Actions

Work Header

Незваный гость

Work Text:

Боюань не любит зиму.
Он всегда мёрзнет. Мёрз в Пекине, мёрзнет и сейчас, в Стокгольме. Забраться сейчас бы в горячую ванну и сидеть там, пока кожа на пальцах не сморщится, но сперва дела. Боюань греет руки о кружку с горячим чаем, кутается в шарф с эмблемой сборной, пока идёт трансляция. Прямо сейчас сборная Швеции представляет свой новый состав, тот самый, с которым послезавтра в отборочном матче встретятся китайцы. Почти половина из этих ребят — "тёмные лошадки". Боюань стенографирует самое главное, записывает имена, параллельно гуглит записи матчей и стримы с участием новых игроков шведской сборной. Хорошенькую же свинью им подложили. Капитану придётся попотеть, — думает он.
И ещё кое-кому.

Он и сам не понимает, какова его роль в сборной. Администратор, переводчик, менеджер, пресс-секретарь — Боюань может назвать ещё с десяток занятий, которые входят в его зону ответственности. Когда Юй Вэньчжоу понадобился кто-то с опытом управления и пониманием Славы и Ичунь рекомендовал его, Боюаня, казалось, что это прекрасная возможность.
Сейчас, сменив с десяток городов, таскаясь за сборной по отборочным матчам и сходя с ума от джет-лагов и смены часовых поясов, Боюаню так не кажется.

Он зевает. В Гуанчжоу уже глубокая ночь. Они все страдают от недосыпа, может быть, кроме Е Сю, который в Китае бодрствует по ночам и легко адаптируется к новому графику. Боюаню приходится сложнее всех. Из всей сборной только он и Юй Вэньчжоу знают английский, но у капитана режим, так что все бытовые вопросы в любое время суток ложатся на плечи Сюй Боюаня. Ирония судьбы — он всё-таки стал нянькой номер один. Только нянчить приходится аж целую сборную. Когда Боюань ловит себя на том, что заснул с чаем во рту, он решительно захлопывает крышку лэптопа. Проще встать на час раньше и закончить работу до завтрака.

У него ещё хватает сил принять душ и почистить зубы, но стоит ему выйти из ванной, как раздается стук в дверь. Боюань бросает взгляд на часы. Четверть первого. Кого там черти носят?

— Привет!

Е Сю стоит на пороге. Покачивается на пятках, прячет руки в карманах. Боюань запоздало вспоминает, что он в одних трусах.

— Привет, — растерянно говорит Боюань. — Эээ, какие-то проблемы?
— Нет, просто я получил рассылку и зашёл поздравить.
— Рассылку? — Боюань ничего не понимает.

Е Сю суёт ему под нос телефон. Боюань успевает заметить в теме письма "Поздравляем Сюя Боюаня с днём рождения!", прежде чем Е Сю снова прячет аппарат.

— Синьцзе, — поясняет Е Сю. — У него настроены автоматические рассылки по всем членам сборной. Так что, с днём рождения, малыш Поток!

Боюань так устал, что сопротивляться нет сил. Он кивает головой и делает попытку закрыть дверь.

— Подожди, — Е Сю ловко проскальзывает внутрь номера. — А как же подарок? А как же празднование?

Боюань чувствует, как его охватывает бешенство. Ему рано вставать, от недосыпа он почти не соображает, из одежды на нём только трусы и голые ноги мёрзнут на холодном полу и больше всего на свете он хочет в кровать, а не служить у Е Сю мальчиком для битья. Или развлечений. Или дурацких розыгрышей, кто знает, что у него там на уме.

— Подарков не надо, — мрачно роняет он. — Я все равно не отмечаю.
— Почему? — Е Сю проводит ладонью по крышке лэптопа. — Я тоже не отмечаю, но мне интересны твои мотивы.
— Так вышло, — нехотя говорит Боюань. — Я в один день с дедом родился. Этот день вроде как его праздник. Я так, мимо проходил.
— Не очень-то справедливо, — замечает Е Сю, отпивая остывший чай из кружки Боюаня. — И что, ты никогда-никогда не отмечал?
— Угощайся, — язвит Боюань, но потом все же отвечает:
— Когда в Синем Ручье работал, пару раз отмечал с ребятами.
— В сборной тоже отмечай, — неожиданно серьезно предлагает Е Сю.
— У вас послезавтра матч, — устало отвечает Боюань. — Да и кого это волнует?

