Actions

Work Header

Селфи

Work Text:

Любой спортсмен — неважно, с приставкой «кибер-» или без — будет счастлив вызову в сборную своей страны. Сунь Сян и был счастлив. Большую часть времени, во всяком случае.

Например, на вчерашней тренировке, когда он одержал верх над тремя спарринг-ботами подряд. Через день Сунь Сяну предстояло первым вступить в бой с противником на групповой арене, а классы, навыки, экипировка и типичная тактика ботов были выбраны лично Е Сю с учётом, как он заявил, наиболее вероятных решений капитана шведов. Сражаясь с ботами впервые, Сунь Сян сумел победить лишь одного из них; теперь же ему удалось добиться значительного прогресса, и он вполне заслуженно гордился собой — до того, как полчаса спустя ему на почту упала запись боя с комментариями от Е Сю.

Или вот сегодня утром, когда в освобождённые от тренировок пару часов команда разбрелась кто куда. Су Мучэн и Чу Юньсю, кажется, собирались прогуляться по Старому городу, составить им компанию решили Сяо Шицинь и Чжан Цзялэ. Звали, вообще-то, всех, но у Сунь Сяна были свои, особенные планы. Планы эти включали в себя загодя присмотренное кафе, много сладостей и Цзэкая. Особенно — Цзэкая.

Между прочим, на собрание они в итоге опоздали всего-то на десять минут! Но Е Сю не был бы собой, если бы не отпустил парочку ехидных комментариев. Сунь Сян героическим усилием воли сдержал так и рвущееся с языка «тыпростозавидуешь» и принял вид одновременно смиренный и исполненный достоинства. Су Мучэн хихикнула, Шицинь закашлялся, Фан Жуй откровенно заржал, остальные же отреагировали более сдержанно, глядя на Сунь Сяна даже с неким сочувствием.

Юй Вэньчжоу, вздохнув, призвал собравшихся к порядку, и пререкаться с ним отчего-то не хотелось. Когда же все отвернулись к экрану проектора, приготовившись внимать указаниям тренера, Цзэкай легонько сжал под столом ладонь Сунь Сяна, легонько провёл подушечками пальцев по тыльной стороне — и раздражение пропало, растворившись в волне тепла, исходящего от его руки.

На самом деле, против собраний Сунь Сян ничего не имел. Хотя тренировки, конечно, были не в пример интереснее. Обсуждение любых, даже самых хитроумных планов не шло ни в какое сравнение с азартом схватки, с чистым, ни с чем ни сравнимым удовольствием от того, что ты — быстрее, сильнее, искусней. Что твои удары бьют точно в цель, а судорожные попытки противника переломить ход сражения для тебя открытая книга. Да, Сунь Сян прекрасно понимал, что для этого и нужны те самые тактические выкладки, и всегда старался вникнуть в их суть и ничего не упустить.

Просто они прилетели в Цюрих совсем недавно, и организм Сунь Сяна ещё не успел справиться с джетлагом. А в комнате было темно и немного душно. И говорил Е Сю, словно специально, негромким, спокойным голосом, да ещё и рассказывал про что-то совершенно неинтересное, кажется, статистику шведов за прошлый год, это вполне можно было бы…

— Скучаешь, малыш Сунь? — в голосе Е Сю снова прорезались ехидные нотки. Сунь Сяна это, впрочем, не обрадовало.

— Нет, — буркнул он, неохотно переводя взгляд на экран.

Е Сю на это лишь вздохнул.

— Потерпи немного. Дальше будет попроще.

«Сам дурак», — едва не огрызнулся Сунь Сян и тут же устыдился, до того по-детски обиженной была фраза. В про-чате кто-то когда-то заявил, что у Е Сю пассивный навык «выбешивать окружающих» прокачан до максимума. Сунь Сян — то был год его дебюта в Альянсе — отправил в ответ ржущий смайлик. Спустя некоторое время шутка уже не казалась ему смешной; а ещё чуть позже он начал подозревать, что это была вовсе не шутка.

Настроение не подняла даже тренировка — Сунь Сяну никак не удавалось подстроиться под манеру игры чернокнижника, чьи комбо были настолько непривычны, что Сунь Сяну удавалось угадать, какой навык бот использует в следующую секунду, едва ли в половине случаев. Он, конечно, уделал бота, но потерял при этом слишком много хп, ни на йоту не улучшив прошлый результат. Это раздражало. Е Сю, конечно, накануне дал ему пару советов, однако чем упорнее Сунь Сян пытался им следовать, тем хуже у него получалось.

Пробившись над этим половину официальной тренировки и ещё с час после её окончания, Сунь Сян решил, что победа важнее собственной гордости. Новоиспеченный тренер сборной, конечно, снова не упустит шанса его подколоть, но наверняка сможет ему помочь.

Всё ещё прокручивая в голове последние несколько боёв, Сунь Сян доплёлся до номера, где поселили Е Сю, и в задумчивости нажал на дверную ручку. Мелькнула запоздалая мысль, что следовало бы постучаться, хотя бы из вежливости — Сунь Сян, кто бы что ни говорил, умел быть вежливым — да и вообще, мало ли чем там занят этот…

Впрочем, какие бы мысли ни мелькнули в голове Сунь Сяна, реальность оказалась куда более… шокирующей.

— Охренеть, — не сдержавшись, пробормотал он.

Е Сю, до этого поглощенный своим занятием, вздрогнул и обернулся.

— Малыш Сунь?

