Actions

Work Header

Behind Every Great Man...

Chapter Text

Фасай поправляет бюстгальтер без бретелек. Ей просто необходимо было надеть платье с открытыми плечами, не так ли? Все эти усилия, а Ай даже не увидит ее в этом. По крайней мере, у Мью самая горячая свита. Они с Пи никогда не разочаровывают. Они приходят на место приёма с высоко поднятыми головами, расправленными плечами и в убойной одежде.

— На два часа, — шепчет Пи. Он кивает головой в сторону бывшего Мью.

Она кивает и направляет Мью в противоположную сторону.
— Я только что увидела официанта, несущего поднос с гигантскими креветками. Не хочешь ли ты, дорогой, принести мне три?

Он приподнимает бровь.
— Три?

— Ты прав, о чем я думаю? — она хихикает. — Принеси четыре. Хороший мальчик, — она подталкивает его и машет на прощание.

Пи наклоняется к ней через плечо.
— Можно мне одну из этих креветок?

— Креветок нет.

— О, ты злая ведьма!

Она пожимает плечами и хватает с подноса бокал шампанского.
— Это должно занять его на какое-то время.

***

Кажется, что комната танцует. Нет, подождите. Она танцует. Но комната, кажется, танцует с ней. Дело не в том, что она пьяна. Она просто не не-пьяна.

Она держится за руку Мью для поддержки, пока они вальсируют.
— А потом она сказала, получи это, она сказала,… она сказала, ты не поверишь, что она сказала, Нью-Нью! — Фасай качает головой. — Она сказала... черт, я забыла...

Мью смеется и кружит ее.
— Ты права - я не могу в это поверить, — черт возьми.

Она гладит его по щеке рукой.
— Как ты, мое прекрасное бедствие? Хочешь еще вина? — потому что Фасай определенно хочет еще вина.

— Я думаю, что нам обоим достаточно.

Ложь. Она не пьяна. Она немного покачивается, и Мью смотрит на нее. Что? Она не пьяна, хорошо?

Она щипает его лицо.
— Поднимись на мой уровень, Суппасит, — она отпускает его и хихикает. — Я только что сказала это? Кто это был? — Может, она и пьяна.

Мью гладит ее по талии, где обнимает.
— Как насчет того, чтобы съесть еще торта?

Фасай кивает.
— Я люблю торт.

—Кхм.

Они поворачиваются и видят его. То есть, его. Он стоит, протянув руку, с выжидательным взглядом.
— Могу я вас прервать?

Ради бога. Кем он себя возомнил?

Выражение лица Фасай мгновенно становится жестким.
— Никаких возвратов, — рычит она. Фасай останавливает себя и смотрит на Мью. — Кто это сказал? Я? Я пьяна?

Она вероятно пьяна.

Мью кивает ей.
— Все в порядке, Фасай, — что, черт возьми, он имеет в виду под этим все в порядке?

Она выворачивается из его рук.
— Нет, это не так, — Фасай указывает на него пальцем. — Никаких прерываний, ты уже достаточно порвал, — или прервал. Не важно.

Он поднимает руки.
— Я просто хочу поговорить.

— У тебя были месяцы, чтобы сделать это, — огрызается она. — Ты не хотел говорить, когда Мью потерял 7 кг? Или когда он не мог спать?

Мью касается ее плеча.
— Фасай… — ух, этот его умиротворяющий тон, когда она ведет себя слишком агрессивно. — Сегодня день Тайгра, помнишь? — боже, она ненавидит, когда он использует логику.

Она отстраняется от прикосновения Мью и смотрит на него.
— Ты был прав, знаешь. Ты мне никогда не нравился. Давай, Мью. — Фасай тянет его за руку.

Мью следует за ней, но она чувствует, что что-то тянет. Она оглядывается и видит, как его бывший тянет Мью за другую руку.

— Пять минут, — умоляет он. Блядь, он смотрит на Мью грустными щенячьими глазами. — И я не побеспокою тебя снова после этого.

Мью сжимает пальцы Фасай.
— Всего пять минут, — говорит он ей. — Ты можешь наблюдать за нами от стола и следить за временем, — черт возьми, она так и сделает. Она, блин, не может поверить, что это происходит.

Фасай рычит и толкает его в грудь.
— Если ты снова сделаешь ему больно, не думай, что я не ударю тебя только потому, что ты маленький мальчик, — она достает телефон, когда возвращается к столу. — Пи'Пи! Помоги, Пи. Этот маленький... он только что появился! Этот маленький гребаный хам, он... ну, он... смотри! — она указывает на Мью и эту чертову змею, танцующих вместе.

