Actions

Work Header

О гайдах, данжах и пасхалках

Work Text:

В ленивой тишине летнего вечера бренчание ключей и хлопок двери прозвучали особенно громко. За ними последовал мягкий шорох, какой обычно издаёт опускаемый на пол пакет, затем — щелчок выключателя. Е Сю чуть ускорил темп, заставляя своего боевого мага двигаться проворнее и резче, и кинул взгляд в угол экрана. На пятнадцать минут позже, чем ожидалось — значит, по дороге малыш Поток наверняка зашёл в макдак, хотя обычно брезговал фастфудом, называя его «холестериновой хернёй». Поступиться собственными принципами и притащить домой — Е Сю повёл носом — пару бургеров его мог заставить только особо тяжёлый день, который хотелось чем-нибудь скрасить.

Поэтому, когда пару минут спустя Боюань, легко коснувшись его плеча, остановился у него за спиной, Просвещённый лорд парой экономных движений добил последнего монстра из пака, и Е Сю, резко развернувшись, сгрёб Боюаня в охапку, уткнувшись лицом в живот. Тот застыл на пару мгновений — а затем шумно выдохнул, словно отпуская накопившееся за день напряжение.

— Все мудаки, — сообщил Е Сю, не поднимая головы, — а ты красавчик.

— Непревзойдённый, ага, — хмыкнул Боюань, ощутимо расслабляясь и рассеянно водя пальцами по его плечам. — Слушай, тут у тебя…

— Угу.

Е Сю повернулся к монитору ровно в ту секунду, когда, по его расчётам, должна была начаться следующая волна монстров, и угадал: круговой размах Просвещённого лорда прошёлся аккурат по бегущим впереди волколакам, сбивая их с ног. Боюань позади него только хмыкнул.

— И как тебе?

— Неплохо, — рассеянно отозвался Е Сю, нашаривая на столе пачку сигарет и с наслаждением закуривая. — Занятная механика на втором боссе, правда, для большинства игроков она, пожалуй, будет слишком тяжёлой…

— На форуме уже жалуются, — со вздохом признался Боюань. — Будем урезать.

— И нет, малыш Поток, над этим данжем работал не ты.

Ещё в самом начале их совместной жизни стала очевидна дилемма: работа требовала постоянного присутствия Е Сю в Пекине, Боюань же на удалёнке едва ли мог рассчитывать на хоть какой-то карьерный рост. Выход из положения нашёлся неожиданный. Боюань без особой надежды рассылал резюме на все вакансии, более или менее связанные со «Славой» (за исключением, разумеется, «Маленькой травы») — и был в равной степени изумлён и обрадован, когда его пригласили на собеседование в компанию-разработчик. Если Боюань и любил что-то сильнее, чем «Синий дождь», это, несомненно, была сама «Слава».

Поначалу, правда, его взяли тестировщиком — нудная, кропотливая работа, требующая терпения бодхисаттвы. Или Боюаня, который сражался с ней неизменно стойко и наконец некоторое время назад с гордостью объявил Е Сю, что его переводят в отдел разработки, и он будет участвовать в создании одного из данжей — маленького, на пять человек — для грядущего обновления. Е Сю искренне его поздравил, впрочем, не интересуясь подробностями.

— Что, даже не спросишь, какой из них? — не выдержал Боюань за день до начала закрытого тестирования. Участвовать в нём пригласили всего тысячу игроков, и Е Сю был в их числе.

— Зачем? — притворно удивился он. — Я и так это пойму. Ты ведь не считаешь, что я знаю тебя недостаточно хорошо?

Е Сю, по собственному мнению, мог бы писать про Боюаня гайды: что он любит, что его раздражает, на какой минуте подколок он вспыхнет, горя жаждой мщения — и многое, многое другое. Некоторые из этих гайдов вышли бы совершенно непристойными, значительная часть — совсем личными, и ни один из них Е Сю не был готов продать за все богатства этого мира.

— Уверен? — скептическим тоном спросил Боюань.

— Малыш Поток, — притворно оскорбился Е Сю, — кажется, ты меня недооцениваешь.

На лице Боюаня, к немалому удовольствию Е Сю, мелькнуло замешательство. Однако в следующий миг Боюань упрямо нахмурился, уставившись на него с вызовом.

Сейчас же, в первый день открытия новых данжей, на его лице было написано то же упрямство, однако скепсиса на этот раз значительно поубавилось.

— Так я прав? — спросил Е Сю, даже не думая скрывать самодовольство в голосе.

— Прав, прав, — вздохнул Боюань, сдаваясь. Досада на его лице, впрочем, тут же сменилась любопытством.

— Этот данж, — пояснил Е Сю в ответ на незаданный вопрос, — совсем простой. Не в прохождении, конечно, но — схема, механики. Сам понимаешь.

