Actions

Work Header

Ивент на двоих

Work Text:

Такое случалось нечасто. Просто менялся ветер, и весь город погружался в густой туман. Высокая влажность и смог, так объяснили ему в школе. По правде, Боюаню было всё равно, он просто застрял в аэропорту накануне 14 февраля без всякой надежды выбраться. Регистрация на рейс уже была пройдена, так что оставалось только ждать, когда разрешат взлёт. Интернет обещал, что к утру туман рассеется. Все равно альтернативы не было: великое переселение шло уже второй день и все билеты были раскуплены ещё полгода назад. Аэропорт был забит такими же неудачниками, как он, спящими на креслах, на полу, слонявшимися без дела или глазеющими на сияющие витрины магазинов.

"Ещё и на праздничный ивент опоздал!" — уныло подумал Боюань. Он любил квесты на день святого Валентина. Праздновать всё равно было не с кем, а лут, выпадавший в этот день, был довольно ценным. Но ивент начинался ровно в полночь и успеть на него вовремя не было уже никакой возможности.

От расстройства захотелось курить.
Боюань отлип у стены, рядом с которой провёл последний час, и направился в зал для курильщиков. Народу и там было предостаточно, сиреневый дым висел в воздухе, несмотря на мощную вентиляцию. Боюань пробрался к огромным окнам, выходящим на взлетное поле, наполовину укрытое туманом, полюбовался на технические огни, похожие на мерцающих светлячков, вздохнул, ощупал карманы в поисках сигарет и не нашёл их.

Так.
Боюань проверил карманы куртки, потом рюкзак.
Сигарет не было.
Перед его глазами отчётливо встала почти полная пачка, сиротливо лежащая на пустом столе рядом с клавиатурой.

Боюань мысленно чертыхнулся: тащиться обратно к магазинам не хотелось. Он оглядел окружающих, прикидывая, у кого можно стрельнуть сигарету. Компанию подвыпивших мужчин справа он отмел сразу. Они все и сразу походили на его двоюродного дядьку, каждый раз при встрече по-дурацки острившего про прическу Боюаня. Возражения старшим не приветствовались, приходилось терпеть. С дядькой ему предстояло встретиться уже через несколько дней, когда вся семья соберётся на празднование нового года, так что было неудивительно, что Боюань не спешил изображать из себя мальчика для битья. Мужик слева отпадал тоже, но уже по другой причине. Его масляные глазки уже оглядели Боюаня со всех сторон, и того буквально передёрнуло от отвращения.

Взгляд Боюаня упал на парня, примостившегося на полу с ноутбуком на коленях. Лицо его было скрыто капюшоном зимней куртки, пальцы ловко бегали по клавиатуре. По его виду было понятно, что он не испытывает потребности в общении, как и сам Боюань. Рядом с ним стоял пластиковый стаканчик из-под кофе, наполовину наполненный окурками.

Идеально.
Боюань кашлянул, привлекая его внимание:

— Прошу прощения, сигаретой не угостите?

Не отрывая взгляда от экрана, парень вытащил из-за пазухи мятую сигаретную пачку и протянул Боюаню.

— Мне тоже прикурите, — раздался из-под капюшона негромкий голос.

Боюань сначала оторопел от просьбы, больше похожей на приказ, затем бросил взгляд на пачку.

— Тут всего три штуки осталось, — растерянно сказал он. — Мне точно можно взять одну из них?

Парень молча кивнул, и Боюань прикурил две сигареты от стационарного прикуривателя, ежась под взглядом неприятного сального мужика.

— Вот, пожалуйста, — он вернулся к парню к куртке и неловко замялся, не понимая, как должен поступить.

Тот, всё так же не поднимая головы, протянул руку и Боюань машинально вложил сигарету между длинных пальцев. "Красивые руки", — против своей воли подумал он.

— Спасибо, — выдохнул незнакомец из-под капюшона вместе с дымом.

Боюань пожал плечами, прислонился к стене рядом с ним, затянулся и надел наушники. Музыка помогала ему не думать о том, что он пропустит всё на свете из-за дурацкого тумана. Настенные часы показывали почти одиннадцать часов. Если бы всё шло как нужно, уныло подумал Боюань, в это время его самолёт уже приземлялся бы в Вэньчжоу, а через полчаса он был бы уже дома и загружал бы Синего Моста в Славу. Он потянулся к телефону, написал родителям, что застрял в аэропорту, и обнаружил, что столбик пепла на конце сигареты вот-вот упадет. Мужик с сальным взглядом по-прежнему торчал у пепельницы, перспектива курить рядом с ним Боюаня не прельщала, так что он решил, что не будет греха, если он воспользуется стаканчиком с окурками рядом с парнем в куртке.

