Actions

Work Header

Советы

Work Text:

— Ушёл? — недоверчиво смотрит дядя Цижэнь.

Лань Ванцзи молчит. Пальцы той руки, которую он держит за спиной, сами по себе сжимаются в кулак, так что ногти впиваются в плоть. Он готов к радости, поэтому чувствует себя так же тошнотворно, как и шестнадцать лет назад, когда все вокруг праздновали гибель Старейшины Илина.

— И ты отпустил? — всё тем же изумлённым тоном продолжает дядя Цижэнь. — Почему?

— Потому что он захотел.

Дядя поджимает губы и хмурится, разглядывает Лань Ванцзи так пристально, будто он неизвестный до этого миру заклинателей вид нечисти. Он открывает рот и тут же закрывает его обратно. Но потом всё-таки говорит:

— Ванцзи. Тебе следовало ему рассказать. Этот Вэй Усянь! — дядя кривится, окончательно теряя самообладание. — Вечно от него проблемы.

Он уходит раньше, чем Лань Ванцзи может переварить его совет.

*

— Хангуан-цзюнь, — мягко говорит вернувшийся в Облачные Глубины Сычжуй, — отец. Отец, учитель Вэй ведь… он ведь ничего не знает, да?

Лань Ванцзи наливает чай. Искусно сделанный фарфоровый чайник едва заметно вздрагивает в его руках.

— Просто, — Сычжуй краснеет, но находит в себе силы продолжить, — я не думаю, что он поймёт сам. Учитель Вэй такой умный, но… не в этом смысле.

— Пей чай, — говорит Лань Ванцзи.

*

— Х-хангуан-цзюнь, — Цзинъи выглядит как человек, которого приговорили к смертной казни.

— Что-то случилось? — хмурится Лань Ванцзи.

— Нет, я просто… как бы сказать. В общем, как Хангуан-цзюнь знает, этот адепт много читает, и есть книги, в которых… описывается природа человеческих взаимоотношений, и, в общем, я просто хотел сказать… нисколько не умоляя достоинств и заслуг Хангуан-цзюня, которым нет числа-

— Цзинъи, переходи к делу.

— Учитель Вэй. Юная госпожа Цзинь, в смысле, Цзинь Лин, в смысле, Цзинь Жулань, в смысле, глава клана Цзи-

— Цзинъи.

— А-Лин написал, что учитель Вэй грустный. Вам нужно его вернуть. Мы все так считаем.

Лань Ванцзи смотрит поверх его плеча, и стоящие чуть в стороне ученики клана тут же делают вид, словно их страшно интересует земля, трава, деревья, облака и собственные ногти.

— Простите! — Цзинъи тут же кланяется, разве что не кидается Лань Ванцзи в ноги. — Хангуан-цзюнь, простите этого адепта, он-

— Цзинъи. Всё в порядке. Иди.

Цзинъи с явным облегчением уходит максимально быстрым шагом к своим товарищам.

Лань Ванцзи сжимает ладони в кулаки, чтобы под длинными рукавами не было заметно, как сильно дрожат его пальцы.

*

— А господин Вэй, — подобострастно спрашивает глава одного их мелких кланов, — он сегодня к нам присоединится?

Лань Ванцзи переводит на него взгляд. Он понятия не имеет, что именно отражается в его глазах, но все вокруг садятся чуть прямее и выглядят немного испуганно.

Все, кроме главы клана Цзян, который подходит к Лань Ванцзи после совета со своим обычным саркастично-презрительным выражением на лице.

— Где он?

— Ушёл.

Сарказма и презрительности становится чуть больше.

— Ушёл? — повторяет глава клана Цзян. — Вот так просто? И где он?

— Насколько известно мне, об этом вам лучше спросить у молодого главы клана Цзинь, — ровно говорит Лань Вацзи.

Цзян Ваньинь смотрит на племянника, а тот с возмущением глядит на Лань Ванцзи.

— А-Лин, а ну-ка иди сюда.

— Ага, обязательно, — говорит Цзинь Жулань и отступает назад. — Как только ты успокоишься, дядя.

— Ах ты… — Цзян Ваньинь сжимает зубы до скрипа. Потом снова смотрит на Лань Ванцзи. — А ты. Как ты вообще мог отпустить его одного?

— Он захотел уйти.

— Он идиот, который не думает, что ему можно остаться, — в голосе главы клана Цзян столько яда, что его можно сцедить и отравить весь совет. Столько любви, что её невозможно не услышать.

Он уходит в том направлении, где скрылся его племянник, а Лань Ванцзи остаётся стоять на месте.

*

— Ванцзи, — говорит ему брат, измученный наказанием, которое назначил себе сам, — где господин Вэй?

— Я его отпустил.

Лань Сичэнь чуть хмурится, сжимает ладонь Лань Ванцзи в своей. Он молчит. Не говорит, что он был не прав, не советует рассказать о своих чувствах, не подталкивает отправиться на поиски.

— Он вернётся, — говорит его брат.

Лань Ванцзи верит ему.

*

Вэй Ин возвращается.

Они говорят о своей любви, перебивая друг друга.