Actions

Work Header

Похмелье

Work Text:

Телефонный звонок с утра — всегда неприятная неожиданность. Особенно с похмелья. Чачамару выпростал руку из-под одеяла и, не открывая глаз, пошарил по полу рядом с футоном. Он точно помнил, что дьявольская звонилка стояла где-то тут. Он именно об нее вчера споткнулся, а такое не забудешь. «Алло?» — прохрипел он в трубку. В трубке заговорил женский голос. Чачамару потребовалось несколько минут, чтобы осознать, что это голос его матери. Она всегда звонила с утра — когда нормальные люди садились обедать.

Рядом на футоне зашевелился Тошио, приоткрыл один глаз и пробормотал что-то насчет любителей громко разговаривать. Чачамару пожал плечами и продолжил отчитываться. Да, он сыт. И трезв. Всегда. Он вообще не пьет. И не курит. Особенно не курит Camel. И в квартире у них порядок. Да-да. Он прекрасно понимал, что она не верит ни единому слову, но перестать играть в эту игру не мог. Закончив разговор, Чачамару попытался снова заснуть, но не получилось.

Тошио стал требовать завтрак — раз уж его разбудили, пусть хоть кормят. Готовить ему, конечно, никто не собирался. Но не покачать права не мог. Чачамару тоже почувствовал голод и предложил добраться до холодильника. Там точно что-то оставалось. К сожалению, чем-то оказалась всего-навсего бутылка портвейна. Початая и почти нетронутая, потому что портвейн был паршивый — даже для них. «Придется идти в магазин», — резюмировал Чачамару. Ему не хотелось идти одному, Тошио тоже. Сошлись на том, чтобы пойти вместе.

На улице вовсю разгулялась весна. Птицы, сакура, солнце, девушки в легких платьях — все как положено. Даже похмелье не казалось уже таким тяжелым. Но поправиться все-таки надо было. Взяли портвейна. Другого. А тем, что стоял в холодильнике, решили как-нибудь попробовать потравить тараканов. Хоть что-то же должно было их взять… Тошио развеселился. Он что-то напевал и пританцовывал, размахивая пакетом. Чачамару глядел на него и улыбался, подпевал и тоже пытался танцевать. Погода была хороша, настроение тоже. Когда тебе двадцать, даже купленный на последние деньги портвейн — это праздник.

Очень хрупкий праздник.

Тошио задел пакетом столб. Звон стекла и отборный кансайский мат заглушили на пару минут птиц, голоса прохожих и шум от машин. «И? — спросил Чачамару, оправившись от первого потрясения. — Что с твоими кривыми руками делать? Где еще бутылку найдем? Денег нет…» Тошио виновато пробормотал что-то. Вздохнул, печально глядя на темную лужу. Подумал немного и сказал: «Пошли за гитарой… Может, что обломится…»