Он наклонился стряхнуть пепел, мельком бросил взгляд на экран монитора и застыл. На экране была Слава. Сначала Боюаню показалось, что это стрим или летсплей, но затем парень лениво пробежался пальцами по клавиатуре и картинка на экране сменилась. Локация была простая, так что для управления персонажем было достаточно нескольких клавиш, но всё равно видеть человека, который играл в Славу без мышки, было непривычно. Словно почувствовав взгляд Боюаня, парень поднял голову, их лица оказались рядом и в этот момент Боюань узнал его.

Е Сю.

Он видел это лицо на экране десятки, если не сотни раз, но вживую бог Е выглядел иначе. Камера не передавала его невероятную мимику, ленивую грацию, с которой он приподнимал бровь, микроулыбку, прячущуюся в уголках губ, пульсирующую венку, змеящуюся под бледной кожей на виске. Сердце гулко ударилось о ребра и Боюань завис.

Только когда Е Сю что-то спросил, он пришёл в себя и, отчаянно краснея, сдернул наушники.

— Что? — хрипло переспросил он.
— Нравится Слава? — с улыбкой повторил Е Сю и Боюань вздрогнул от знакомых насмешливых интонаций.

Не доверяя своему языку, он кивнул. Е Сю несколько секунд изучал его лицо, потом кивнул на пол рядом с собой.

— Садись. Сверху смотреть неудобно.

Боюань повиновался. Мысли в его голове роились как мухи. Он сидит рядом с богом Е. Четырехкратным чемпионом Славы. Лидером сборной Китая. Его личным кошмаром на десятом сервере. И...

Секундочку, что вообще Е Сю делает в Гуанчжоу?

— Каким классом играешь?

Очередной вопрос Е Сю вырвал Боюаня из размышлений.

— Мастером Меча, — ответил он, застигнутый врасплох.
— Мастер Меча из Гуанчжоу, — глаза Е Сю смеялись. — И болеешь за Синий Дождь, конечно же?

Боюань пожал плечами. Что тут сказать? Е Сю ещё несколько секунд смотрел на него, потом вернулся к игре. Он играл твинком, Паладином с ником Мрачный Котенок. Боюань невольно улыбнулся.

— Что? — немедленно спросил Е Сю.

Он словно почувствовал улыбку Боюаня.

— Нет, ничего, — поспешно ответил тот. — Просто не ожидал, что ты играешь женским персонажем.
— А, это просто твинк. Не хочу заходить под основным аккаунтом — много внимания.

Если бы это сказал кто-то другой, Боюань подумал бы, что парень просто рисуется. Но Мрачный Лорд был легендой, каждое появление которого в Небесной Сфере обсуждалось на форумах несколько недель. В последний год он появлялся нечасто —сначала отставка Е Сю, повергшая всех в шок, потом внезапное возвращение в качестве тренера сборной. Но тем замысловатее были истории, которыми делились игроки. Рассказывали, например, что Мрачный Лорд собрал пати из одних только клериков и прошел с ними данж 70 уровня. Или что он в одиночку завалил Болотную Ведьму Марису. Или что Мрачный Лорд отказывался идти в данж, если в пати было больше двух членов одной гильдии. Боюань читал эти истории, умирая от смеха и зависти одновременно. После отставки Е Сю его удивительная способность натыкаться на Мрачного Лорда в любой ситуации куда-то испарилась, и Боюаню ни разу не удалось снова пересечься с богом Е в игре. Боюань не признавался в этом даже себе, но он скучал по этому невыносимому гениальному засранцу.

А сейчас он сидел рядом с Е Сю, заглядывал в экран ноутбука, смотрел, как ловкие пальцы порхают по клавиатуре, и завидовал сам себе. "Попросить автограф или нет? — задавался он одним и тем же вопросом. — С одной стороны, глупо упускать такую возможность, мало у кого есть автографа бога Е. С другой, он не представился, значит, не хочет, чтобы его узнавали..."

Его размышления прервал глухой утробный звук. Когда он повторился, Боюань недоверчиво посмотрел на Е Сю:

— Ты когда ел в последний раз?

Е Сю поднял глаза к потолку, словно подсчитывая что-то.

— Лапша в Сингапуре. Значит, часов десять назад. В самолёте спал, пропустил ланч.

Боюань поднялся на ноги.

— Никуда не уходи, — строго сказал он. — Я сейчас.

Он купил в ближайшем кафе несколько дежурных сэндвичей, ухватил пару стаканов с кофе и, уже расплачиваясь, попросил пачку сигарет. Возвращаясь в зону для курильщиков, Боюань был готов к тому, что эта странная встреча была лишь плодом его воображения, но Е Сю сидел там же, где он его оставил, скрючившись над ноутбуком, и сердце Боюаня неожиданно для него самого замерло на мгновение, а затем зашлось в бешеном ритме.

