счастья, Ичунь смотрел в нее очень долго и очень задумчиво. Настолько, что Боюань даже не рискнул его ни о чем спрашивать, хотя жутко хотелось — в отличие от гильдлида «Синего ручья», сам он лично Вэя Чэня в клубе не застал и почти не представлял себе, что это за человек. Но наверняка весьма примечательный — иначе как он смог бы создать не только Своксаара, но и весь Синий дождь, стать легендой, пропасть, а потом рискнуть и вернуться на про-сцену в таком возврате и после такого долгого перерыва?

Правда, Вэй Чэнь единственный остался сидеть на своем месте, игнорируя фанатов, так что пока Боюань мог рассмотреть только его взъерошенный затылок. Ну ничего, целый матч впереди.

Но состав команды определенно впечатлял и привлекал внимание. А ведь наверняка, если в Челленджере все-таки каким-то немыслимым образом победит Счастье, к ним присоединится и Су Мучэн — Боюань читал на форумах, что ее контракт с Великолепной эрой истекает…

Погодите. Если так подумать. Это что же получается — Е Сю наворовал в свою новорожденную команду игроков из всех клубов-чемпионов?!

Да он в своем поиске не обошел даже многократных «почти-чемпионов»: чуть в стороне от остальных держался Сунь Чжэпин из Сотни цветов, такой мрачный и хмурый, что мог посостязаться выражением лица с самим Хань Вэньцином. Еще один реликт былой эпохи, тот, на чье место ушел из Синего дождя в поисках личного успеха Юй Фэн (и Боюань до сих пор не мог смириться с печалью и обидой за родную команду из-за этого факта, хотя расстались все полюбовно и по взаимному согласию).

Он встряхнулся, отвлекаясь от своих мыслей, когда заметил, что к игрокам Счастья приблизились двое из Нефритовой династии, кажется, босс и менеджер. Про босса Боюань даже смог что-то вспомнить — популярный писатель, автор множества бестселлеров, несмотря на довольно юный возраст. Сяо Чжэ спасительной звездой упал на пути отчаявшейся команды и вознес их в небеса — ну, если цитировать форумы и статьи. На первый взгляд, ничего особенного Боюань в нем не заметил и вообще обратил внимание только потому, что к ним повернулся Е Сю. За гомоном фанатов разговора было не слышно, но потом к ним присоединился Ань Вэньи, а после и — внезапно — Вэй Чэнь, который воскликнул что-то про «Это честь, это честь!» и «Хочешь мой автограф?» и принялся трясти Сяо Чжэ за руку. Тот, судя по натянутой улыбке, особого восторга не испытывал.

Вскоре после этого наконец подошло время матча.

Игроки вернулись на свои места, а Семь полей с прежним воодушевлением принялся наводить порядок на трибуне, устроив перекличку и раздавая всем команды. Баннеродержатели похватали плакаты, знаменосцы замахали флагами, остальные принялись выкрикивать название команды и хлопать.

Боюань ненавязчиво отступил в сторону, не желая перетягивать внимание на себя. В конце концов, на самом деле это не его гильдия. Во всяком случае — не в таком смысле и не в той степени, как для остальных.

И Семь полей отлично справлялся сам, так что Боюань только поделился парой подсказок и помог устроить девушек впереди, чтобы им было лучше видно.

На форумах много писали о том, что Челленджер этого года так интересен только потому, что в него внезапно провалилась Великолепная эра. И интерес публики к Счастью был связан только с тем, что они выступали основными противниками Эры.

Боюань с такой точкой зрения был категорически не согласен. Счастье интересно само по себе — и даже не только благодаря Е Сю.

Еще накануне он разрывался от противоречивых эмоций и переживал, что предает свой клуб таким повышенным интересом к другой команде.

Но — это ведь Челленджер! Почему бы нет? Счастье ведь пока не соперники Синему дождю — и Синий дождь круче и первый в сердце... так что кто сказал, что пока нельзя желать удачи еще одной команде?

Поэтому Боюань наконец обрел мир в душе и искренне болел за победу Счастья.

Хотя унять волнение это не помогало.

Тем более плейофф Челленджера в этом году проходили по новым, не очень понятным пока правилам. Без привычных дуэлей один-на-один, на про-сцене такой формат представлялся с трудом. Да и групповая арена на пять игроков сразу казалась очень выматывающей.

