Actions

Work Header

Научился

Work Text:

Старая гильдейская мудрость гласит: болеющие великие боги — существа еще более капризные, жадные, упрямые и требовательные, чем обычно.

Ну ладно, не такая уж старая и не очень специально «гильдейская»… В общем, Боюань придумал ее сам на личном опыте года полтора назад. Но жизнь с каждым разом подтверждала эту мудрость все более наглядно.

Вот и теперь подтвердила, когда Е Сю умудрился подхватить обычную осеннюю простуду. Не грипп, хвала всем остальным богам «Славы» и Альянсу заодно, а простую температуру с общей слабостью, головной болью и насморком. Когда Е Сю позвонил Боюаню на работу и, грустно шмыгая носом, буквально шантажом убедил взять отгул и прилететь к нему в Пекин, Боюань чуть не разорвался между двумя полярными эмоциями — беспокойством и раздражением. Впрочем, их (и обязательно в тандеме) он испытывал при общении с Е Сю так часто, что уже давно привык.

В итоге, к тому моменту, когда Боюань наконец долетел поздно вечером в Пекин с пересадкой через Нинбо, потому что билетов на прямые рейсы уже не было, Е Сю встретил его красными глазами, горой использованных бумажных салфеток и сворованным у «Синего ручья» диким боссом.

А на следующий день Е Сю радостно объявил, что чувствует себя почти хорошо благодаря «нежной заботе любимой няньки всего Счастья», за что чуть не остался без завтрака (вернее, завтрак в постель чуть не превратился в завтрак на голову), и снова уселся за компьютер, делать видеоролики для сборной.

Боюань привычно вздыхал и терпел, тем более что пока непосредственно в «Славу» Е Сю не лез — можно было оставить его без присмотра и отвлечься на гильдейские дела.

Но к вечеру насморк сменился болью в горле, глаза у Е Сю покраснели еще больше, а программка для обработки видео буквально давилась от запихнутых в нее файлов. Боюань проверил данные всех шпионов, карауливших Мага Северного моста Мордака, попросил Привязанную лодку подстраховать, отодвинул стул и решительно подошел к Е Сю со спины.

Тот, услышав его шаги, тут же перестал щелкать мышкой, откинулся затылком ему на живот и прикрыл глаза. Волосы у него на лбу слиплись от пота, Боюань осторожно сдвинул их ладонью и недовольно цокнул языком:

— У тебя снова жар! И наверняка от переутомления. Спать! Срочно!

Е Сю потерся лбом о его ладонь, словно прося погладить, и, когда Боюань подчинился, довольно вздохнул. После чего, как ни удивительно, спорить не стал, а послушно поднялся с места и побрел в спальню, где упал в кровать прямо в домашней одежде, не раздеваясь.

Боюань сначала завернул на кухню, где собрал на поднос чашку с водой, лекарства и другие необходимые мелочи.

Пока он возился, Е Сю успел нашарить на прикроватном столике сигареты и теперь, перевернувшись на спину, задумчиво курил в потолок с таким сосредоточенным видом, словно пытался выписать дымом какие-то сакральные узоры, а они все не получались. Боюань аккуратно пристроил на столике чашку и блистеры таблеток, придвинул поближе пачку бумажных салфеток и пепельницу — пора бы ее вытряхнуть, но ладно, утром. Достал из сумки пакет мятно-лимонных леденцов от боли в горле. Укрыл Е Сю до плеч одеялом, свернул и положил в ногах шерстяной плед, на всякий случай, если ночью станет холодней. Огляделся по сторонам и уточнил:

— Тебе еще что-нибудь принести?

Вроде все… Но, может, потребуется что-то еще?

Е Сю выдохнул очередную струйку дыма и сокрушенно покачал головой с таким видом, будто был глубоко разочарован:

— Ну что ж ты так, малыш Поток. Забыл самое главное!

Боюань озадаченно моргнул и еще раз внимательно посмотрел на антипростудный арсенал на столике:

— Что?