— Ешь.

Он сунул Е Сю сэндвич, поставил рядом с ним стаканчики с кофе и опустился рядом, провожаемый непонятным взглядом бога Е.

— Спасибо, — наконец растерянно сказал Е Сю и сосредоточился на сэндвиче.

Боюань тоже принялся жевать, искоса разглядывая бога Е. Землистый оттенок кожи и порядком отросшую щетину камера тоже не передавала. У Е Сю было лицо человека, который редко бывает на свежем воздухе. И, как выяснил Боюань, ещё и есть забывает.

— Почему ты не взял прямой перелёт из Сингапура в Пекин? — когда с сэндвичами было покончено, Боюань задал вопрос, не дававший ему покоя.
— Очень долгий, нельзя курить, — пояснил Е Сю, грея ладони о стаканчик с кофе. — А если я не покурю, голова болеть будет. Уж лучше стыковка.

По крайней мере, тайна появления Е Сю в Гуанчжоу была раскрыта.
Боюань кивнул.

— Жаль, что тебе пришлось застрять здесь из-за тумана, — лицемерно сказал он.
— Мне нет, — улыбнулся Е Сю. — Тогда бы тебя не встретил.

Боюань почувствовал, как его лицо заливает краска. Хорошо врать он так и не научился. Он осознал, что рад этому дурацкому туману, заставившему Байюн отложить все рейсы на неопределенный срок. Если бы всё шло по плану, Е Сю улетел бы из Гуанчжоу раньше, чем Боюань прошел регистрацию на рейс. По правде сказать, он не думал, что эта встреча сильно изменит его жизнь — бог Е всё равно рано или поздно улетит в Пекин и окажется на недосягаемой высоте — но прямо сейчас, ощущая бедром тепло, идущее от бедра Е Сю, Боюань думал, что его странная удача опять на его стороне.

Невдалеке послышались громкие возгласы, звук аплодисментов и женский смех. Е Сю и Боюань, не сговариваясь, повернули головы в сторону источника шума.

— День святого Валентина, — пояснил Боюань, первым разобравшись, в чем дело.
— Ясно.

Е Сю вытащил из пачки последнюю сигарету, отложил ноутбук в сторону и встал, чтобы размять ноги и прикурить. "Ноги у него просто бесконечные," — почему-то подумал Боюань, а потом его вдруг осенило. Четырнадцатое февраля уже наступило, а это значит...

— Ивент, блин!
— Что? — Е Сю бросил взгляд на настенные часы. — Ты прав. Стоит поторопиться.

Он сел на место, вытащил из одного из многочисленных карманов куртки мышку и подключил её к лэптопу.

— Как ты вообще играешь с ноутбука? — поинтересовался Боюань. — Разве тебе не нужно устройство для чтения карты?
— Экспериментальный образец, — рассеянно сказал Е Сю, просматривая выскочившее объявление об ивенте. — Разработчики сделали встраиваемый привод, отдали мне на тестирование. Вот, тестирую.
— Никогда о таком не слышал, — подозрительно сказал Боюань.
— Ну это вроде как секрет, — хмыкнул Е Сю. — Если всё пройдёт успешно, в продажу в следующем году поступит.

Боюань услышал эти слова и похолодел.

— Бог Е, ты вообще думаешь, что говоришь? Разболтал первому встречному коммерческую тайну и ждёшь, что он сохранит её? Очень безответственно с твоей стороны!

Е Сю улыбнулся. Перекус пошел ему на пользу, на бледных щеках даже появилось некое подобие румянца.

— Ничего, я тебе доверяю, — просто сказал он, когда Боюань закончил свой выговор.

"Я тебе доверяю".
Это звучало так естественно... и знакомо. Как во времена десятого сервера, когда Мрачный Лорд ставил для Синего Ручья рекорды подземелий, а у Лазурного Потока не было редких материалов, чтобы оплатить его услуги. "Я тебе доверяю," — сказал тогда Е Сю. Боюань замолчал, ибо что тут скажешь?

— Ага, вот, — Е Сю быстро пролистал задания праздничного квеста.

Ивент был однодневным, так что разработчики не стали делать его слишком сложным. Три данжа на двоих игроков, первый каждый можно пройти соло, остальные два -- только в паре. Обычная практика, Боюань уже сталкивался с такой раскладкой. Мрачный Котёнок Е Сю вошёл в первый данж.