Боюань кивнул.

— При этом сделано всё отлично. Классический данж, как по учебнику. Даже квест здесь, — Е Сю, не прекращая кромсать лезшую из каждого угла нечисть, кинул взгляд на трекер, — проще не придумаешь: собрать десять шкур и убить вожака стаи. Ни за что не поверю, что ты не придумал бы чего-нибудь поинтереснее.

— Это только первый данж. Впереди ещё четыре, — помолчав, хмуро отозвался Боюань. — Не радуйся раньше времени.

***

— Ледяной грот, — вслух прочитал Е Сю. — Звучит интересно.

Лицо Боюаня осталось абсолютно бесстрастным.

— Ты ведь по-прежнему любишь «Синий ручей», правда, малыш Поток? Взять хотя бы ник твоего последнего персонажа.

— Да ну тебя, — беззлобно проворчал Боюань, слегка пихнув Е Сю в бок. Тот лишь хмыкнул, принимая приглашение в случайную группу.

Новый данж оказался огромной, сверкающей пещерой, населённой ледяными призраками — шустрыми, зубастыми тварями, которые, игнорируя танка, немедленно кинулись к растерявшемуся священнику. Боевой маг Е Сю поспешил на помощь, и группе удалось обойтись без потерь, попутно выяснив, что призраки были устойчивы к оглушению и сбиванию с ног, а ещё — что пол, оправдывая название данжа, напоминал настоящий каток, и управлять персонажами на нём оказалось куда сложнее, чем обычно.

— Твою мать, — выразил общую мысль ассассин, когда первая группа монстров была повержена. — Какой извращенец это придумал?

Е Сю покосился на Боюаня — тот изо всех сил старался казаться невозмутимым, однако уголки его губ едва заметно подрагивали.

С горем пополам группа двинулась дальше, постепенно приспосабливаясь к предательскому скольжению и атакуя всё увереннее. Закончилось это тем, что ассассин, дурачась, по-ребячески разбежался и проехался по полу пещеры, врезавшись в ледяную колонну. В следующую секунду колонна ожила, поднялась, отряхнулась, подняв в воздух крохотные крупицы снега, и кинулась на оторопевших игроков.

«Поздравляем, — издевательски мигнуло системное сообщение. — Вам встретился скрытый босс Ледяного грота: Ледяной голем!»

В поднявшейся суматохе даже Е Сю пришлось приложить немало усилий, чтобы спасти их группу от вайпа. Ассассину, впрочем, выжить не удалось: первым же ударом ледяная громадина сбила его с ног, снеся почти четверть здоровья и оглушив. Подняться ему уже не удалось.

— Вот идиот, — ругнулся рыцарь, сортируя лут. — Нашёл место хернёй страдать… Это ведь был ласт, да? Но я что-то не вижу системного сообщения. Баг?

— Наверное, баг, — согласился священник, озираясь по сторонам. — Идти отсюда некуда.

Пока они переговаривались, Е Сю не спеша двигал мышкой, сосредоточенно осматривая пещеру, а затем вдруг вспрыгнул на ближайший уступ, припорошенный тонким слоем снега.

«Сюда», — скомандовал он в чат.

Уступы, как оказалось, были коварны: снег прикрывал лишь десяток самых нижних, дальше же всё было покрыто такой же тонкой коркой льда.

— Осторожно! — не выдержал Боюань, когда Просвещённый лорд, проскользив чуть дальше, чем рассчитывал Е Сю, замер на самом краю скалы.

— Не переживай так, малыш Поток, — усмехнулся Е Сю, разворачивая боевого мага и готовясь к новому прыжку. — На самом деле, мне даже нравится. Смотри, покажу класс.

— Блядь!

То, что персонаж Е Сю не рухнул в пропасть после очередного безрассудного прыжка, пожалуй, можно было назвать чудом. Е Сю же, замерев у обрыва, опустил камеру вниз, где уже довольно далеко внизу поблёскивали в полумраке останки голема.

— Посмотри сам. Тут ведь не так уж высоко. Я, наверное, даже не умру, если вдруг сорвусь вниз. Нечего бояться, правда?

Боюань смолчал, глядя на Е Сю недобрым взглядом. Тот победно ухмыльнулся: он отлично помнил, как в прошлом году, во время поездки в Токио и экскурсии на Скай-Три, Боюань наотрез отказался вставать на площадку с прозрачным полом, а позже, сгорая от стыда, признался, что боится высоты.

Поднимаясь на вершину в гордом одиночестве — другие игроки с проклятьями попадали вниз один за другим, и выяснилось, что падение всё-таки смертельно — Е Сю милосердно не стал упоминать об их маленьком споре. А запрыгнув на последний уступ, отвернулся от монитора, оставив замершего боевого мага в гордом одиночестве, и притянул Боюаня в поцелуй.

