Actions

Work Header

The Other Nong

Chapter Text

Милд любит хорошие свадьбы. Особенно тайские свадьбы, где приветствуются незваные гости. Если он что и умеет, так это эффектно появиться в окружении свиты. Он осматривает банкетный зал и улыбается. Время шоу, сучки. Это как одна из тех сцен фильма, где горячие девушки идут по школьному коридору. Вот только вместо горячих девушек он сам, АА и Ран.

— Джентльмены, — говорит он, принимая позу, — заводите моторы. И пусть победит лучший шофёр.

Ран наклоняется.
— Это свадебная шутка? шОфёр-шАфер, поняли, да?

Милд замахивается на своего друга.
— Нет! Это тайская свадьба. Никакого шафера. Мы лучшие мужчины, и мы победители потому что, едим вкусную еду, зажигаем на танцполе и, возможно, в конце вечера уйдём домой с кем-то горячим, — он хватает фужер шампанского и выпивает его.

— Вкусно? — спрашивает АА.

Милд пожимает плечами.
— Это была яблочная газировка.

Ран замечает кого-то в толпе и машет.
— Кстати говоря, я вижу кого-то, с кем я определенно хочу пойти домой. Увидимся позже.

Милд качает головой и смотрит, как его коллега убегает. Рука обвивает его талию, он поднимает голову, и видит дьявольскую усмешку АА.
— И с кем ты планируешь пойти домой этим вечером?

Милд смахивает его руку.
— С тем, кто сможет впечатлить меня на танцполе, — Милд задирает нос и уходит в поисках закусок.

Вскоре, они все трое встречаются на том же месте.
— Ну? — он спрашивает Рана.

— Они уже встречаются с кем-то, — бормочет тот. Ран делает глоток шампанского.

АА поднимает бровь.
— Мой, кажется, играет в недотрогу.

— Может быть, тебе просто нужно играть лучше, — АА действительно думал, что его пресс может сделать всю работу за него? Милд планирует заставить его потрудиться.

— Эй, а это не...? — AА указывает на двух самых высоких людей в комнате: Mью и Фасай.

— Иди, — говорит Ран. — Мы прикроем тебя отсюда, — он предлагает закуску АА. Они вдвоём отступают и отгоняют Милда. Трусы.

Пи'Фасай блистательна в своём бархатном темно-красном коктейльном платье с открытыми плечами. Если ей когда-нибудь надоест быть юристом, ей стоит подумать о карьере модели. Пи'Пи выглядит стильным в своем атласном темно-синем костюме с персиковой бутоньеркой. Что касается Мью, если бы он не был таким высоким, он смешался бы с остальными гостями, что, как подозревает Милд, и было его целью. Он еще нигде не видел бывшего Мью, но скоро увидит его, когда все они сядут за один стол.

— Это нелепо, — слышит он, как говорит Мью. Боже, он может быть таким плаксивым. — Вы должны общаться и веселиться, а не присматривать за мной, — Милд согласен с этим.

Пи смотрит вокруг и вздрагивает.
— Не волнуйся, я уже осмотрелся. Все горячие мужчины здесь — натуралы.

— Ой, — Милд подходит и берёт закуски с тарелки Mью. — Я не горячий? — ох, но мини крабовые котлетки горячие. Вкуснятина.

— Ты выглядишь на двенадцать, — говорит Пи, допивая остаток своего напитка. Милд думает над тем, чтобы отпустить комментарий о морщинах Пи, но Фасай делает свой шаг первой.

Она поправляет лацканы на его пиджаке.
— Тише. Милд, ты выглядишь великолепно, — она улыбается той улыбкой, что заставляет всех влюбиться в неё. — Ты кого-нибудь привел с собой?

Он жестом указывает позади себя. Просто двое трусишек. АА и Ран поднимают бокалы в знак приветствия. — Привел со-капитана и… пирата, — он подмигивает Фасай. Она подмигивает в ответ. Пи закатывает глаза. Ревнует?

— Пирата? — Mью выглядит растерянным. Милд не может удержаться от смеха. Его друг — самый глупый умный человек, которого он когда-либо встречал.