Пока Боюань размышлял, со своих мест успели подняться первые игроки. Булочку фанаты проводили дружными подначками и совершенно нереализуемыми напутствиями «1в5», которые он, конечно же, радостно поддержал.

А вот от Нефритовой династии пошел сразу сам капитан, Лин Йи, их сильнейший игрок. И это было интересно — он играл мастером меча, родным классом самого Боюаня. Вообще, судя по статьям, которые Боюань успел прочитать вчера, нынешняя Нефритовая династия была интересна тем, что ее основной состав включал в себя четырех мечников разных классов и хила, такого сочетания Боюань на про-сцене раньше не видел.

Он не был уверен, чего стоит ожидать от первого матча — Булочка был совершенно непредсказуем, — но сюрпризы начались с первых секунд, когда внезапно выяснилось, что персонаж Лин Йи обряжен в кучу серебряного снаряжения. Новый босс явно потратил огромные деньги — и не игровые, а реальные.

Впрочем, Булочка ни капли не смутился — если вообще заметил проблему — и лихо ринулся в бой лоб в лоб.

Матч был похож на вихрь в миниатюре — игроки не разбегались по карте, не пытались играть в догонялки или применять тактику. Просто стремительно обменивались атаками, чередуя разные скиллы.

И Булочка, как ни досадно было это признать, явно проигрывал, несмотря на весь свой неиссякаемый энтузиазм.

Боюань следил за поединком очень внимательно, боясь что-то упустить, и только пару раз отвел взгляд, чтобы посмотреть на Е Сю. И тот сидел так спокойно, небрежно откинувшись на спинку стула, что поневоле мелькнула мысль: нет, что-то здесь не так. Это еще не финал. Ничто не может быть так просто.

Остальные фанаты Счастья, которые поначалу громко вопили и поддерживали свою команду, заметно разочаровались и приуныли, глядя, как проигрывает их любимый братан. Боюань еще раз покосился на выразительный затылок Е Сю — сколько раз он так наблюдал за затылком удирающего с добычей Мрачного лорда? — и пихнул Семь полей локтем в бок:

— Это ж Булочка, вы чего. Он полон сюрпризов! Не сдается никогда и отступать не умеет!

«Даже когда надо бы», — добавил он мысленно.

Но подумать только — ведь всего полтора года назад это был полный нуб, способный шокировать противника разве что какой-то нелогичной ерундой. А теперь одни его механические скиллы заставляли поневоле затаить дыхание, вспомнить хотя бы матч с Мистической фантазией, трансляцию которого Боюань смотрел вместе с Привязанной лодкой.

Впрочем, нелогичная ерунда никуда не делась.

Семь полей немного просветлел лицом и попытался распихать и воодушевить остальных.

А потом на сцене вдруг грохнуло — не в буквальном смысле, конечно, классы не позволяли противникам использовать какие-либо взрывы. Но Булочка взял и внезапно скопировал Подветренный разрез меча противника, заставил того пошатнулся, а после усилил натиск.

Гильдийцы вокруг снова воодушевились и закричали громче. Лин Йи удержался на ногах и контратаковал, но прошло всего несколько секунд — и он оказался захвачен Тираническим цепным ударом, за которым последовал целый каскад скиллов.

И не успел Боюань опомниться, как на сцене остался стоять один только победитель — Вторжение паровой булочки, с 5% здоровья.

Лин Йи не совершил никаких очевидных ошибок, как мастер меча, его выступление было стабильным и эффективным, а мастерство явно несравнимо выше уровня Боюаня. Но все равно чего-то ему в итоге не хватило — а может, просто сработал фактор Булочки.

Трибуны вокруг него просто взъярились от радости. Боюань сидел посреди всей этой вакханалии, слегка оглушенный, и запоздало пытался понять, как вообще он здесь оказался и зачем.

Но спрятать улыбку не получалось.

На трибунах Нефритовой династии произошло смутное движение, кажется, босс был очень недоволен проигрышем. Но товарищи по команде попытались ободрить капитана, и на сцену поднялся второй игрок, Призрачный мечник, который без каких-либо проблем и особых эффектов снял у Булочки последние проценты здоровья.