— Ты оставила их?

Она поднимает руки вверх.
— Он просто… и он такой, могу ли я вас прервать? Кто он такой, Джеймс Бонд? К черту этого ребенка. К черту его! — она стонет и пытается запустить таймер на своем телефоне. Почему цифры такие размытые? — Он просто... а потом Мью сказал пять минут - и это на моем телефоне, но он сказал... он сказал, что все в порядке. Он сказал, что все в порядке. Пи, пооооомоги мне, дорогой, думаю, я пьяна, — она опускается на стул и начинает всхлипывать.

Пи обнимает ее за руку.
— Маленькая бок-чой, все в порядке, детка. Смотри, они в порядке. Он отлично выглядит. И, может быть… эй! Иди к нам, маленький ловелас, — он манит Милда пальцем.

Милд шаркает к ним и кладет свою руку на руку Фасай.
— Что случилось?

— Этот маленький… к черту его, — она вытирает слезы на глазах. —Я сказала, что защищу его сегодня вечером, а он, блять, танцует с ним. Пи, я потерпела неудачу, дорогой. Мне очень жаль…

Он гладит ее по голове, приглаживая волосы.
— Ты отлично справилась, зеленая фасолинка. Думаю, им нужно поговорить. Закончить все.

Милд качает головой.
— Он не хочет окончания.

— Что, черт возьми? — огрызается она.

— Он хочет снова быть вместе с Мью.

Пи встает на цыпочки, чтобы смотреть сквозь толпу.
— Черт… вот, я вижу его. Мью возвращается. Кто-то перегородил ему дорогу.

Фасай рычит и направляется к танцполу. Она лезет в море пьяных тел и вытаскивает его. Мью выглядит потрясенным и сбитым с толку. Разве она не говорила Милду? Разве она, блядь, не говорила ему, что этот ублюдок ещё доставит неприятности? Почему ее никто не слушает?

***

Закуски из морских водорослей, крекеры с креветками, кокосовые рулеты и чай Oishi. Фасай отдает деньги кассиру. Черт, её так и тянет на всякую гадость сегодня.

— У тебя вкус десятилетнего ребенка, — говорит Милд. Он расплачивается за протеиновый батончик и бутылку воды.

— Неважно, — говорит она, глотая водоросли.

Они сидят на тенистой скамейке посреди ближайшего парка. Слава богу дует ветерок, иначе она бы прокляла его за то, что он выбрал это место. Хотя она вполне может привыкнуть к природе, если когда-нибудь захочет присоединиться к Ай в ее походах, пикниках или поездках на пляж. Ай в бикини определенно стоит пребывания на солнце.

— Итак, как прошло кофейное свидание с ним?

Милд вздыхает. Он сейчас выглядит таким постаревшим.
— Я огрызнулся на него. Немного слетел с катушек, — он смотрит на ветки деревьев над ними. —Я хотел сказать гораздо больше. Я стараюсь быть хорошим другом, Фасай. Но в тот день я просто…

— Ты знаешь, в чем твоя проблема?

— Несварение желудка?

— Твоя жизнь вращается вокруг твоих друзей.

— Какой ужас! — он наигранно прикладывает ладони к щекам.

Фасай обнимает его за плечи и трясет.
— Ты должен быть центром своей собственной вселенной, черт возьми! Не беспокойся так сильно о том, чтобы доставить нам удовольствие и заботиться о нас, у нас уже есть матери, — она останавливается, глядя с открытым ртом на Милда. Фасай на мгновение забыла, что сирота.

Милд хватает ее за руку и сжимает.
— У тебя все еще есть семья, Пи. Мы всегда будем рядом с тобой.

Она улыбается и качает головой.
— Не заставляй меня плакать, ублюдок. И не меняй тему.

— Хорошо… ну, это еще не все.

— Ну конечно, — Фасай открывает пакет с креветочными чипсами. — Я говорила тебе, что он создаст проблемы.

— Он написал мне сегодня утром, прося помощи, прежде чем сделает что-нибудь глупое.

Фасай издает низкий стон. Что-то тошнотворное и извращенное шевелится внизу её живота.
— Я так и аппетит могу потерять, — ее мозг пропускает миллион мыслей одновременно. — Что ты планируешь делать?

Он вздыхает и пожимает плечами.
— Попытаюсь успокоить его?