Он вздыхает и похлопывает Мью по руке.
— Ты знаешь, из-за его птиц. Как попугай на плече… — Милд качает головой, — Забудь об этом, забудь об этом. Он охотится за моим сокровищем, — Милд с намёком похлопал себя по ягодицам. В конце концов, где здесь ложь?

Пи хихикает.
— Это больше похоже на правду, детка. Фасай, почему ты не пришла с милым дитя? Это не тайская свадьба, если ты не приведешь незваных гостей.

Вот-вот. Милду тоже это интересно. Он был уверен, что Ай будет здесь сегодня вечером.

Она шлепает Пи по руке.
— У Ай семейное событие этим вечером. Кроме того, я бы не смогла сосредоточиться, если бы она была здесь.

И вот оно.
— Ooooооууу! — Милд грозит ей пальцем. — Вы двое ...? — он шевелит бровями. Он знал это!

Она бросает на него один из самых страшных взглядов.
— Ты и АА...?

Oх. Он убирает палец.
— Понятно. Мы в одной лодке.

— Ты имеешь в виду корабль, — поправляет Мью. Так, так, так. Кто-то пришёл без пары, но зато с чувством юмора.

— О, смотрите, он пошутил, — Пи гладит Мью по руке. — Хороший мальчик.

Резкое движение бросается в глаза, и он замечает бывшего Мью на другом конце комнаты. Конечно, он наблюдает за ними. Должно быть дерьмово, видеть, как твои старые друзья собрались вместе без тебя, даже если это было твоё же решение покинуть Мью. Он смотрит в глаза Фасай и жестами показывает, что пойдет с ним поговорить, пока они отвлекают Мью. Она кивает, и они стукаются кулаками, проходя мимо друг друга.

Милд возвращается к своим трусливым приятелям.
— Хорошо, красавчик, я познакомлю тебя с моим старым другом.

— Хорошо, — говорит АА.

Милд ухмыляется ему.
— Я разговаривал с Раном, — он хватает Рана за руку и ведет их через комнату.

***

Его друг выглядит ужасно. Мешки под глазами, впалые щеки и какая-то пустота в глазах. С тех пор, как он расстался с Мью, они мало общались. Милд обнимает его за плечи и трясет.
— Давай, давай, давай. Расскажи мне.

Его Нонг качает головой.
— Просто думаю.

— Ты собираешься сделать что-нибудь глупое?

— Я уже сделал это. В декабре, когда оставил его.

Милд морщится и прижимает его ближе.
— Мальчики, — он зовет АА и Рана. — Я собираюсь поговорить с Нонгом снаружи. Вы оба развлекайтесь, — он посылает им воздушный поцелуй. Ран, смеется и делает вид, что ловит его. АА посылает один поцелуй обратно. Милд резко поворачивается и выводит его на балкон.

— В чем дело? — он закрывает французские двери за ними.

Его младший глубоко вздыхает.
— Не могу поверить, что я такой идиот, Пи, — он допивает остаток своего шампанского. — Я просто... я скучаю по нему, — его голос стал слабым.

Ну, черт. Где было это дерьмо несколько месяцев назад, когда Мью был гребанной оболочкой человека? Он ощетинивается в раздражении. Милда до сих пор беспокоит то, как все закончилось. Он делает несколько вдохов, чтобы успокоиться. Он замечает, что его Нонг плакал.

— Как долго ты чувствуешь себя таким образом?

Он шмыгает носом и отворачивается от Милда.
— Два месяца? Я продолжаю говорить себе, что все к лучшему… — он начинает он всхлипывать. — Но… Пи, я все еще люблю его. Хотел бы я вернуть всё назад. Хотел бы я, чтобы всё было как раньше.

Милд спешит утешить его. Он потирает его спину и вытирает слезы с глаз. — Эй. Посмотри на меня. Ты принял такое решение по какой-то причине, помнишь?

— Глупые причины. Все глупые. Я даже не могу вспомнить их сейчас.