Фанаты тут же принялись его дразнить за не сбывшееся 1в5, Булочка поначалу явно приуныл, подосадовав, что ему «не дали паровых булочек для подзаправки», но уже через пять секунд приободрился обратно и снова повернулся к своим фанатам. А после и вовсе полез к ним через ограду.

Боюань молча прикрыл лицо ладонью, очень сочувствуя охранникам, которые явно не знали, что им делать в такой исключительной ситуации.

Вторым игроком от Счастья был Цяо Ифань. Боюань не так часто видел его в деле и не был уверен, чего ожидать.

Но контраст со Всеми звездами Восьмого сезона был очевиден. Он явно освоился с новой ролью и персонажем, как следует изучил доступные скиллы и обрел уверенность в себе. Конечно, призрачный мечник Нефритовой династии не мог сравниться с Ли Сюанем, но все равно, наблюдать за тем, как он попался во все расставленные ловушки, было даже как-то неловко, хоть Боюань и осознавал, что у зрителей более выигрышная перспектива карты, чем у игроков.

Ближе к концу их поединка он даже включил на телефоне трансляцию и воткнул в ухо один наушник, чтобы послушать комментатора, отдал второй наушник неизвестно когда успевший подсесть рядом Нефрит, а для остальных цитировал комментарии вслух, не отрывая взгляда от сцены.

Но кто бы мог подумать, что Цяо Ифань сумеет так уверенно и безжалостно использовать все возможности карты, превратить тактическое отступление в смертоносную западню. Боюань мало взаимодействовал с ним в игре, но у него осталось впечатление как от тихого спокойного игрока, не лезущего вперед. И этот тихий спокойный игрок перехватил инициативу в бою в самом начале и так и не выпустил до самого конца. Множество тщательно разложенных границ и печатей завораживали сиянием, как полотно художника-импрессиониста.

На трибунах раздались громкие аплодисменты — и, что примечательно, не только от фанклуба Счастья.

Третьим игроком от Нефритовой династии пошел берсерк.

В небольшом перерыве между противниками Боюань сумел немного выдохнуть. Он сидел с краю, поэтому видел не только спины и затылки Счастья, но и частично их лица, когда они поворачивались друг к другу. Е Сю по-прежнему спокойно улыбался, как генерал войска, полностью уверенный в своих офицерах.

К сожалению, разговоры игроков из-за шума трибун слышно не было. Он только видел, как Е Сю заговорил с Вэй Чэнем, после чего в их беседу вмешалась недовольная чем-то Чэнь Го.

В своем втором матче Цяо Ифань избрал совсем другую тактику. Он до последнего момента осторожно выжидал, не реагируя на попытки трэштока противника в чате. После чего всего на 10% маны виртуозно снес противнику кучу процентов здоровья и вновь бесповоротно выхватил контроль над матчем в свои руки.

На сей раз все произошло так быстро, что трибуны ничего не поняли, да и комментатор в трансляции запнулся. Боюань ужасно пожалел, что нельзя подслушать разбор от Е Сю, наверняка ведь он поясняет все товарищам по команде.

Проигравший берсерк возвращался к своей трибуне в гробовой недоуменной тишине. Даже фанклуб Счастья не сразу сообразил, что пора хлопать, зато потом взорвался очередными воплями восторга.

Третьим противником Цяо Ифаня стал магический мечник, которому наконец удалось победить, потому что у Одного дюйма пепла не осталось ни маны, ни скиллов вне кулдауна. Но все равно, когда Цяо Ифань вышел из своей кабинки, его встретили оглушительные аплодисменты со всех сторон — и Боюань хлопал вместе со всеми, чувствуя, как внутри тепло плещется радость и гордость за всю команду Счастья.

А потом со своего места поднялся и, перебросившись парой фраз с Цяо Ифанем, направился к сцене Вэй Чэнь.

Боюань безотчетно закусил губу, не уверенный, чего именно ожидать. Хотя то, как Вэй Чэнь остановился на пороге кабинки и с гордостью помахал в ответ на пару приветственных хлопков зала с таким видом, будто уже стал чемпионом, причем не единожды, определенно стало неожиданностью.

Вэй Чэнь наконец загрузился в игру и первым делом отправил в чат: «Ладно, я дам тебе три минуты на то, чтобы меня найти! Если не найдешь — сдавайся!»