Ещё в Пекине, незадолго до вылета, Шаотянь вовсю потешался над Е Сю, который, похоже, держал в руках смартфон впервые в жизни. Е Сю стоически терпел насмешки, то и дело едко огрызаясь — и тогда возмущался уже Шаотянь, а затем всё повторялось. Су Мучэн наблюдала за ними с явным умилением, грызя семечки и вставляя невинные реплики, по которым, впрочем, невозможно было понять, на чьей она стороне.

Сунь Сян, заставший это представление, поразился: он, конечно, и до этого считал Е Сю ходячим ископаемым (если не принимать во внимание его навыки в «Славе», конечно), но — почти в тридцать лет не иметь смартфона? Сунь Сян тогда только фыркнул, не став влезать в перепалку, но не мог не ощутить некоторого превосходства.

И вот — пожалуйста. То самое ископаемое пытается делать селфи, хоть и неуклюже, как первоклассница. Если он ещё и блог заведёт и начнёт туда выкладывать туда фотки, Сунь Сян не готов был поручиться, что небо не упадёт на землю. Хотя бы из-за того, насколько ужасными будут эти фотки.

Сунь Сян честно попытался сдержаться, но хватило его от силы секунды на две.

— И чего смешного, — оскорбился Е Сю, — подумаешь, фотка.

— Ты… — отсмеявшись, Сунь Сян только рукой махнул. К веселью прибавилось отчаянное желание прикрыть лицо ладонью: конечно, о вкусе и чувстве стиля Е Сю можно было кое-что понять, лишь взглянув на экипировку Мрачного лорда, но что всё будет настолько плохо…

Сунь Сян, разумеется, не замедлил сообщить об этом Е Сю.

— Да ладно, — с недоверием хмыкнул тот, и Сунь Сян с каким-то удовлетворением различил в его голосе сконфуженные нотки. — Что, всё правда так ужасно?

— Представь, — назидательным тоном ответил на это Сунь Сян, — что ты вооружил Листа ручной пушкой.

Судя по всему, Е Сю собирался что-то возразить, и Сунь Сян беспощадно припечатал:

— И пошёл врукопашную.

На этот раз слов не нашлось даже у Бога Битв.

— Ракурс, — со вздохом сообщил ему Сунь Сян. — Освещение. Поза. Фон. Ты как будто специально решил сделать фото как можно безвкуснее. А чем фоткаешь, кстати? Покажи.

— Из куку, — как-то поспешно ответил Е Сю, едва не пряча телефон за спину.

— Что, хочешь кого-то этой фоткой запугать? — ухмыльнулся Сунь Сян.

Кажется, это был перебор. Е Сю напустил на себя нарочито безразличный вид, но повисшее молчание было напряжённым. Совсем так же, подумалось вдруг Сунь Сяну, как когда он забрал у Е Сю Осеннего Листа. Это был момент его торжества, когда долго не дававший ему покоя противник был повержен, и Сунь Сян не отказал себе в удовольствии немного позлорадствовать; и лишь много позже он понял, каким был болваном.

Отчего-то стало стыдно.

— Ладно, — неловко проговорил Сунь Сян, вспомнив, что он вообще-то по делу. — Давай так: ты поможешь мне с этим грёбаным чернокнижником…

Е Сю хмыкнул, впрочем, на этот раз безо всякого ехидства.

— ...а потом я расскажу тебе, как сделать по-настоящему крутую фотку.

— Идёт, малыш Сунь, — неожиданно усмехнулся Е Сю. — Уж в этом ты разбираешься точно лучше меня.

Сунь Сян нахмурился, явственно ощущая подвох, но придраться было не к чему: сказанное Е Сю было абсолютной правдой. А через пару минут он и вовсе забыл об этих словах, сосредоточившись на бое — «Слава» не терпела конкуренции, не оставляя места другим мыслям.

Лишь полчаса спустя, закончив давать наставления самому Е Сю и неспешно шагая к гостинице — ночная улица явно была лучшим фоном для селфи, чем захламлённый номер — Сунь Сян припомнил, что вначале тот пытался сделать фотку в куку, а значит, явно хотел её кому-то отправить. Кому, интересно? Су Мучэн? Может быть, родным? Или кому-то из «Счастья»? Или…

Е Сю явно хотел понравиться этому человеку, подумалось Сунь Сяну. Иначе не стал бы выслушивать его советы. Значит, это был кто-то важный. Кто-то нужный.

Собственный телефон в кармане куртки — приложение-камера с фильтрами… Нет, не так, решил Сунь Сян, и по примеру Е Сю открыл камеру прямо в кукушке. Нажал на кнопку, вовсе не думая ни о ракурсе, ни о позе, ни об освещении.
От прилетевших в ответ смайлика и сердечка за спиной словно выросли крылья. Жизнь была прекрасна и обещала стать ещё лучше.

Убирая телефон, Сунь Сян обернулся — Е Сю всё ещё стоял под фонарём в отдалении, сражаясь с камерой — и снова не сдержал смешка. Пусть Е Сю и был прославленным Богом Битв, но в искусстве селфи он полный нуб. Впрочем, эта мысль отчего-то вызывала теперь не только ощущение собственного превосходства, но и что-то подозрительно похожее на чувство ответственности. Какая бы фотка ни вышла у Е Сю, неожиданно даже для себя самого понадеялся Сунь Сян, пусть она понравится тому, кому предназначалась.

Ведь не должны же его труды пропасть даром!