Е Сю оборачивается и смотрит почти возмущённо, если бы это было возможно.

— Меня, — говорит он. — И остальных тоже. Ты — часть команды, малыш Поток.

Слышать это приятно. Е Сю даже не врёт и правда так думает. Он вообще никогда не врёт в реальной жизни. Да и в Славе, если уж совсем честно. Недоговаривает, вводит в заблуждение, манипулирует - но на откровенном вранье Боюань его не ловил ни разу.

— Спасибо, бог Е, — голос почему-то больше не слушается Боюаня.
— Что хочешь в подарок?
— Выспаться, — честно сообщает Боюань. — Устал очень от этих перелётов. Но это нереально, пока в Пекин не вернёмся.

Е Сю смотрит на нетронутую кровать. Потом опять касается ещё тёплой крышки лэптопа.

— Ты до сих пор работал?
— Сборной нужна информация, — пожимает плечами Боюань. — Шведы сменили троих игроков, у нас один день на то, чтобы понять, как их победить.
— Победить? — хмыкает Е Сю. — А ты по мелочам не размениваешься, да?
— У нас есть ты, бог Е.

Он говорит это спокойно, потому что так и есть. Е Сю способен на невозможное, они все убедились в этом. Если он решит победить шведов, то победит. Очевидная же вещь, но Е Сю почему-то смотрит так, словно Боюань ему в любви признался. Под этим непонятным взглядом Боюань забывает, как дышать.

— Много нашел? — когда молчание становится невозможным, Е Сю переводит взгляд на лэптоп.
— Много, но недостаточно. С утра встану и ещё посмотрю.
— Хочу взглянуть сейчас, — Е Сю открывает крышку ноутбука и натыкается на пароль.

Боюань вздыхает. О чем он и говорил: если Е Сю что-то хочет, он это получает. Он подходит к столу и набирает пароль.

— Сейчас перешлю тебе, — устало говорит он, но Е Сю слегка сжимает его плечо, удерживая:
— Не надо, я на твоём посмотрю.

Пальцы Е Сю горячие, Боюань замёрз до чёртиков, что удивительного в том, что он не хочет, чтобы Е Сю убирал свою руку. Кажется, он даже дрожит.

— Так, — произносит Е Сю. Глаза его совершенно тёмные и властные. — В кровать. Немедленно. Греться и спать.

Боюань подчиняется, залезает под одеяло и сворачивается клубочком, так, чтобы видеть Е Сю, изучающего его заметки. Он думает, что отрубится сразу, но ноги такие ледяные, что несмотря на тёплое одеяло, никак не хотят согреваться и это мешает.

— Я же сказал, спать, — Е Сю в наушниках, но он видит краем глаза, как ёрзает Боюань, и разворачивается к нему.
— Не могу спать, ноги ледяные, — признаётся Боюань. — В ванную пойду греться.
— И заснешь там.

Е Сю подхватывает ноутбук, садится в изножье и вытаскивает ноги Боюаня из-под одеяла.

— Какого черта...? — начинает возмущаться Боюань.

И затыкается, когда Е Сю засовывает его озябшие ступни под свою футболку и прижимает к горячему животу.

— Греться и спать, — повторяет Е Сю, устраиваясь так, чтобы было удобно им обоим: малышу Потоку — спать, а ему самому — смотреть заметки Боюаня и матчи соперников.

Уснёшь тут, как же, думает Боюань, но ноги согреваются очень быстро, а усталость даёт о себе знать. Последнее, что он видит, проваливаясь в глубокий сон, это лицо Е Сю, освещённое светом ноутбука, и успевает с удивлением осознать, что против такой зимы он ничего не имеет.

Да, если подумать, и день рождения тоже удался.