— Значит, узнал меня? — спросил он мимоходом, разбираясь с неписями, встретившимися ему у входа.
— Узнал, — не стал отпираться Боюань.
— Немного несправедливо, знаешь ли, — с улыбкой пожаловался Е Сю, не отрывая взгляда от экрана. — Ты знаешь моё имя, а я твое — нет.
— Сюй Боюань.
— Рад познакомиться, младший Сюй. Хочешь автограф?
— Хочу, — выпалил Боюань, сам поражаясь собственной наглости.
— После игры дам, — пообещал Е Сю, сосредотачиваясь на сражении.

Мрачный Котёнок отпрыгнул назад и подобрал уроненный одним из убитых монстров свёрток. В нем оказалось три красных конфеты. Описание гласило, что их можно было съесть самому и получить очки опыта или подарить партнёру в обмен на рандомный амулет.

— Что будешь делать? — поинтересовался Боюань.

Мрачный Котёнок был хорошо прокачанным персонажем, логичным выглядело получить амулет. Вот только... партнёра у Е Сю не было.

— Пусть пока полежат, — ответил Е Сю. — До конца ивента есть время, что-нибудь придумаю.

Боюань тихо смотрел, как играет Е Сю. Данж был довольно сложным, но не для про-игрока. Глядя, как бог Е разбирается с монстрами, Боюань испытал ностальгию по десятому серверу. В сети было полно записей с играми Мрачного Лорда, по большей части от членов гильдии Счастья, которые чаще других ходили в данжи с легендой, но разве могли они передать то закладывающее уши ощущение триумфа, которое ты испытываешь, играя с богом? А Боюань играл.

— Всегда мечтал посмотреть, как ты это делаешь, — пробормотал он, следя за тем, как пальцы Е Сю бегают по клавиатуре.

Е Сю бросил на него лукавый взгляд. Вокруг его глаз предвестниками улыбки появились крохотные морщинки.
"Красивый," — неожиданно для себя подумал Боюань и прикусил губу, боясь ляпнуть вслух ещё что-нибудь.

— И как? Не разочаровал?
— Нет, — честно ответил Боюань. — Вживую ещё круче.

Теперь Е Сю смотрел на него так, словно Боюань сообщил ему не очевидный факт, а что-то из ряда вон выходящее. К отчётливо читающемуся в его взгляде изумлению примешивалась ещё что-то, что идентифицировать не получалось, но от чего Боюаню хотелось выбежать вон и немедленно спрятаться. "Да что я такого-то сказал? — в отчаянии подумал он. — Он же и правда нереально крут". В этот момент Мрачный Котенок очень удачно встретил босса, и Е Сю вновь сосредоточился на игре.

— Какой, ты говорил, у тебя аккаунт? — внезапно спросил Е Сю, и Боюань покрылся холодным потом.

Он спалился.
Точно спалился.
Одно дело — общаться с богом Е в качестве неизвестного фаната, и совсем другое — как эксперт гильдии Синего Ручья. Боюань не тешил себя надеждой, что Е Сю забыл его имя. За время онлайн-общения он успел убедиться, что тот обладает поразительной памятью на всё, что хоть как-то связано со Славой. Боюаню казалось, что если Е Сю поймёт, что он и есть тот самый Лазурный Поток с десятого сервера, очередных подколок, пусть и дружеских, ему не избежать.

Он назвал первое пришедшее в голову имя твинка, и по выражению лица Е Сю понял, что ник ему незнаком. Боюань расслабился, чего нельзя было сказать о Мрачном Котёнке. Встреченный босс, Адский Купидон, оказался Стрелком, и даже легендарный АПМ бога Е не спасал от его многочисленных стрел, окрашивающих на несколько секунд экран игрока в тошнотворный поросячий цвет. Конечно, играй Е Сю своим неспециализированным персонажем, он разобрался бы с ним в два счёта, но сейчас в его распоряжении был только Паладин.

Глядя на то, как бог Е в напряжении прикусил губу и, кажется, даже забыл о его присутствии, Боюань вспомнил о кое-чем, что тот говорил ранее. Поднялся, вытащил из кармана ещё нераспечатанную пачку сигарет, прикурил две штуки и вернулся на место как раз, когда на экране появилась заставка Славы. Победа!

— Поздравляю, бог Е!

Боюань протянул ему зажжённую сигарету, и его даже в жар бросило от горячего благодарного взгляда, которым вознаградил его Е Сю.

— Будешь проходить данж, — сказал Е Сю, затягиваясь, — сразу сокращай дистанцию. Для мечников это будет особенно критично.

Боюань кивнул.

— Ты не посмотришь награду? — спросил он, указывая на экран.