Милд помнит, когда Мью был в таком же состоянии. Уродливо рыдающим, с текущим носом, мямлющим бессмыслицу. То зрелище не было приятным, как и это. Черт, здесь будет беспорядок. Тот, который ему придется убрать, потому что где-то по пути он стал тем самым другом-мамочкой.

— Нонг… — Милд потирает его руку. — Ты планируешь что-нибудь сделать? — он смотрит на него.

Его глаза теперь выглядят дикими. Ой-ой.
— Я никогда не прощу себя, если не попробую.

Блядь. Милд закрывает глаза и вздыхает. Его разум возвращается назад к той ночи.

Мью свернулся калачиком на полу и рыдает. Он натягивает одеяло на свое тело, но дрожь продолжается. Милд протягивает ему стакан воды.
— Не могу больше, — умоляет он.

Милд впихивает стакан ему в руки.
— Ты плакал всю ночь. Твой организм обезвожен, — его друг кивает и делает глоток. — Пи, почему ты не спишь в своей постели?

— Потому что у меня нет сил принять душ.

Вот честно, Мью. Даже душевная боль не может одолеть избалованного ребёнка в нем. — Что, если я постираю твои простыни для тебя завтра, хм? Это заставит тебя чувствовать...

Мью протягивает руку к нему. Взгляд налитых кровью глаз пронзает его.
— Если он когда-нибудь скажет тебе, что хочет вернуться ко мне, скажи ему «да». Пожалуйста, Милд, — он плотнее натягивает одеяло на себя. — Даже если я буду с кем-то. Скажи ему «да».

Блядь. Ничего хорошего из этого не получится. Он отшучивается и похлопывает Мью по руке. — Эй, давай сосредоточимся на том, чтобы ты поспал.

— Обещай мне, — умоляет Мью. — Я не хочу жить без него, — он снова рыдает. Жалкие, хныкающие рыдания, которые сотрясают все его тело.

Милд потирает его спину. Такой беспорядок. Зачем вообще рисковать и влюбляться, если вот этим все вероятно и закончится? — Хорошо,— говорит он. — Обещаю.

Милд сжимает кулак. Между Мью и Галфом дела идут хорошо, но это не его решение. И если его младший действительно сожалеет и действительно хочет вернуться к Мью, должен ли он стать на пути двух людей, которые когда-то любили друг друга? Несколько месяцев назад Мью сделал бы все, чтобы вернуть его.

— Может быть… —Милд гладит его по руке. — По крайней мере, подожди, пока не закончится свадьба. Позвони ему или еще что. Дай ему время подготовиться.

— Но…

— Я знаю, — Милд шикает на него. — Ты полон решимости и чувствуешь, что должен сделать это сейчас, иначе взорвешься.

Его младший кивает, слезы текут по его щекам.
— Я видел и слышал вещи... о Мью и... о нем.

Милд почти смеется. Это тот же тон, который использует Мью, когда ссылается на своего бывшего. Он никогда не думал, что услышит, как Галфа называют он.

— Ты ждал два месяца. Еще несколько дней не навредят.

Он стучит кулаком по перилам.
— Я слишком долго ждал! Ты думаешь, я не видел воркшопы или закулисные видео? Ты думаешь, я не заметил, как он на него смотрит? — свежие слёзы собираются в его глазах и скатываются по его лицу. — Он смотрел на меня так же.

Черт.
— Завтра,— Милд умоляет. — Просто подожди до завтра.

Его младший встает и поправляет галстук. Тот, что Мью подарил ему. Такой же, что и Мью надел сегодня вечером. Черт, они случайно оделись как парочка? Что за гребанный беспорядок.

— Я попробую, — говорит он. Милд полагает, что это лучшее, что он получит от него.

— Я сдаюсь. Я собираюсь захватить как можно больше закусок до начала ужина, — Милд неловко обнимает его и проскальзывает внутрь. Это будет катастрофа.

***

Милд бросает свои ключи в чашу у двери.
— Я ненавижу свадьбы... — он снимает туфли. Боже, его ноги так болят от танцев.