Е Сю протянул к нему руку, и Боюань инстинктивно вложил свою ладонь в его, даже не задумавшись, потому что слишком привык доверять.

В следующее мгновение мир опрокинулся, потолок перевернулся, и Боюань от неожиданности не сразу понял, что упал на кровать. А Е Сю, воспользовавшись его секундной растерянностью, времени даром не терял и ловко укутал его в одеяло, крепко прижав к своему боку. И все это — одной рукой, не выпустив сигарету и умудрившись даже не насыпать пепла в постель!

— Хмммм, — триумфально протянул Е Сю и мазнул сухими губами по виску Боюаня. — Вот теперь у меня есть все, что мне нужно.

Боюань привычно покраснел, вздохнул и попытался высвободиться — без особого энтузиазма, впрочем:

— Пусти. Мне работать надо.

Под одеялом было тепло и мягко. Обычно ужасавший ледяными ступнями и ладонями Е Сю сейчас казался горячим, как печка, и по-домашнему уютно пах чистым потом, сигаретным дымом и кокосовым шампунем, который Боюань подарил ему в прошлый приезд.

— Возьми выходной, — не растерялся Е Сю.

— Дикие боссы выходных не берут, — фыркнул Боюань.

Е Сю задумчиво погладил его ладонью по затылку и предложил:

— Еще один отгул?

— Отгулы кончились, — парировал Боюань почти мстительно.

Вообще на самом деле нет, Ичунь обещал еще парочку, но на них у Боюаня уже были большие планы, и так связанные с Е Сю.

А тот, не желая сдаваться, снова затянулся, прищурился и пафосно объявил:

— Ты выполняешь важнейший долг перед государством — заботишься о благосостоянии значительной министерской персоны, то есть меня. Так и скажи Вэньчжоу, он поймет.

Боюань приподнялся на локте и выразительно вскинул одну бровь — специально тренировался перед зеркалом, чтобы получалось максимально выразительно:

— И в следующий раз капитан Юй пришлет заботиться о тебе Хуан Шао.

Е Сю чуть не поперхнулся сигаретой и посмотрел на Боюаня, как на самого настоящего шпиона-предателя, огромными красными глазами, которые опять несчастно слезились.

Ну вот что за бестолковый бог такой.

Прямо-таки не бог, а обычный, самый настоящий человек. Ужасно родной и попросту невыносимый.

Горло вдруг перехватило от нежности, и, чтобы это скрыть, Боюань кашлянул — а потом нырнул с головой под одеяло и пополз вниз, обхватив ладонями Е Сю за талию.

Иногда отвлечение — лучшая тактика. Особенно с этим конкретным мастером тактики — тем более что у него Боюань этому и научился.

Е Сю от неожиданности дернулся и едва не врезал Боюаню коленом в живот.

— Прям так сразу? Быстро, решительно? Я не готов! — раздался его изумленный голос.

Но, противореча этим словам, член под пальцами Боюаня заинтересованно дернулся сквозь два слоя одежды.

Боюань негромко прыснул и пообещал:

— Ничего, это дело недолгое. Обещаю, что не заберу много времени от твоего будущего сна.

Под одеялом было темно и жарко, а еще запах Е Сю тут казался гораздо сильнее. Более насыщенный, живой и настоящий.

Голос Е Сю прозвучал задумчиво и почти скорбно:

— Самоуверенность тебе к лицу. Но в таком случае мой будущий сон будет исключительно про тебя.

Чувствуя, как еще ярче запылали щеки, Боюань приказал себе не смущаться, а сосредоточиться на своей важной и ответственной миссии: гарантированно уложить Е Сю спать, глубоко и спокойно. Чтоб не вскочил опять посреди ночи за работу. А оргазм его обычно умиротворял.

Боюань стянул с задницы Е Сю домашние штаны — тот помог и немного приподнялся, — потом сдвинул резинку трусов и высвободил еще мягкий член, обхватил пальцами и несильно сжал. Другой ладонью собрал в горсть мошонку и мягко помассировал.