Так в стиле Милда. Как будто он этого не пробовал. Дважды. Он слишком хорош, чтобы справиться с такой ситуацией. У нее болит в груди при мысли о том, что ей теперь делать.
— Зачитай мне сообщение.

Милд достает телефон и читает его.
— Что это вообще значит? Прежде чем я сделаю что-нибудь глупое. Он собирается появиться в квартире Мью или что-то в этом роде? — он откладывает телефон, чтобы попить воды.

Фасай протягивает ему свой пустой пакет из-под водорослей.
— Милд-Милд, мне нужно идти. Будь лапочкой и выбрось это для меня? — она смотрит, как тот идет к мусорному ведру, и забирает его телефон со скамейки. Фасай обнимает его и целует в щеку. — Ты хороший друг. Слишком хороший.

— Ага-ага.

***

— Хорошо, хорошо… подожди, хорошо? — Милд ложится на плечо Фасай. — Если я умру, ты удалишь историю поиска на моем телефоне? — его слова медленные и невнятные.

Она делает еще глоток виски. Они уже пьяны?
— Ты доверишь... ты доверишь мне это сделать?

— Пф… да. Ты думаешь, я доверю Пи, этой королеве сплетен, эту информацию? И ты думаешь, Мью не забудет сделать это? — он наливает себе еще один стакан и отпивает. — К тому же ты юрист. Ты ответственная.

— Ух, к черту! — она машет рукой, расплескивая алкоголь. — Мне больше нравилось, когда я была психом группы, — сколько времени прошло с тех пор, как она устраивала сцену или запугивала какого-то бедного ублюдка?

Хихиканье Милда высокое и мелодичное.
— Ты была такой сумасшедшей! Такой…такой маньячкой! Что случилось?

— Моя семья умерла, — говорит она, горько смеясь. — Они просто пфф! Ушли. Вот так. И я сказала сама себе: «Фасай, ты сумасшедшая сука, ты должна повзрослеть сейчас… »

— Фу.

— Я знаю, ладно? — она смеется по-настоящему. — Помнишь, помнишь, когда я попробовала терапию и узнала, что на самом деле сумасшедшая? — ее плечи дрожат от смеха.

— О, верно! — Милд хлопает ее по ноге. — Верно, верно! Не могу поверить, что ты забыла, что северный полярник!

Они завизжали и разразились смехом.
— Биполярная! — она поправляет его. — Я биполярная... и бисексуальна, и билингв!

Милд вытирает слезы с глаз.
— Блядь, мы так пьяны. Могу я остаться здесь на ночь? Я не могу позволить маме увидеть меня таким.

— Когда ты собираешься найти новое кондо?

— Когда я получу свой депозит из старого, — он хихикнул и сделал еще один глоток.

— Хорошо, оставайся здесь. Не то чтобы моя мама увидит нас пьяными. Она, вероятно, перевоплотилась и стала младенцем где-то в этом мире. Моя мама сейчас моложе меня. Черт, я достаточно взрослая, чтобы быть матерью своей матери!

Они падают друг на друга, и их смех возобновляется.
— Ты сирота, как Гарри Поттер! — он закричал.

Фасай встает с дивана и поднимает стакан.
— Я волшебница, сучки!

— Я тоже, я тоже! — он встает, но покачнувшись, снова падает. — Я хочу быть волшебником, и Мью тоже.

— К черту эту какашку, — плюнула она, делая большой глоток виски. — Вероятно, он сейчас занимается сексом со своим парнем, — боже, она ненавидит этого ребенка.

Милд смеется так сильно, что чуть не роняет свой стакан.
— Боже мой. Трахает моего малыша Нонга! Его бедная задница! — он хихикает и хватается за живот. — Я их ненавижу, они отвратительны.

Фасай падает на диван и чокается с ним.
— За разрушенную задницу малыша Нонга! — они поднимают бокалы и делают глоток.

— За большой член Мью! — они снова чокаются.

Фасай наливает им еще виски.
— За то, чтобы стать волшебниками! — еще один глоток.

Милд вздыхает и гладит ее по руке.
— Фасай. Ух ты, твоя кожа такая нежная. Хорошо, но Фасай… — он прислоняется к ней головой. — Ты удалишь мою историю поиска, когда я умру?

— Хорошо, хорошо.

— А фото члена?

— И фото члена.

— Ты, блядь, лучшая, — он стучит по экрану и хватает ее за палец. — Вот, дай мне получить твои биомедицины… биомедицины… биобиомедицины… отпечатки пальцев, — он сканирует ее палец, чтобы дать разрешение разблокировать его телефон.