После победы над Адским Купидоном инвентаре Мрачного Котёнка появились несколько новых вещей. Е Сю быстро просмотрел их характеристики, но единственным, что его заинтересовало, был свиток, содержащий несколько иероглифов — код входа для второго, парного данжа.

— Карта с собой? Хочешь сыграть? — поинтересовался Е Сю.

Боюань почти согласился, но бог Е смотрел на него слишком уж внимательно, и в последний момент он вспомнил, что карта твинка, которым он назвался, осталась в гильдии.

—Забыл дома, — солгал Боюань, и по широкой улыбке собеседника понял, что тот раскусил его неумелое враньё.

Брови Е Сю насмешливо взлетели вверх, и кровь прилила к лицу Боюаня. "Если он сейчас хоть слово скажет, умру от стыда," — с ужасом подумал Боюань. Однако бог Е проявил милосердие и перевёл разговор на другую тему:

— Куда летишь?
— В Вэньчжоу, к родителям.
— Никогда не был в Вэньчжоу. Красивый город?
— Не такой красивый, как Гуанчжоу. Или Пекин.
— Или Сингапур, — подхватил Е Сю.
— Никогда не был в Сингапуре, — копируя его интонации, сказал Боюань.

Улыбка Е Сю была тёплой и яркой. Боюань завороженно пялился на него, сам не осознавая того. Общаться с богом Е оказалось очень просто. Благоговейная стеснительность, сковывающая Боюаня в начале знакомства, исчезла, сменившись неясным влечением. Е Сю источал спокойствие и непоколебимую уверенность в себе, притягивающие окружающих, и противиться его харизме не было никаких сил. Боюань не знал, сколько времени прошло, прежде чем он отвёл взгляд.

— Поиграешь ещё? — попросил он. — Мне нравится смотреть.

Е Сю перевёл взгляд на экран лэптопа.

— Почему бы и нет? Знаешь, в Сингапуре я познакомился с одним игроком, игравшим Паладином. Левшой. Интересная у него техника...

Боюань смотрел, как на экране носится, уворачиваясь от мобов, Мрачный Котёнок, слушал рассказ Е Сю и думал о том, что на деньги из красных конвертов купит себе новые наушники. Потому что старые не передавали и половину интонаций, звучавших в голосе бога Е, его характерную лёгкую хрипотцу от вечного курения, то, каким низким и волнующим становился его голос, когда Е Сю рассказывал о чём-то, что его вдохновляло. Боюань гнал от себя мысли, что, возможно, ему вообще больше никогда не представится шанс ещё раз пообщаться с богом Е. Он подумает об этом завтра, а сейчас его плечо касалось плеча Е Сю, знакомый голос убаюкиваще рассказывал о Славе, и фокусироваться на экране становилось все сложнее и сложнее...

— Малыш Сюй.

Боюань открыл глаза и не сразу сообразил, где он. Его голова покоилась на чьем-то плече, а чужие прохладные пальцы касались его подбородка. Все это было похоже на сон и просыпаться совершенно не хотелось. Боюань промычал что-то в ответ и прикрыл глаза в попытке поймать ускользающую дрёму.

— Малыш Сюй, — повторил Е Сю. Лицо его было совсем близко, так, что Боюань даже чувствовал его дыхание на своей щеке. — Не хотелось тебя будить, но объявили посадку на мой рейс.

Боюань со вздохом приоткрыл глаза и бросил сонный взгляд на небо за окнами. Ночная синева сменилась предрассветными сумерками. Туман почти исчез, как и обещал прогноз, а с ним и большинство людей из курилки. Выходит, он всю ночь проспал на плече Е Сю. От этой мысли его щёки залила краска.

— Прости, бог Е, — повинился он, поспешно вскакивая. Тело, затекшее от неудобной позы, слушалось плохо. — Я тебе всё плечо отлежал, наверное?
— Да все в порядке, не переживай.

Е Сю тоже поднялся и потянулся, разминая уставшие мышцы. Боюань старался не пялиться на то, как натянулась ткань свитера на его груди. Получалось плохо.

— Я у тебя почти половину пачки скурил, — сказал Е Сю, выбивая щелчком очередную сигарету. — Ты уж извини.
— Не страшно, — отмахнулся Боюань. — Я все равно их для тебя купил.

Е Сю снова смотрел на него тем самым взглядом, от которого хотелось бежать на край света. Внезапно Боюань оказался поразительно осведомлён о том, что, кроме них, людей в курилке не осталось. Е Сю шагнул к нему навстречу.

— Я тебя сейчас поцелую, — сказал он.