Прохождение он закончит как-нибудь в другой раз.

***

Утром, с неохотой открыв глаза, Е Сю обнаружил, что Боюань ещё не проснулся. Спал он настолько безмятежно, что будить его совершенно не хотелось. Но и уходить из спальни не было желания, и Е Сю, поколебавшись, сходил за ноутбуком, подключив к нему специальный картридер. Ему на самом деле было любопытно взглянуть на остальные данжи.

По правде говоря, Е Сю не был так уж уверен, что ему удастся выиграть их очередное дурацкое пари. В конце концов, над каждым из данжей работал не один человек, сценарии и техзадания неоднократно редактировались и утверждались заново, и в итоговой версии могло не остаться ничего, что могло бы дать хоть малейший намёк — даже такому внимательному игроку, каким был Е Сю. Однако просто так сдаваться он не собирался. Вероятно, со смешком сам себе признался Е Сю, упрямство было заразно.

Названия трёх оставшихся данжей, впрочем, не говорили ему ровным счётом ничего. Никакой связи ни с «Ручьём», ни со «Счастьем» — хотя, скажи он это Боюаню, тот поднял бы его на смех, заявив, что до детища Е Сю ему нет ровно никакого дела. Е Сю, возможно, даже бы ему поверил. Если бы как-то не увидел у Боюаня карту аккаунта с полустёртой уже подписью «Несравненная краса» – очевидно, тот выкупил её у клуба, когда увольнялся.

Не желая гадать, Е Сю наугад ткнул в название данжа и встал в очередь для случайной группы.

Боюань был сентиментален и неизменен в своих привязанностях. Он любил играть мечником — и Е Сю удалось различить знакомую цепочку скиллов, которую обрушил на него первый босс. «Не так, малыш Поток. "Тройной разрез" чуть раньше, ты нарушаешь ритм, а "Рисунок мечом" здесь вообще не нужен, лучше простой удар, иначе уходит слишком много маны». Боюаню нравилось море, к которому он в Гуанчжоу привык с детства — и с каждым шагом Просвещённого лорда в наушниках всё явственнее звучал шум волн. Вот водные битвы Боюань не любил, с сомнением припомнил Е Сю. Или же у него всё-таки и с ними были хорошие ассоциации?

Финальный же босс оказался водным драконом со сверкающей на солнце чешуёй, дремавшим в прибрежных волнах. Определить его класс с первого взгляда Е Сю затруднялся. Когда группа осторожно подошла поближе, он лениво шевельнул хвостом — и вдруг открыл глаза и, расправив крылья, неспешно, словно демонстрируя врагам свою мощь, гордо поднял голову.

Е Сю, усмехнувшись, направил боевого мага в атаку.

***

— Малыш Поток, нельзя быть таким предсказуемым.

— А?

Сонный и донельзя довольный Боюань, вцепившийся в кружку с кофе как в карту аккаунта лидера гильдии, насторожился. Е Сю с удовольствием понаблюдал за чередой его эмоций: умиротворение и остатки дрёмы ещё не успели окончательно пропасть с лица Боюаня, но к ним уже прибавилась подозрительность, а спустя пару мгновений осознания — смирение.

— Скрытое ущелье. Нет, ты правда думал, что я не догадаюсь?

— Между прочим, — вздохнул Боюань, делая последний глоток и отставляя кружку на прикроватный столик, — в Туманной долине ласта тоже сделали драконом. И вообще, руководитель той группы большой поклонник «Счастья» и вдохновлялся твоей историей. Я думал, что, может быть, ты…

— Я просто ещё не дошёл до этого данжа, — признался Е Сю. — Выбрал Скрытое ущелье наугад.

— Нечестно! — возмутился Боюань. — Пари не считается!

— Какой ты бессовестный, малыш Поток. А ведь я всё-таки победил.

— Тебе просто повезло!

— Везение — тоже скилл.

Боюань возмущённо вскинулся, но крыть ему, очевидно, было нечем — а в следующий миг улыбнулся, словно о чём-то вспомнив.

— А пасхалку ты нашёл?

— Пасхалку? — с интересом переспросил Е Сю.

— Ага, — с довольным видом кивнул Боюань. — Или ты думал, что я совсем не смогу тебя удивить?

Е Сю улыбнулся. Кажется, этот данж он сегодня перепройдёт снова. А потом ещё раз, и ещё.

Хотя он и знал Боюаня настолько хорошо, что мог бы писать про него гайды — которые, впрочим, были бы рассчитаны на него одного — тот и правда не переставал его удивлять, вновь и вновь открываясь для него с неожиданых сторон, становясь всё ближе, всё нужнее. Через год, через пару лет, и через десять лет.

Всегда.