— Ты любишь свадьбы, — говорит АА. Он накидывает их пиджаки на стул. — Итак, на чем мы остановились, когда ди-джей грубо перестал играть музыку?

Милд хихикает, когда две сильные руки обвиваются вокруг него.
— Как небрежно с его стороны, — дразнится он, — только потому, что свадьба закончилась.

АА кружит его вокруг и держит его за руку и за талию.
— Думаю, я впечатлил тебя на танцполе, — он улыбается, и Милд чувствует, как что-то поднимается в животе, когда старший начинает кокетничать. Что он делает всегда. Красивый дьявол.

— Музыки нет, — шепчет Милд.

АА достает свой телефон и включает песню о любви. Одну из любимых Милда. Он ведет его к центру гостиной, и они медленно танцуют в маленьком кругу. Чертова песня о любви. Чертовы бабочки в животе. И чертов АА, похожий на Джеймса Бонда в своем костюме. Ну, подвиньтесь, девочки Бонда.

— Ты был великолепен сегодня вечером, — говорит АА ему на ухо.

— Лестью ты ничего не добьешься.

— Я пришел с тобой домой, не так ли?

Он пожимает плечами.
— Лестью ты добьешься чего-то.

Его старший смеется и притягивает его ближе. Милд прижимает щеку к его груди и довольно вздыхает. На свадьбах никогда не бывает достаточно медленных танцев.

— Гм... Милд?

— Что?

— Ты…?

Милд чувствует выпуклость в штанах.
— О! Нет, это просто моя гигантская пачка.

— Что?

Он смеется и вытаскивает сложенную стопку бат.
— Моя пачка денег. Мью хочет, чтобы я встретился с его бывшим в кафе завтра. Дал мне наличные, чтобы мы купили все, что захотим.

АА кивает и пританцовывает их к столу, чтобы Милд положил деньги.
— Ты удивительный, ты знаешь это? — он опускает его и наклоняется так близко, что кажется, что они могут поцеловаться. — Ты такой хороший друг. Как ты это делаешь?

Он притягивает его обратно. Милд краснеет и снова прячет лицо на его груди. — Перестань говорить такие хорошие вещи. Я знаю, они сделают то же самое для меня.

Он смотрит на него и почти забывает, как дышать. Улыбка АА воплощение тепла и нежности — всё то, к чему Милд зарёкся приближаться. И все же он здесь с мистером Ходячий Секс, потерянный в его глазах. Они продолжают танцевать, обнимая друг за друга как любовники. Его ноги так болят, но стоит потерпеть, чтобы насладиться объятиями этих больших мускулистых рук. Грр. Как такое горячее тело может принадлежать такому милому мужчине? АА поет вместе с музыкой и, ну, это просто слишком много романтики для Милда.

Милд подталкивает его назад.
— Моя очередь, — говорит он.

АА делает шаг назад и хихикает.
— Что ты…?

— Просто продолжай идти… — он толкает его снова.

— Но я…

— Еще немного, — Милд подталкивает его немного дальше, пока тот не падает на диван. — Отлично! — он ухмыляется и седлает его колени.

АА широко раскрывает глаза, прежде чем они сужаются до опасной усмешки. Вот оно. Этот взгляд, который заставляет кровь Милда кипеть. Он проводит рукой по волосам АА, чувствуя, как тот хватает его за задницу. И когда они целуются, это как извержение вулкана. Огненно, сильно и поглощающее. Милд не считает себя страстным любовником, но что-то в этом человеке пробуждает это в нем.

Они отстраняются и смотрят друг на друга, оба задыхаются.
— Я думал, ты сказал, что не занимаешься повторениями, — дразнится АА. Сколько раз он собирается так шутить?

Милд закатывает глаза.
— Тогда тебе лучше не повторяться.

— Даже в том, что тебе нравится?

Ох, блядь. Одна только мысль об этом заставляет Милда дрожать.
— Хорошо, ты можешь повторяться, — он дарит ему небольшой поцелуй, а затем кусает нижнюю губу. — Особенно в том, что мне нравится.