Сообщение прозвучало, как обычный трэшток, психологическая атака, но сразу после этих слов Наветренное построение отбежал в угол карты и спрятался, явно приготовившись выжидать, на полном серьезе.

Стадион не заместил выразить свое негодование громким свистом и саркастичными хлопками. Впрочем, Вэй Чэню они все равно были не слышны.

Боюань пару раз моргнул, глядя на неподвижную фигуру чернокнижника, против воли сделал несколько далеко идущих выводов, вспомнив предыдущие матчи Счастья, и в очередной раз искренне восхитился долготерпением Ичуня. Надо будет обязательно привезти ему каких-нибудь гостинцев из Пекина.

Игрок Нефритовой династии тем временем проигнорировал предложение Вэй Чэня и медленно двинулся в обход по карте, сделав в этом матче ставку на стратегию вместо прямой атаки. В теории это был разумный выбор — вот только его противник продолжил неподвижно сидеть в своем убежище. Магический мечник обошел карту по кругу. Остановился. Продолжил обход. Снова никого не нашел. Сделал третий круг, уже явно начиная нервничать, судя по более дерганным движениям персонажа. Пошел на четвертый.

Боюань не следил за часами, хотя его сердце от волнения явно пыталось отсчитывать боем секунды, но, очевидно, три минуты наконец истекли, потому что Вэй Чэнь бросил в чат второе сообщение: «Три минуты прошли. Ты меня до сих пор не нашел. Сдавайся».

Трибуны взорвались негодованием, так громко, что Боюань с трудом подавил желание зажать уши ладонями. Вэй Чэнь в своей звукоизолированной кабинке продолжил невозмутимо печатать: «Почему ты не сдаешься? Думаешь, мне весело тут сидеть?»

И это — первый капитан и отец-основатель Синего дождя, создатель Своксаара, любимый наставник и авторитет Хуан Шао? Серьезно?

Вэй Чэнь продолжил кидать в чат разные подначки, продолжая сидеть в убежище, а когда противник подошел к нему слишком близко — незаметно перебежал в следующее укрытие и продолжил психологическую атаку.

Стадион бушевал и возмущенно гудел. Боюань не знал, под какую скамейку провалиться от стыда.

А потом вдруг увидел, как Наветренное построение, двигаясь кругом, зашел за спину противнику. Комментатор в ухе воодушевился, но Боюань, привычный к играм любимой команды, и без его подсказки сам увидел идеальный тайминг и удачно подобранное место для засады.

Наветренное построение атаковал, безжалостно и стремительно.

Дополнительная дальность атаки позволила Наветренному построению трепать противника, как беспомощную марионетку, и посреди раздраженного гула и свиста трибун магический мечник стремительно растерял все свое здоровье и пал.

Свист поутих, но аплодировать никто не спешил.

Боюань медленно выдохнул и потер вспотевшую шею. Он заворожено наблюдал за этим выступлением, как за автокатастрофой, боясь моргнуть. И теперь ужасно захотелось обсудить с Ичунем, послушать его мнение — и в то же время по-прежнему было боязно его этим доставать и провоцировать явно неоднозначные воспоминания.

В перерыве между противниками Вэй Чэня Боюань отвлекся от их сцены и обратил внимание, что матч Великолепной эры уже завершился, хотя вроде бы с его начала прошло совсем немного времени.

Вокруг Великолепной эры и Е Сю было сейчас слишком много шума и эмоций, форумы бушевали и спорили друг с другом чуть ли не до драк, отстаивая правоту сторону. Или, вернее, по большей части отстаивая правоту Великолепной эры, сумевшей представить все в интервью и статьях в более выгодном свете.

Но Боюаня мучили сомнения. До судьбоносной встречи на Десятом сервере у него не было особого мнения ни об этой команде, ни о недосягаемом боге Е. Но теперь, после личного общения, после того, как он сумел узнать хотя бы часть настоящей личности Е Сю… Гораздо больше верилось в те сумбурные и полные праведного негодования пояснения, которые изложила на одном из форумов Чэнь Го.

И тем сильнее было предубеждение перед Великолепной эрой.

Боюань действительно искренне желал Счастью победы в финале Челленджера.