Е Сю глубоко вздохнул и попытался развести ноги шире.

В коричневом душном полумраке пододеялья все ощущалось ярче и острее — каждое движение, каждое прикосновение. Боюань устроился поудобней, наклонился и лизнул едва показавшуюся головку. Обхватил губами, пососал, довольно отметив, как член в руках начал наливаться привычной тяжестью, а по ногам Е Сю прошла крупная дрожь.

Ему и правда потребовалось не так уж много времени — Е Сю, как всегда, с готовностью реагировал на все, что делал Боюань, даже запустил одну руку под одеяло и вплел в волосы на затылке, поощряя и направляя. Боюань проследил языком выступающие венки, потом постарался заглотить поглубже и сосредоточился, чтобы сделать все как следует. Горячий и твердый член медленно скользил по языку, упираясь в горло, знакомый вкус заполнил рот, вышибая из головы все посторонние мысли.

Собственное возбуждение, жаркое и протяжное, неторопливое, мягко накатывало волнами. Не ради разрядки, а ради самого процесса — Боюань ужасно любил такое состояние, пребывание на грани. Но вскоре ему пришлось удвоить усилия, чтобы успеть довести Е Сю до пика до того, как свои нужды начнут по-настоящему отвлекать.

Е Сю — видимо, от общей усталости и жара — кончил быстро и тихо, предупреждающе стиснув пальцы в волосах Боюаня, почти до боли. Но отстраняться тот не стал, втянул щеки и засосал сильнее, так что жаркая струя спермы ударила прямо в горло — Боюань немного поперхнулся и не смог все проглотить. Пригодились салфетки, которые остались в заднем кармане джинсов.

Немного отдышавшись — знакомые ловкие пальцы ласково массировали затылок, — он аккуратно заправил обмякший член Е Сю обратно в трусы и штаны, немного подумал, наклонился и звонко чмокнул в пупок. После чего наконец вынырнул из-под одеяла, заморгав от яркого света. Свежий воздух хлынул в легкие, почти опьяняя.

Глаза у Е Сю по-прежнему были красные, но уже совсем не несчастные, а еще очень сонные. К счастью, сигарету он успел затушить в пепельнице, так что пожара не случилось. А то было бы несколько обидно, тем более после полуночи.

Е Сю требовательно потянул его ближе к себе, мазнул губами в уголок рта — кажется, хотел поцеловать нормально, но промазал, — и уточнил:

— Это был коварный план?

— Конечно, — серьезно кивнул Боюань, опираясь ему на грудь ладонью и чувствуя под ней быстрый бой сердца, который постепенно успокаивался. — Теперь ты тут лежишь отдыхаешь и не покушаешься на наших диких боссов.

Е Сю выразительно вздохнул с таким видом, словно на его глазах рушились устои Первого сервера:

— Малыш Поток, ты пользуешься личными отношениями в служебных целях!

Боюань слегка растерялся между всеми возможными вариантами ответа, но все же выбрал:

— Учусь у лучших.

После чего решительно выкарабкался из-под одеяла полностью, тщательно закутал в него Е Сю, пока тот еще чего-нибудь не придумал, и поднялся на ноги. Удержать равновесие оказалось не так уж просто, но он справился.

— Подожди, а ты? — попытался поймать его за рукав Е Сю.

Боюань перехватил эту блудную руку и тоже спрятал под одеяло:

— Потерплю, работа не ждет. Зато мне будет должен сам бог Е.

Ширинка джинсов неприятно давила на член, возбуждение все еще жаром гуляло по телу, но ничего, ждущий в игре неизбежный бедлам его быстро отвлечет и взбодрит.

Глаза Е Сю медленно закрывались, словно сами собой. Чтобы ускорить процесс, Боюань наклонился и поцеловал сначала правое веко, потом левое.

Е Сю с готовностью подставил ему лицо, довольно вздохнул и перевернулся на бок, пробормотав:

— Ну ладно, жди расплаты завтра утром.

Прозвучало даже почти угрожающе.

Боюань уже ждал с нетерпением.