Они смеются и продолжают целоваться. Боже, он так хорошо целуется. Милд никогда не может насытиться им, независимо от того, сколько раз они играют в эту игру. Он покачивается напротив его промежности, вызывая низкое рычание. АА снова сжимает его задницу, и Милд не может не думать о…
— Считаешь, ты сможешь нести меня, большой мальчик?

Его старший смеется и улыбается ему. Боже, какая красивая улыбка.
— С кем, ты думаешь, ты разговариваешь? — его руки подхватывают Милда под задницу и поднимают с дивана.

— О Боже! — Милд смотрит на землю. Он обвивает ноги вокруг его талии и практически вибрирует от восторга. — Черт, ты такой горячий.

Он несет Милда к стене, прижимает его к ней, и трётся об него. Он сойдет с ума. Прямо здесь происходит какое-то порно-дерьмо.

АА покрывает его шею поцелуями.
— Ты самое прекрасное, что я когда-либо видел, — выдыхает он. Этого достаточно, чтобы вызвать у Милда головокружение.

— Заткнись,— говорит он ему, цепляясь за ту стабильность, которая у него осталась. Поцелуи АА продолжаются, и он быстро теряет понимание реальности. — Я даже не самый привлекательный человек в актерском составе.

АА отступает и смотрит на него. Теплые и проникновенные глаза смотрят на него. — И все же я не могу отвести от тебя взгляд.

Ах, блядь. Ну вот опять, АА заставляет его чувствовать вещи. Заставляет его живот делать сальто, а сердце замирать. Заставляет Милда хотеть сказать ему те слова, которые он поклялся, что никогда никому не скажет. Вместо этого он закатывает глаза.
— Это потому, что ты слышал, что я шлюха.

Его смех нежный и глубокий. Черт, он такой сексуальный. Все, что он делает, так нежно и сексуально. — Я слышал, что ты смешной, умный и добрый. Тот факт, что тебе нравится случайный секс, не имеет к этому никакого отношения.

Ага.
— Так ты не любишь трахать меня?

И снова эта улыбка. Эта озорная, шаловливая улыбка.
— Я люблю трахать тебя, — шепчет он. О боже, он такой твердый. Они оба.

Он наклоняется вперед и облизывает губы АА.
— Тогда чего ты ждешь?

***

Милд сжимает и разжимает пальцы на ногах. Все кажется таким мягким и роскошным после секса. Простыни, подушки, прикосновение АА, когда он оборачивается вокруг него. Контраст его гладкой кожи и твердых мышц заставляет Милда закрыть глаза и простонать в последний раз.

— Ммм... — АА притягивает его ближе. — Я так понимаю, тебе понравилось?

Милд кивает, слишком счастливый, чтобы говорить. Секс всегда был таким невероятным? Он не помнит, чтобы это было невероятно. Он смотрит на своего старшего, выражение которого заставляет его хотеть таять снова и снова. — Что? — спрашивает он. — Почему ты так смотришь на меня?

Смех АА превращается во вздох.
— Тебе правда нужно спрашивать? — он целует Милда в плечо. Мурашки бегут по его позвоночнику, и он переворачивается на спину.

— Уже поздно, — говорит Милд. — Я не знаю, нужно ли тебе вставать рано.

АА качает головой. Он уже улыбается, потому что знает эту игру. Это часть их ритуала. — У меня нет планов на утро. Во сколько ты должен быть в кафе?

Милд ёрзает. Он не хочет казаться слишком доступным.
— В полдень, — говорит он. Он хочет, чтобы встреча был немного раньше. Возможно, ему стоило солгать. — А что?

АА пожимает плечами и склоняется над ним. Красивые глаза. Красивая улыбка. Красивый, красивый, красивый. Милд может смотреть на него вечно.
— Мне интересно, хочешь ли ты, чтобы я ушел к определенному времени...

Милд задерживает дыхание. Слова замирают на кончике языка АА.

— ... утром.

Милд выдыхает. Он борется с порывом в животе. Он пытается не улыбаться. Но, черт возьми, он хочет кататься по постели, сжимая подушку, потому что АА планирует провести ночь с ним. Но ритуал еще не завершен.