Но для начало хорошо бы выиграть полуфинал…

Впрочем, пока матч явно шел именно в их пользу.

На карту загрузился второй противник Вэй Чэня — огнеметчик. И его тоже встретило приветствие в чате: «Есть ли вообще смысл продолжать этот поединок? Почему бы тебе просто не сдаться!»

После чего Наветренное построение снова встал в углу.

Стадион буквально содрогнулся от возмущения, и Боюаню снова захотелось куда-нибудь спрятаться — или как минимум мигрировать в изоляцию к Месяцу, подальше от трибун фанклуба Счастья, на которую сейчас были обращены раздраженные взгляды остальных зрителей.

Бедному огнеметчику явно и в голову прийти не могло, что противник повторит подлую тактику из предыдущего матча. Он осторожно двинулся вперед, выбирая наиболее удачный маршрут, достиг точки спавна. Но, не встретив там Наветренное построение, сразу насторожился, ожидая нападения из засады.

Вот только Наветренное нападение явно не собирался ни нападать, ни прятаться в другом убежище. Он просто стоял и ждал.

После чего кинул в чат короткий вопрос: «Прибыл?»

Ожидавший какой-то очередной подлости стадион в полном подозрения удивлении. Огнеметчик тоже колебался.

Но в итоге персонажи просто атаковали друг друга, без каких-либо ловушек и стратегий, и Вэй Чэнь каким-то образом снова выиграл.

Когда он покинул кабинку, трибуны снова разразились свистом и негодующими воплями. Но Вэй Чэнь встретил эти звуки, как пламенные овации, и приветственно махал руками, пока не дошел до своего места.

Групповая арена завершилась со счетом 3-0 в пользу Счастья.

Гильдейцы вокруг повскакивали со своих мест, радостно вопя и обнимаясь, несмотря на раздражение всех остальных зрителей. Боюаня тоже немного потискали, прежде чем он сумел вывернуться и вызвался сходить за водой, пока объявили перерыв.

По правде говоря, ему ужасно хотелось увидеть на сцене Е Сю и Мрачного лорда во всей их ужасающей красе, однако до него очередь в групповой арене не дошла. Боюань был очень рад за успех Счастья, хотя немного разочарован… Но впереди командные, а там уж без Е Сю не обойдется никак.

Когда он спускался по лестнице к выходу из зала, то оказался ближе к местам игроков. Е Сю о чем-то говорил с Сяо Чжэ, и, судя по раздраженному лицу последнего, результатми матча тот был совсем не рад. Боюань невольно замедлил шаг. В общем шуме матча разговор слышно не было, но потом Сяо Чжэ вдруг повысил голос и почти сплюнул:

— Ты заплатишь за свое тщеславие!

Окружающие поневоле притихли, и Е Сю в ответ, не меняя спокойной, слегка насмешливой улыбки, пожал плечами:

— А я-то думал, это ты тщеславен. Ты ведь не давал им никакого совета перед командной ареной, правда? Я надеюсь, что не давал. Потому что иначе вполне возможно, что Альянсу придется работать сверхурочно и провести внеплановое собрание, чтобы пересмотреть этот новый соревновательный формат, если наш матч закончится слишком быстро.

Боюаня как окатило горячей водой. Или холодной. Но, в общем, судя по ощущениям — чем-то точно окатило. По спине прошла дрожь, кончики пальцев закололо, а внутри снова свернулся большой теплый шар. Кольнуло ностальгией, почти тоской по Десятому серверу и всем выходкам Мрачного лорда. Обычно Е Сю вел себя мирно и первым атаковал редко, но если попытаться его задеть или начать перед ним выпендриваться — с леденящей легкостью отвечал так, что становилось жутко даже сторонним наблюдателям.

Но все же на Десятом сервере, да даже в Небесной сфере, Е Сю было не место. Нет, его место осталось здесь, на стадионе, в его стихии.

В про-Лиге.

Боюань вернулся на трибуну перед самым началом второй части матча. Он побрызгал на лицо холодной водой в туалете и выпил полбутылки минералки, но все равно все вокруг ощущалось, как в тумане, полуреальное и не до конца настоящее.

Он не понимал, почему волнуется даже больше, чем на матчах Синего дождя… Хотя нет. Все логично. От этой игры зависит несравнимо больше, чем от любого рядового матча для Синего дождя в регулярном сезоне.