Фасай смотрит на телефон на своем столе. Она не гордится собой. Она не хочет снова быть тем человеком после того, как так преуспела. Что подумает о ней Ай, если узнает? Но она напоминает себе, что это для Мью. Она не хочет снова быть тем человеком, но кому-то нужно это сделать, и это уж точно не будет Милд.

Она закрывает глаза и разблокирует телефон. Сообщение от него до сих пор висит. Такой плаксивый. Такой жалкий. Точно такой же, каким она и запомнила хныкающего негодника. Она печатает сообщение и отправляет его.

Милд:
Давай поговорим. Ты свободен сегодня днем?

Малыш Нонг:
Да, в 2. Значит ли это, что ты поможешь, Пи?

Милд:
Я сделаю все возможное. Встретимся в кофейне.

Малыш Нонг:
Спасибо, кхраб!

Она вздыхает и откидывается на спинку стула. Это будет некрасиво.

***

Фасай замечает этого маленького засранца за задним столиком. Их столиком, если она правильно помнит. Он напрягается, как только видит ее, его лицо теряет все краски. Приятно осознавать, что он ее не забыл.

— Где Пи'Милд? — он спрашивает. Его глаза безумны, когда она садится. Страх ему к лицу.

Она улыбается и откидывается на спинку стула.
— Никто не придет спасти тебя, милый, — он встает, чтобы уйти, но Фасай хватает его телефон через стол. — Угу. Ты никуда не пойдешь. Сядь.

Он делает, как ему сказали.
— Что ты хочешь, Пи?

— Вот это уже другой разговор, — она кладет телефон перед собой. — Ты создал проблемы, Нонг. А я не люблю проблемы.

Его глаза сужаются.
— Это не твое…

— Дело? — она перебивает его и смеется. — О, я думаю, это мое дело. Ты сделал это моим делом, когда оставил беспорядок, который мы с Милдом подчистили. Ты понятия не имеешь, что сделал с Мью.

Он вздрагивает при звуке его имени.
— Я пытаюсь все исправить, — протестует он.

Фасай цыкает на него.
— Видишь ли, время для этого было бы через неделю или две после того, как ты его бросил. Но не через несколько месяцев после того, как он нашел кого-то нового, — она ухмыляется ему своей акульей улыбкой, — кого-то лучше.

В его глазах появляется вспышка боли, но он быстро ее скрывает.
— Я знаю, что он все еще любит меня, — в его голосе нет уверенности.

Она смотрит на него секунду, а затем смеется.
— О, милый… нет, — она качает головой и надувается. — Нет, он давно тебя не любит.

— Он сказал, что будет любить меня вечно, — его голос сейчас дрожит.

Это слишком просто. Видя, как он ломается, она чувствует себя виноватой. Фасай стряхивает это чувство и укрепляет свою решимость. Это для Мью.
— Да, я уверена, что ты сказал что-то похожее и ему, но мы все знаем, чем это закончилось, — она делает глубокий вдох. — Просто сдайся, ладно? У тебя был шанс, а теперь перестань лажать ради всех остальных.

Его глаза розовые и водянистые.
— О чем ты говоришь? — отлично, теперь он вот-вот заплачет. Не такого она ожидала.

— Мью двинулся дальше. Ему не нужно, чтобы ты снова появлялся и все усложнял. И хватит втягивать Милда в этот беспорядок, — Фасай указывает на него и смотрит. — Есть мужчина, который боготворит Милда, но он слишком боится рискнуть, потому что его последнее упоминание о счастливых отношениях было вашим.

Он качает головой.
— Я не знал… я не хотел.

— Ух, заткнись, — она поднимает руку, чтобы заставить его замолчать. —Я знаю, что ты не хотел этого. Ты слишком глуп, чтобы сделать это нарочно. Просто знай, что твой эгоизм влияет не только на тебя и Мью.

По его щекам текут слезы, и он поспешно вытирает их. Фасай вручает ему подставку с салфетками.
— Спасибо, Пи, — он всхлипывает и вытирает глаза. — Я просто надеялся, что еще не слишком поздно. Я просто… — и он снова плачет.

Ну блядь. В наши дни становится слишком легко заставить маленьких мальчиков плакать. Она подает знак официанту принести еще воды.
— Плохая новость в том, что ты облажался и упустил лучшего человека, с которым любой из нас когда-либо встречался, — она улыбается, когда официант подает ей стакан с водой. Он хватает стакан, и часть воды проливается ему на руку. — Хорошая новость в том, что ты никогда не ценил, каким он был заботливым, поэтому ты, вероятно, будешь так же счастлив со следующим дураком, который влюбится в тебя.