Это не было вопросом.
Дыхание Е Сю пахло табаком и кофе, пальцы скользнули по затылку Боюаня, путаясь в непослушных прядях. Боюань закрыл глаза. Его ладони словно сами собой легли на бедра Е Сю, а затем двинулись выше, пробираясь под свитер и футболку. Когда пальцы Боюаня коснулись горячей гладкой кожи, у него перехватило дыхание, он жадно вдохнул воздух, и Е Сю не преминул этим воспользоваться, накрывая своими губами его рот. В этом поцелуе не было властности или желания утвердить свое превосходство, лишь нежность и осторожное любопытство. Словно Е Сю впервые проходил какой-то данж и задавался вопросом: "Что будет, если я сделаю так? А так?" Боюань и не знал, что его губы могут так реагировать на прикосновения: каждое действие Е Сю словно запускало внутри него сложную цепную реакцию, затрагивающую мозг, сердце и пах.

Когда тот наконец отстранился, Боюань понял, что, кажется, всё это время забывал дышать. Кончики пальцев ног слегка покалывало как после яркого оргазма, но Боюань же не кончил. Во всяком случае, пока. Он открыл глаза.

— Ух ты, — тихо сказал Е Сю, разглядывая его лицо. Одна его рука по-прежнему лежала на затылке Боюаня, а другой он аккуратно отвёл челку с его лица.
— Ух ты, — зачарованно повторил он, ещё раз легко касаясь своими губами губ Боюаня, прежде чем отступить на шаг назад.

Боюаня трясло. Он абсолютно точно не возражал, когда Е Сю сообщил ему, что сейчас поцелует его, и проявлял энтузиазм в процессе, но сейчас ему казалось, что он облажался, как никогда в жизни. Он спрятал внезапно похолодевшие руки под мышки, чтобы скрыть дрожь, и, оцепенев, наблюдал, как Е Сю убирает лэптоп и остальные вещи в сумку. Мысли его метались туда-сюда и ни одну он не мог додумать до конца. Почему Е Сю...? Что он теперь должен...? Нужно ли признаться...?

Дверь в зал для курильщиков открылась, впустив несколько пассажиров, пришедших предаться вредной привычке, и это привело Боюаня в чувство. Он механически поднял свой рюкзак, пригладил волосы и несколько раз глубоко вздохнул.

"Ух ты".
Спокойно, Боюань.

— Проводишь меня до гейта? — буднично спросил Е Сю.

Боюань пожал плечами.

— Провожу, — еле ворочая непослушным языком, ответил он.

Они шли по коридору рядом, изредка касаясь друг друга рукавами, и каждое касание вызывало в Боюане бурю чувств. Ему хотелось остановить Е Сю, спросить, что это вообще было и что теперь дальше, признаться, кто он на самом деле, сказать, что для него это не просто поцелуй, объяснить, как много значил для него десятый сервер, но его останавливала мысль о том, что с этими разборками он будет выглядеть глупо. Романтический эпизод с незнакомцем в аэропорту всё-таки лучше, чем неловкое выяснение отношений со старым знакомым. В конце концов, он и так получил больше, чем мог рассчитывать.

Посадка на рейс до Пекина уже заканчивалась: в очереди на контроль стояло всего несколько человек. Е Сю сделал шаг вперёд, затем вдруг обернулся к Боюаню.

— Ты хотел автограф?

Он вытащил из кармана куртки ручку и какую-то мятую салфетку, под ошарашенным взглядом Боюаня нацарапал несколько закорючек и протянул ему бумажку.

— Большая редкость, между прочим, — заметил он. — Следующая автограф-сессия только через полгода. На Таобао можно хорошие деньги выручить.

Боюань машинально стиснул бумажку в кулаке. Это что, бог Е с ним расплатился, что ли? Таким униженным он себя не чувствовал давно. Пару лет и не чувствовал, если быть точным.

Е Сю растерянно потоптался на месте словно в ожидании ответа.

— Ну, я пошёл, — наконец сказал он и зачем-то добавил:
— Буду дома через пять часов.

Боюань сухо кивнул, не доверяя своему языку. Хотелось одновременно заорать во весь голос, дать этому мудаку по морде или убежать на край света, но вместо этого он стоял и смотрел, как Е Сю предъявляет свой посадочный талон симпатичной сотруднице аэропорта и проходит в стеклянные двери, ведущие к самолёту.

"Даже не обернулся", — горько подумал Боюань. А потом обнаружил, что до сих пор сжимает во влажной ладони салфетку с автографом.

Он вернулся в зал ожидания и против воли проводил взглядом взлетавший самолёт. Салфетка жгла ему руки. Интересно, что Е Сю написал?
"Спасибо за сигареты, удачи в игре"?
Или "Ты отстойно целуешься"?
Или "Было мило, повторим как-нибудь". Боюань расправил непослушными пальцами салфетку и ошарашенно уставился на ряд иероглифов.