Судьба и будущее сразу двух команд, одна из которых неизбежно проиграет.

Гильдейцы возбужденно шептались, гадая, кто же пойдет на сцену от их команды, хотя в итоге состав оказался вполне предсказуем: Е Сю, Вэй Чэнь (которого снова встретили возмущенным свистом), Цяо Ифань, Тан Жоу, Сунь Чжэпин и Ань Вэньи.

Боюань в очередной раз пожалел, что голоса игроков не слышно, когда во время рукопожатия клерик Нефритовой династии сказал что-то Ань Вэньи, явно заставив того нервничать. Но Е Сю стоял рядом, а значит, все будет хорошо.

Когда персонажи загрузились на арену, на экране показали вид на карту сверху, с высоты птичьего полета. Фигурки игроков подсветили разными цветами, так что хорошо было видно, как они сразу ринулись навстречу друг другу, без каких-либо обходных маневров и сложных тактических решений.

Боюань поймал себя на том, что на мгновение забыл дышать. Потом подумал и вынул из уха наушник, чтобы не отвлекаться на слова комментатора. Лучше потом внимательно пересмотреть анализ матч из дома, а пока — пока главное его пережить.

Игроки тем временем продолжили сближаться. Со стороны Счастья вперед вырвались Сунь Чжэпин и Тан Жоу, атаковали с ходу — кажется, автономно, не помогая друг другу, словно это были одиночные дуэли. Остальные персонажи держались немного позади во главе с Е Сю, но пока ничего не делали.

Это было… странно. Гильдейцы вокруг явно занервничали: это выглядело как-то слишком в лоб, прямое столкновение, причем из невыигрышной позиции — а где же знаменитая тактика бога Е? Сунь Чжэпин и Тан Жоу ведь явно в невыигрышном положении, их сейчас задавят числом, почему остальные просто смотрят и не помогают?!

Боюань следил за фигурками персонажей и вспышками скиллов, затаив дыхание, — и вдруг понял, что совсем не переживает. Не потому что ему не важен исход матча, совсем нет. Но просто он слишком верил в Е Сю и терпеливо ждал, когда тот наконец покажет себя. Докажет, что вернулся.

Ведь это — привычное оголтелое безумие Счастья, которое не поддается логике и рациональным объяснениям. А значит, успех будет на их стороне.

И этот успех не замедлил себя ждать. Все произошло так быстро и стремительно, что ни игроки Нефритовой династии, ни зрители не сумели сразу понять, что же именно случилось — но Мрачный лорд подкрался ближе, остановился за пределами радиуса атак противников. А потом активировал на своем зонте Хватающий кулак мастера Ци.

Поймал им клерика Нефритовой династии.

Перенес по воздуху к остальным игрокам Счастья.

И они его добили, молниеносно и безжалостно.

Это была только первая кровь, на карте осталось еще целых четыре персонажа Нефритовой династии.

Но на самом деле они уже бесповоротно проиграли.

Очень быстро и очень… просто? Даже слишком просто!

Это же полуфинал! Командная арена! И все разрешилось так стремительно? Игроки Нефритовой династии почти ничего не успели сделать — дух их был сломлен.

В итоге матч со стороны показался таким неожиданно простым и легким, словно игроки Счастья совсем не напрягались — никакое превосходящее серебряное оружие противника не сбило их с толку. Кто-то из гильдейцев на заднем ряду радостно заулюлюкал, как игроки Нефритовой династии беспомощные слабаки, так что Боюань не удержался, обернулся и хмуро вмешался:

— Не надо унижать наших же игроков, принижая их противников. Это не Нефритовая династия слаба. Это Счастье настолько сильно!

Задира тут же присмирел и утих. А остальные повскакивали на ноги и наконец начали победно скандировать название своей команды, с гордостью и славой.

Боюань опомниться не успел, как его снова схватили тискать, да так, что он едва не пропустил внезапное и драматичное расформирование Нефритовой династии прямо на сцене. И то, как Счастье легко и просто пригласило оставшихся без команды игроков к себе.