Он пьет воду и смотрит на нее.
— Нет нужды быть такой грубой, Пи.

— Я провела последние восемь месяцев, убирая твой беспорядок, маленький кусок дерьма, — ее рука сжимает его телефон. — Теперь ты собираешься написать Милду и сказать ему, что все обдумал и перестанешь гнаться за Мью. Скажи ему, что собираешься сосредоточиться на том, чтобы стать лучше, и, если ты и Мью действительно предназначены друг для друга, судьба вернет его к тебе. Ты меня понял?

Он смотрит на нее взглядом, мечущим кинжалы.
— А что, если я этого не сделаю?

Она усмехается в ответ. О, так у него еще есть силы перечить.
— Я скажу Мью, что ты ему изменил, — ее кожу покалывает при виде его расширившихся глаз. — Я скажу ему, что только что узнала, что у тебя был роман, когда вы двое были вместе.

— Но я никогда не…

— Никогда не изменял ему? О, я знаю, — она вздыхает и откидывается назад. — Но как ты думаешь, кому он поверит, малыш Нонг?

Огонь загорается в его глазах.
— Ты бы солгала Мью?

Фасай смеется и качает головой.
— Ты не понимаешь, правда? Мью – моя единственная семья в этом мире. Думаешь, я не побоюсь солгать, чтобы защитить его от тебя?

— Ты сумасшедшая, — шепчет он.

— О, милый, я психопатка, — она наклоняется вперед и улыбается. — Итак, мы пришли к понимаю?

Его лицо красное и в пятнах. Фасай видит, как в его голове крутятся шестеренки, и он решает, что делать.
— Хорошо, — говорит он.

— Превосходно, — она пододвигает его телефон. — Я подожду, пока ты напишешь Милду.

— Что, сейчас?

Она оглядывает кофейню.
— Ой, извини. Тебе есть чем заняться? Может быть, еще одни отношения, которые нужно разрушить?

Он выхватывает у нее телефон и начинает печатать.
— Ты никогда не доверяла мне.

— Проблема заключается в том, что я доверяла тебе, — она приподнимает бровь. —И посмотри, что ты сделал с Мью. Покажешь мне сообщение, как только отправишь его.

Он показывает ей сообщение, и она достает телефон Милда, чтобы подтвердить, что оно получено.
— Хороший мальчик. Теперь ты забудешь о Мью и извлечешь урок из этого опыта, — она указывает на него пальцем. — Ты разберешься со всей своей херней и начнёшь вести себя как взрослый, и, если тебе когда-нибудь удастся найти кого-то, кто пожелает встречаться с твоей эгоистичной задницей, ты покажешь Милду, что здоровые отношения существуют.

— Хорошо.

— Ох, — она смотрит на него из-под ресниц. — если не сдержишь свое слово и увяжешься за Мью, я сделаю все, что в моих силах, чтобы испортить тебе жизнь.

В его глазах - чистая ненависть, но он все равно кивает.
— Он действительно счастлив?

Фасай встает и бросает на стол немного денег.
— Ты должен привыкнуть к незнанию, — она уходит, чувствуя тяжесть в груди. Еще один удар по ее душе. Еще один поступок, который вернется к ней через карму. Она ненавидит быть таким человеком, особенно потому, что знает, что Мью этого не одобрит. Но некоторые люди стоят того, чтобы потерять достоинство.

***

К тому времени, как она возвращается в офис, ее ждет сообщение.

Неизвестный:
Привет, это Милд. Ты случайно не видела мой телефон?

Она вздыхает и смотрит на украденное устройство на своем столе.

Фасай:
Да! Я думаю, что случайно засунула его в свою сумку. Хочешь заскочить ко мне в офис, чтобы забрать его?

Неизвестный:
О, слава богу. Да, я смогу подъехать через 45 минут.

Фасай:
Я оставлю его своему помощнику, если буду на встрече. Кстати, чей телефон ты используешь?

Неизвестный:
Коллеги по работе.

Фасай улыбается и ждет двадцать минут, прежде чем ответить.

Фасай:
Нонг'AА, могу ли я добавить твой номер в свой телефон, если мне нужно будет связаться с тобой или Милдом?

Неизвестный:
Конечно.

Фасай:
Спасибо!

Неизвестный:
Подожди. Почему мне кажется, что это была уловка?

Фасай:
Не беспокойся об этом. Я на твоей стороне. Считай меня своим новым лучшим другом.