Код от парного данжа.

Рейс до Вэньчжоу вылетел через час после пекинского, родители встретили его в аэропорту и дома Боюань был уже в 11 утра. "Почти одновременно с Е Сю," — отметил его усталый разум. Всю дорогу Боюань таращился на мятую салфетку так, что теперь видел проклятые иероглифы даже с закрытыми глазами. Ну что за человек этот Е Сю, а? Зачем это ему, Боюаню? Он мерил шагами комнату уже битый час, не переставая кидать мрачные взгляды на монитор с заставкой Славы.

К черту всё.

Первый данж ивента Синий Мост Весеннего Снега прошёл быстро. Совет Е Сю оказался кстати: Адского Купидона он одолел даже без особых потерь и теперь обозревал свой собственный свиток с кодом. Можно было кинуть запрос в гильдейский чат и выцепить такого же одиночку, как он, пройти с ним оба парных данжа и насладиться полученным лутом. Или... Боюань покосился на салфетку, лежащую рядом с клавиатурой. Вздохнул, кликнул на призывно мигающую розовым иконку подземелья в трее и ввёл код. Может, он напрасно нервничает и Е Сю вообще сейчас в Славе нет. Он, в отличие от Боюаня, всю ночь не спал, отдыхает наверное. На часах почти час дня, кто вообще будет ждать столько времени?

Мрачный Котёнок был онлайн.
Стоял у входа в подземелье, куда вела дорожка, усыпанная розовыми лепестками.

— Эээ, привет? — неуверенно сказал Боюань.

В наушниках раздался шорох, а затем знакомый голос произнёс:

— Так и знал, что это ты.
— Не понимаю, о чём ты говоришь, — сухо отреагировал Боюань. — Я просто только что купил салфетку с кодом на Таобао. За хорошие деньги.

Е Сю от неожиданности поперхнулся, и Боюань почувствовал смутное удовлетворение.

— Ладно, — после небольшой паузы сказал Е Сю. — Я заслужил.

Боюань молчал.

— Понимаю, нужно было оставить тебе свой номер или взять твой...

До Боюаня донеслось чириканье зажигалки, а затем глубокий нервный вдох и длинный выдох, отозвавшийся мурашками вдоль позвоночника.
Наушники, напомнил себе Боюань.
Мне нужны новые наушники.

— ... но я не был уверен, что ты заинтересован. Не хотел услышать отказ.

Боюаню показалось, что он ослышался. Что??? Да он там чуть из трусов не выпрыгнул, когда Е Сю его поцеловал! Кто тут не заинтересован вообще?

— В общем, я решил оставить тебе пространство для маневров, — продолжил Е Сю. — Подумал, что если ты всё-таки против...

Боюань почувствовал, что ему трудно дышать. То есть, получается, что бог Е запал на него? Что Боюань ему нравится?
Ох.
Ему определённо была нужна передышка, чтобы привыкнуть к мысли, что Е Сю тоже заинтересован.
Взгляд его упал на таймер в углу экрана.

— Бог Е, — невежливо перебил он, — ты в курсе, что это данж на время? Давай поговорим потом, когда пройдём его?

Его мечник ринулся туда, куда вела тропинка из розовых лепестков, и Мрачному Котёнку ничего не оставалось, как последовать за ним. Они наперегонки собирали красные конфеты и молча рубились с местными монстрами: пушистыми как одуванчики, и зубастыми как мурены. Синий Мост упрямо вгрызался в их ряды, и, как всегда, хорошая драка подействовала на Боюаня успокаивающе. Волнение в его груди постепенно начало стихать. По крайней мере, бог Е не расстроился, узнав, что парень, с которым он целовался в аэропорту, его давний знакомый по сети. Может быть, есть крохотный шанс, что они...

— Тебе хоть понравилось? — внезапно спросил Е Сю.

Синий Мост сбился с ритма и пропустил несколько укусов, отнявших сразу семь процентов здоровья. Мрачный Котёнок тут же скастовал на него хил.

— Бог Е, нам обязательно обсуждать это прямо сейчас? — взвыл Боюань, разрубая пополам очередного монстра.
— Если не сейчас, когда?
— Когда пройдём данж!
— Тогда мне просто надо ускориться.

АПМ Е Сю резко взлетел. Мрачный Котёнок ворвался в стаю мобов и Боюань стиснул зубы, пытаясь успеть за ним. Несколько минут они просто сражались в тишине, нарушаемой только лязгом оружия и звуками разрубаемой плоти.

— Да, — буркнул Боюань, когда эта часть подземелье была зачищена.
— Хмм? — вопросительно отозвался Е Сю.
— Мне понравилось, — тихо, но твердо сказал Боюань.