Сразу вспомнилось, как на Десятом сервере Е Сю собирал и зазывал к себе игроков из других гильдий, и даже лично для Боюаня приглашение тоже нашлось. Он тогда категорически отказался и теперь о своем решении не жалел. Но все равно, сам факт, что Е Сю его позвал, причем не единожды, грел уже знакомым теплым шаром в груди.

После окончания мачта фанаты радостно ссыпались к выходу с трибуны, поближе к команде. Булочка и Вэй Чэнь щедро пригласили всех на финал, «потусить вместе после победы», а Чэнь Го предложила не толпиться в зале, а перейти в холл, чтобы там пообщаться нормально, без заграждений.

Боюаня чуть удар не хватил от таких слов — все-таки игроков недаром отделяли от фанатов, это могло опасно закончиться! Но, к счастью, гильдейцев Счастья было, во-первых, не так уж много, а во-вторых — они были лично знакомы со своей командой и не горели пламенной маниакальной страстью обычных поклонников селебрити и разных айдолов.

— Погодите-ка, я же приготовил все для автографов! — воскликнул вдруг Семь полей, скинул с плеч свой огромный рюкзак и принялся раздавать всем вокруг календарики, открытки, значки и блокноты с символикой Счастья, явно самодельные.

Гильдейцы вокруг возбужденно загалдели, потянулись жадными руками, и Боюань понял, что пора начать как-то контролировать ситуацию. А то они и так уже обступили игроков плотной стеной, не позволяя им толком развернуться.

С помощью Месяца и Нефрит ему удалось выстроить всех в некое подобие зигзагообразной очереди, после чего Семь полей прошелся и лично раздал всем гильдейцам что-то из своих запасов, а игрокам — запасливо приготовленные ручки.

Конечно, большинство хотели пообщаться лично с Е Сю и получить автограф именно от него, но всех остальных тоже не обделяли вниманием и восторгом, да так, что Цяо Ифань и Ло Цзи покраснели и явно засмущались — в отличие от гордого своим триумфом Вэй Чэня.

У Боюаня немного кружилась голова и до сих пор не до конца верилось, что все происходящее — взаправду. Что Счастье действительно выиграло полуфинал, причем с таким разгромным результатом. И что сам он стоит здесь, среди ошалевших от счастья фанатов Счастья, как одни из них, полноценный член семьи, а Е Сю, самый настоящий живой Е Сю, — вот он, совсем рядом, всего в паре шагов…

Стоп? Почему это вдруг в паре шагов? Боюань ведь не вставал в очередь, вообще по-прежнему старался держаться в стороне!

— Давай, братец Краса, твоя очередь! — вдруг бухнул над ухом Семь полей и впихнул ему в руку какую-то открытку.

— Да, Несравненная краса, ты же тоже лично знаком с богом Е! — поддержал Месяц и треснул его между лопаток. Кажется, после этого вечера там останутся синяки. И на плечах тоже. И еще где-нибудь.

Боюань попытался запротестовать, вскинул голову — и столкнулся прямо с взглядом Е Сю. Чуточку насмешливым, усталым и каким-то необъяснимо знакомым, хотя они ни разу прежде не встречались лицом к лицу.

Тут же против воли вспомнилось, как на Десятом сервере Ичунь сообщил к их всеобщему шоку, кто такой на самом деле Мрачный лорд. И как первым, что сказал после этого Боюань Привязанной лодке, было: «Если я пойду попрошу у Мрачного лорда автограф — это будет плохо?»

А теперь Мрачный лорд во плоти стоял прямо перед ним, щелкал ручкой, явно не отдавая себе в этом отчета, и чего-то ждал, сонный и довольный.

Боюань выдохнул, вдохнул поглубже — а потом обеими руками протянул вперед открытку и выпалил:

— Привет, бог Е. С возвращением! С выходом в финал и удачи!

После чего с трудом подавил желание хлопнуть себя ладонью по лбу, а то и кулаком сразу. Ну что за нелепость, прозвучало так, будто сомневался в Е Сю лично и в Счастье в целом. А ведь совсем не так! С самого начала Челленджера, еще с первых оффлайн-матчей, он верил и только ждал, пока поверят остальные — потому что как иначе? Мрачный лорд с самого своего первого появления лихо творил совершенно дикие и невероятные вещи.

Он встряхнулся и попытался как-то исправить ситуацию, поэтому добавил:

— Мы все ждем, когда ты вернешься.