— Ты уверен, что хочешь остаться? — вопрос звучит так отрепетировано.

— Я уверен.

— Тебе не будет удобнее в собственной постели?

— Нет, если тебя там нет.

Черт, это что-то новенькое. Он отворачивается, чтобы не начать улыбаться. Если бы только бабочки в его животе успокоились. — Тебе не подойдёт моя одежда для сна.

Старший посмеивается и крепче обнимает Милда.
— Зачем нам нужна одежда?

Хорошо, этого достаточно. Он похлопывает АА по руке и кивает.
— Хорошо, можешь остаться, если хочешь, — его смех нервный.

АА прижимается к его шее.
— Мне нравится этот звук. Я люблю все твои звуки.

— Ну, я собираюсь начать храпеть. Ты вытрахал всю энергию из меня.

— Этот звук мне тоже нравится, — АА смеется и целует его в плечо. Боже, он такой ласковый после секса. Милд ненавидит это, но он также не может насытиться этим. — Как ты думаешь, почему я всегда остаюсь ночевать после того, как мы…

— Трахаемся?

— Я собирался сказать, занимаемся люб…

— Сексом! — Милд перебивает. — После того, как мы занимаемся сексом. Да, — он глубоко вздыхает. Это было совсем не тонко.

АА смотрит на него мягче, прежде чем поцеловать в щеку.
— Да, после того, как мы занимаемся сексом, — он посмеивается и целует его в лоб для разнообразия. — Я понимаю намеки, — он улыбается и перекатывается на бок подальше от Милда.

Ну, черт. Какой смысл иметь высокого, смуглого красавчика в своей постели, если он не использует эти крепкие руки в качестве одеяла? Он вздыхает и приподнимается на локте.
— Вернись, Пи.

АА никогда не нужно долго уговаривать. Он переворачивается и улыбается, что, конечно, вызывает у Милда улыбку, и довольно скоро они смеются, обнимаются и ой, они снова целуются.

Ты мне нравишься, думает Милд, когда стонет в его губы. Ты мне нравишься больше, чем кто-либо, с кем я когда-либо спал. Это опасная мысль, которая потрясает его до глубины души, но, в то же время наполняет его волнением.

***

Милд помнит эту кофейню. Они приходили сюда однажды на двойное свидание. Катастрофа. Он видит своего Нонга за тем же столиком, что и в прошлый раз. Ах, наверное, это их стол. Черт, какой гребанный беспорядок.

Глаза его друга закрываются, когда Милд садится, и когда понимает, что присутствие Милда означает, что Мью не придет. Слезы уже начинают блестеть в его глазах. Нет, нет, нет. Он кладет пачку купюр на стол.

— Все, что захочешь, — объявляет он. — Я угощаю.

Его Нонг фыркает и отворачивается.
— Ты имеешь в виду Мью. Я знаю его стиль. Он думает, что может просто откупиться от проблемы? — он возвращает деньги Милду. — Ну, я не долг, я человек. Я был гребанной любовью всей его жизни. Он думает, что пара чашек кофе и кексы сотрут то, что у нас было?

Милд тонет в своем кресле. Может быть, ему не стоило начинать с денег. — Он не имел в виду ничего дурного. Он просто не...

— Он просто не любит меня.

Ах, черт. Милд смотрит на стол, потому что не выносит взгляда друга. Он видел этот взгляд раньше — у Мью.
— Что ты делал до этого?

— Что?

— Ты сказал, что начал скучать по нему два месяца назад. Что ты делал между разрывом и до того момента?

Он слегка съёживается. Язык его тела показывает... вину? Трудно сказать. Что могло заставить его бросить Мью и внезапно передумать через несколько месяцев? Если только... о боже.
— Был кто-то еще, не так ли?

Его Нонг вздрагивает.
— Не совсем.

Его рука теперь сжимается в кулак под столом.
— Что ты имеешь в виду не совсем?

— Я не изменял ему, если ты об этом думаешь, — он кивает на напряженную руку Милда. — Я не бросил его ради кого-то. Но я действительно хотел встречаться с новыми людьми. Так что… я встречался с несколькими парнями.