Е Сю замолчал. Боюань слышал его дыхание в наушниках и гадал, что дальше. Сердце колотилось так сильно, что груди было больно.

— Я бы всё равно тебя нашёл, — внезапно произнёс Е Сю.
— Что?
— Если бы ты не пришёл сегодня, я бы всё равно тебя нашёл. Проверил бы каждого мечника в Гуанчжоу и нашёл. И начал бы с Лазурного Потока.
— Ты не мог знать, что это был я, — тихо сказал Боюань.

В горле у него стоял комок.

— Не мог, — согласился Е Сю. — Но с первого же мгновения я чувствовал, что знаю тебя. То, как ты говоришь, дышишь, действуешь — всё было таким знакомым, словно дежавю какое-то. Даже подумал, что мы когда-то встречались. Но тогда я бы тебя обязательно запомнил. Я всю ночь сходил с ума, потому что не понимал, откуда это чувство. И только когда ты появился здесь, все стало на свои места. Всё оказалось так... правильно.

Внезапно голос Е Сю был перекрыт рёвом, доносящимся из одного из боковых коридоров. Всплыло системное сообщение: "Поздравляем! Вы наткнулись на Главного Босса Подземелья Остроухого Великана!"

— Да блядь, как же ты не вовремя! — раздражённо выдохнул Е Сю.

Прежде чем Боюань успел что-то предпринять, Паладин ринулся на шум. Когда Синий Мост Весеннего Снега наконец догнал его, здоровье Остроухого Великана уже упало на двадцать процентов. Боюань остановился и какое-то время меланхолично смотрел, как Мрачный Котёнок методично избивает гигантского кролика. Зрелище было завораживающим.

— Не хочешь помочь, малыш Сюй? — через несколько секунд поинтересовался Е Сю. — Я все-таки уже не так молод, а это, в конце концов, парный данж, который мне хочется поскорее пройти.
— Не так молод? Тебе сколько лет? Сто? — насмешливо фыркнул Боюань, но присоединился к сражению.

Когда Остроухий Великан наконец пал, система вывела на экран сообщение: "Поздравляем с прохождением второго данжа! Мы видим, что ваша любовь крепка, но сможете ли вы одолеть последнее препятствие?" Боюань мысленно застонал и отправил Е Сю код, полученный в сольном данже.

— Малыш Сюй, погоди.

Е Сю опять курил, Боюань слышал его неровное дыхание в наушниках и то, как оно менялось, когда Е Сю выдыхал дым, заставляло его самого жадно глотать воздух. В ушах шумело от волнения.

— У меня небольшой опыт отношений, — наконец сказал Е Сю. — Можно считать, что никакого. Как-то знаешь... были другие приоритеты. Говорят, со мной непросто.

Это ещё мягко сказано, подумал Боюань.

— Я не могу обещать тебе, что будет всё будет легко и гладко. Скорее всего, не будет. Я даже почему-то уверен, что ты будет часто сердиться на меня и посылать нахуй. Как ни странно, ты это умеешь.

Боюань тоже был в этом уверен.

— Я не думаю, что могу измениться. Но я хочу... — Е Сю кашлянул и это прозвучало почти смущённо. — Я хотел бы попробовать. Потому что впервые я хочу что-то больше, чем играть в Славу.

Это было самое дурацкое признание, какое только может быть.

— Ух ты, — хрипло сказал Боюань.
— Да уж, — печально согласился с ним Е Сю.
— И что? — спросил Боюань, запинаясь. — Как это будет? Ты в Пекине, я в Гуанчжоу. У нас вообще есть шанс?
— Не знаю. Но я готов рискнуть. А ты?

Боюань закрыл лицо ладонями. Весь мир исчез, осталось только чужое рваное дыхание в наушниках и его — обманывать себя он не собирался — Боюань готов был слушать вечно.

Е Сю волновался, вдруг отчётливо понял он. Впервые за всё время знакомства Боюань так ясно читал его эмоции, что какая-то его часть даже удивилась тому, что когда-то Лазурный Поток не мог понять, чего хочет Мрачный Лорд.

Е Сю волновался из-за того, что сейчас ответит он, Боюань. Ждал его в данже два часа. Собирался перевернуть Гуанчжоу в поисках парня, встреченного в аэропорту. Это было слишком невероятно, чтобы быть правдой.
И именно поэтому оно было настоящим.

Самое. Дурацкое. Признание. На. Свете.
Самое честное.
Бьющее прямо в сердце.
Как будто Боюаню нужно было ещё что-то, чтобы влюбиться в Е Сю ещё больше. Готов ли он рискнуть?

— Давно.