«Когда», а не «если». Потому что это будет именно «когда».

Сказал так — и сам не сразу осознал, сколько много разных значений вложил в эту фразу.

Как ужасало каждое появление Мрачного лорда на Десятом сервере, как все гильдлиды почти панически боялись, что он снова вернется, передумает оставаться в Небесной сфере.

И как неожиданно скучно стало без него.

И пусть сам Боюань давно уже не на Десятом сервере — иногда все равно посещало жгучее желание туда вернуться.

Е Сю склонил голову на бок и, кажется, внимательней вгляделся в его лицо, проследил взглядом челку, губы, шею, потом снова прямо встретил взгляд Боюаня и улыбнулся чуточку шире, не так отстраненно, а словно лично ему:

— Спасибо. На какое имя подписать?

Боюань почему-то снова растерялся и от неожиданности ляпнул:

— Сюй Боюань.

Проклятье, надо было ник называть, ник! Зачем он имя-то настоящее объявил?! Опять эффект Мрачного лорда сработал, что ли, мгновенно дающий урон по мозгам окружающих?!

Е Сю неторопливо забрал открытку у него из рук, задев правую ладонь пальцами, неожиданно сухими и горячими, перевернул и начал что-то писать. Что-то, что явно было длиннее иероглифов его имени.

— Ты живешь в Пекине? — зачем-то уточнил он.

Боюань моргнул и честно ответил:

— Нет, в Гуанчжоу.

Определенно, кулаком в лоб. Простого фейспалма тут уже мало. Зачем такие подробности?!

Е Сю поднял взгляд и улыбнулся шире:

— О, так ты приехал специально ради меня?

И было в его тоне что-то такое знакомое и невыносимое, что Боюань не выдержал и привычно взорвался, на мгновение позабыв, что это не Десятый сервер:

— Нет, конечно! Еще не хватало! Так получилось просто!

Е Сю протянул подписанную открытку ему обратно и сокрушенно вздохнул:

— Ну вот, а я уже было хотел сказать, что польщен.

Боюань покосился на него с большим подозрением, но открытку все же забрал.

А потом, к счастью, его оттеснили другие жаждущие божественного автографа гильдейцы, так что еще больше Боюань себя не опозорил. Оказавшись в стороне от толпы, проверил телефон, посмотрел на время и пропущенные звонки от мамы и со вздохом пришел к выводу, что пора возвращаться домой. И так уже задержался.

Остальные по-прежнему возбужденно галдели, обступив игроков, так что удалось ускользнуть почти незамеченным. Только Семь полей пытался зазвать его на продолжение сходки в какой-нибудь бар, но Боюань каким-то чудом все же сумел отговориться, пообещав заглядывать на аккаунт Красы почаще.

Все-таки здесь, посреди представителей гильдии Счастья, он ощущал себя чужим, случайно забредшим, шпионом. Ведь он все же душой и телом принадлежал совсем другой гильдии и команде.

А это просто было как короткие «счастливые» каникулы.

Большого труда стоило не обернуться на пороге, в надежде высмотреть в толпе поверх других голов лохматую макушку одного усталого бога, но Боюань все же удержался. И только в такси наконец внимательней посмотрел на все еще зажатую в ладони открытку.

Она оказалась с Мрачным лордом. Какой-то фанарт, на котором его разномастное аляповатое снаряжение перерисовали в нормальные доспехи, остался только знакомый алый шарф, извивавшийся по листу, словно Дракон, пронзающий небеса.

Боюань покачал головой, улыбнулся, перевернул открытку — и едва не выронил.

Почерк у Е Сю оказался просто ужасный, словно он даже в школе толком не доучился. Но прочитать написанное это не мешало:

 

«Как там моя гильдия, малыш Поток?

Тебя легко узнать по голосу.

Приходи на финал».

 

И строчка цифр — номер в QQ.

Особо редкий и ценный материал.

Боюань осторожно, почти благоговейно отложил открытку на сидение, медленно выдохнул, глубоко вдохнул, закрыл лицо руками.

А потом не выдержал и рассмеялся — просто так, потому что был счастлив, и огромный горячий шар буквально распирал грудь изнутри.

Похоже, все-таки правда придется поехать на финал Челленджера.