Милд закатывает глаза.
— И тогда ты понял, как отлично тебе жилось? Когда никто из них не относился к тебе так же хорошо, как Мью?

— Я боялся обязательств, хорошо? — он умоляет его своими глазами. Большие круглые глаза, которые, к счастью, не работают с Милдом. С кем, по его мнению, он имеет здесь дело, с Мью?

Он грозит ему пальцем.
— О, дорогой… ты боялся бросить свою социальную жизнь, поэтому думал, что пойдешь и трахнешь нескольких парней, а затем вернешься к Мью, когда будешь готов к статусу «занятого парня»? — он наклоняется через стол и усмехается. — Я что-то упускаю?

Его Нонг дрожит. Милд не может сказать, из-за страха или от злости. Нечасто ему приходилось показывать эту свою сторону.
— Ты сейчас на его стороне, Пи? Я не мог ничего с этим поделать, потому что мне было страшно. Ты, из всех людей, не должен судить меня из-за страха обязательств, — он сужает глаза и скрещивает руки. — Когда ты в последний раз был в отношениях?

Милду смешно.
— В этом вся суть, не так ли? Я не вступаю в отношения, так что не разбиваю сердца людей, как ты сделал с Мью? — он поднимает руку. — Нет, не спорь. Ты можешь играть в жертву, если хочешь, дорогой, но, в конце концов, именно ты облажался. Вот, я сказал это. Боже, как хорошо, — Милд делает глубокий вдох и выпускает его.

— Хорошо. Я облажался.

Милд качает головой.
— Я пытался придерживаться нейтралитета так долго. Но почему... почему ты просто не поговорил с ним?

Слезы текут по его щекам.
— Какую часть страха ты не понимаешь, Пи?

— Ту часть, где твоя трусость значит больше, чем другой человек, — Милд раздраженно откидывается на спинку стула. — Все говорят, что ты разбил его сердце, но всё намного хуже, Нонг.

— А?

— Ты уничтожил его, — Милд закрывает глаза, потому что теперь он тоже начинает плакать. — Беспорядок, который ты оставил, даже не напоминал Мью. Всё, чем он являлся… исчезло.

— Ч… что ты имеешь в виду, Пи?

— Он перестал есть, перестал петь и напевать, часами молчал, а иногда спал на полу потому, что слишком устал, чтобы принимать душ, — теперь он смотрит на него. — Он чуть не пропустил прослушивание на TharnType, потому что был настолько не в себе, и ты знаешь, как серьезно он относится к работе.

— Я рад, что он все еще такой же.

Милд смеется.
— Я надеюсь, что это правда. Потому что, по крайней мере, тогда ты все еще хочешь лучшего для него. Я действительно надеюсь, что это правда, Нонг.

— Это правда! — он вытирает слезы. — Даже если это означает, что он нашел кого-то нового. Ты знаешь, я хочу, чтобы он был счастлив.

— Да, хорошо... — Милд хочет сказать больше. Он хочет высказать своему Нонгу все жестокие вещи, которые он хранит в своей голове все это время, но на самом деле, какой в этом смысл? Больше душевной боли? Больше слез? Это не его стиль. Он встает и похлопывает Нонга по голове. — Что ты хочешь выпить?

Милд стоит в очереди, пытаясь заблокировать его слова. Когда ты в последний раз был в отношениях? Он помнит, себя в том же возрасте, помнит, как боялся отдать свою жизнь кому-то. Боялся, что проведет остаток своей жизни, принадлежа кому-то, а не себе. Кроме того, что отношения когда-либо делали для людей? Он почти позволил Мью убедить себя, что оно того стоило, вплоть до расставания.

Его телефон вибрирует. Сообщение от АА.

Пират:

Уже скучаю по тебе. Поужинаем завтра вечером?

Милд смотрит на своего Нонга. Он был другим человеком в его возрасте. Если бы он был на его месте, он бы сначала поговорил с Мью, прежде чем что-то сломать? Или тоже убежал бы?

Милд:

Занят.